Дмитрий Маликов: «Интересно всё потрогать в этой жизни!»

Беседа в преддверии юбилейного концерта.

Народный артист России, певец, музыкант и композитор Дмитрий Маликов рассказал екатеринбургским журналистам о роли классической музыки в его жизни, об отношении к российской «попсе» и анти-гламурной тактике воспитания дочки Стефании.

—Какую роль в вашей жизни играет классическая музыка?
—Классической музыки очень много в моей жизни. Суть в том, что я очень люблю слушать классическую музыку. Безусловно, в первую очередь, классическую фортепьянную русскую школу. Для меня непревзойдённым, конечно, является Рихтер. Из современных пианистов я очень люблю Радика Гаврилова, люблю Кисина — гениальный музыкант, я считаю! Из западных — Глен Гульт, Бах — это что-то божественное! Горовец, конечно же — он такой очень юркий, лёгкий, с юмором. В общем, много времени, и сил, и души отняла классическая музыка. И, я надеюсь, что это приносит, и будет приносить свои плоды. На концерт я привез струнный квартет. Мы сыграем Чайковского практически в оригинале, но всё же лёгкая обработка, конечно, будет, потому что не хватает мощи: четыре человека не смогут сыграть как симфонический оркестр.

—То есть вы больше к классике тяготеете, а не к современной академической музыке?
—Дело в том, что современная музыка для меня — она больше в рок-музыке, в поп-музыке. Но я люблю. У меня с Шостаковичем отношения более-менее — пять его симфоний мы играем, я дирижирую. Я дирижирую! Я буду дирижировать несколько номеров. Хоть я раньше не занимался дирижированием, но в последние два года я беру уроки дирижирования. Сейчас я понимаю таких исполнителей, как Спиваков, который в последнее время очень много занимается дирижированием. Когда ты встаёшь к симфоническому оркестру — то ты как полководец. То есть когда у тебя свой инструмент — скрипка, рояль — ты один на один. А когда у тебя оркестр, ты можешь эти дивизии, эти полки двигать куда-то, направлять вперёд, назад, темп задавать. Это действительно очень увлекательно!

—У нас вчера как раз Владимир Спиваков был, и на трассе застрял автобус с инструментами. В итоге концерт задержался. Вы не боитесь такой ответственности, что из-за организационных неурядиц может концерт задержаться?
—Боюсь!

—Как у дирижера, какие у вас складываются отношения с оркестром?
—Дирижёр должен быть очень авторитетным человеком, чтобы тебя слушались. Но это уже харизма личная.

—Вы на эстраде один из немногих с музыкальным образованием. Есть вещи на нашей эстраде, которые вас, если говорить откровенно, раздражают?
—Я стараюсь гасить в себе эти эмоции, потому что они не конструктивны. Безусловно, как у любого человека тонкой организации, какие-то вещи смущают, выводят из себя, раздражают. Но, с другой стороны, я отношусь снисходительно ко всем проявлениям. Особенно в нашей стране. Особенно в нашей поп-музыке. Потому что, в конце концов, популярная музыка обслуживает вкусы людей. Каждый на своём месте должен делать мир немножко лучше. Если, например, какой-то исполнитель своими простыми песнями и незатейливыми словами доставляет удовольствие и счастье людям — он делает мир немножко лучше. Потому что люди от него получают замечательные эмоции. Ну и слава Богу! Я никогда не буду критиковать. Не хочу говорить фамилии, но сейчас есть ряд артистов, которые очень популярны и к ним наше эстрадное сообщество относится как-то очень настороженно. Наверно тут, всё-таки, чувство зависти больше. Я, напротив, пытаюсь разобраться, что же в этих артистах есть такого, что трогает души людей. Понять это и порадоваться вместе. Просто плохо, когда всё очень однобоко, когда есть только такое направление и больше ничего. А когда есть Спиваков, когда есть джазовая музыка, когда есть театры — это хорошо. Потому что должен быть выбор у человека. Иногда тянет вот к шансону. Понятно, значит, надо чуть-чуть корректировать. Песня «С днём рождения, мама» — это тоже шансон. Но только песня лирическая, с проникновенными словами. У нас просто немножко не так смысл слова «шансон» понимают. 

—Вы упомянули про театр и музыку. В последнее время у вас были какие-то открытия в культурном плане?
—Я вообще живопись очень люблю. Кое-что понимаю, кое-что собираю. Сейчас в Третьяковке идёт две выставки очень хороших художников. Одна — Марианна Верёвкина. Это подруга и ученица художника Алексея Явленского, замечательная художница, предтеча нашего авангарда, которая эмигрировала вместе с ним в Германию. Вторая выставка — большая ретроспективная выставка Петра Кончаловского. Я очень люблю художественное объединение «Бубновый Валет», одной и ключевых фигур которого был Пётр Петрович. Выставка современного искусства «Арт-Москва» мне понравилась. В театре давно не был — не совпадает по расписанию. Хотя есть ряд постановок, которые просто необходимо посетить.

—А на концерты коллег ходите?
—В основном на иностранцев приходится ходить. Есть такой выдающийся гитарист Томми Эммануэль. Виртуоз! Он один работает. В Доме музыки я ходил на его концерт. Это потрясающе! Человек один, с гитарой — правда, она там у него через специальные процессоры подключена — удивительный просто концерт! Есть чему поучиться, на самом деле. Моя мечта — выходить одному на сцену: человек, рояль и всё.

—У вас же так было.
—Нет, я всегда с музыкантами. С оркестром. Просто это так всё спрятано было. Была такая комната в декорациях, они сидели в нише и в какой-то определённый момент ниши зажигались, и музыкантов было видно.

—Вы действительно работали в своё время с Сергеем Лемохом и Богданом Титомиром («Кар-Мэн»)?
—Ну да.

—С вашей тонкой душевной организацией?! Сейчас вы как-то поддерживаете отношения?
—Они пропали оба. Один вообще не знаю где. По-моему, выглядит так же и делает всё то же самое, что и 20 лет назад. А Титомир ведёт такой светский, гламурный, клубный образ жизни. Я в клубах редко бываю вообще. Ну, бываю там раз в три-четыре месяца, по случаю с друзьями или по настроению. Но это не является образом моей жизни. Поэтому что происходит в творчестве у Титомира, я не знаю просто. Его место, по-моему, прочно занял Тимати. Я на Тимати подписан в «Твиттере», и поэтому я знаю, что происходит с ним в жизни. Она у него тоже насыщенная, он много работает. Такой активный парень, на мой взгляд, талантливый.

—Почему вы решили заняться продюсерской деятельностью? Из чисто прагматических соображений или это для вас новое поле творчества?
—Интересно всё потрогать в этой жизни. В случае с группой «PLAZMA» — это был проект коммерческий. Он был успешен. Но не то чтобы я заработал миллионы на нём. Но, по крайней мере, наше сотрудничество продлилось пять лет. В работе мы были довольны друг другом. Просто потом они большие стали – они почти мои ровесники, на пару лет меня младше. Когда ребятам за 35, понятно, что им хочется самостоятельности — творческой, финансовой, человеческой. И я понял всё это и просто их отпустил. Несмотря на то, что кто-то где-то меня подзуживал, что вот, надо судиться, что они там это, они там то. Но я принял решению отпустить их с миром, потому что, в конце концов, я просто посчитал, что это будет правильно, справедливо. Тонны стихов и песен приходят на мои ящики почтовые, и на сайт официальный, и везде. Но очень мало талантливого. То есть это искренние, добрые стихи, но они мало имеют отношение к песне. Сначала я пишу мелодию, потом я работаю с поэтами.  Редко когда появляются готовые стихи, на которые хочется написать музыку. Тем не менее, можно всё равно упустить какой-то талант, а не упускать его не хочется. Не с целью какого-то специального заработка или ещё чего-то, а просто чтобы реальный талант заметить и поддержать. Потому что люди талантливые, как правило, ранимы. Помимо профессиональной деятельности, есть огромное поле благотворительной деятельности, просто помощи людям. Не в творчестве, а любого рода помощь: купить что-то в детский дом или  встретиться с детьми. Мне много пишут людей с физическими недостатками. Это особая категория людей, которым мы годами помогаем. Кому-то купили тренажёр для развития опорно-двигательной системы. Кого-то мы просто поздравляем: вышел новый альбом — отправили посылочкой.

—А с фондами сотрудничать не думали?
—Во-первых, у всех фондов полно своих таких писем — у реальных. А не реальные нам не нужны. Во-вторых, надо этот момент как-то регулировать. Например, сотрудничать с фондом плотно, то есть объединять усилия. Есть ряд фондов и коммерческих структур, с которыми мы ряд каких-то разовых акций делаем. Это такое дело, от которого нельзя открещиваться. Надо как-то самому всё это контролировать. Я часто думаю, почему рождаются люди абсолютно нормальных умственных способностей, с хорошими и добрыми душами, но в таком неполноценном теле. Почему такое? Нет ответа. И никто этого точно не знает, но это очень тяжело.

—Как поживает ваша дочь Стефания? Какие у неё отношения с музыкой?
—Дочка хорошо поживает. Она не очень тяготеет к музыке. Но это не проблема. Ей очень нравится рисовать, ей нравится танцевать. Ей нравится, в принципе, учить какие-то языки. Она французским языком занимается, английским. Но я её всё время настраиваю на анти-гламур: чтобы она по-настоящему занималась чем-то очень серьёзным. Чтобы она из себя что-то представляла, а не была просто дочкой Маликова и красивой, — тьфу, тьфу, тьфу — надеюсь, девочкой. Просто чтобы она была Личностью. Это самое важное.

—А как с музыкальным образованием обстоят дела?
—Ходит к ней преподаватель. У меня жена всё время говорит: «Ну, сядь, посиди с ребёнком, поучи её!» Я говорю Стефании: «Давай сядем, я тебе сейчас покажу, как надо». А она «Нет! Я тебе покажу!» И давай меня учить. Она борец. Очень твёрдый, сильный характер у неё.

—Какие-то истории связывают вас с Екатеринбургом?
—Екатеринбург — город с такими сильными культурными традициями. Я недавно виделся с Шахриным, который здесь живёт. Это было летом, в августе. Я с ним не был знаком и познакомился, мы поговорили, у нас был совместный концерт в Питере. Он рассказывал про такую трогательную любовь к своему городу — Екатеринбургу. Что здесь его дом, родина, что отсюда он никуда не хочет уезжать, разве что в любые точки на гастроли, и всё. Я, когда сегодня ехал по городу, об этом вспомнил. И действительно подумал, что Екатеринбург не производит впечатление провинциального города, на самом деле. Другие города — они да, более маленькие. Замечательно здесь, столько небоскрёбов! Я последний раз был здесь года два с половиной назад на открытии большого автомобильного центра и презентации нового автомобиля. Меня пригласили, чтобы я исполнил свою композицию «Барабаны судьбы». Они под неё придумали целую театрализованную постановку, чтобы машина там открывалась, туда-сюда, взрывалась! То ли я по центральным улицам не ездил, я не помню, но это лето было… Сейчас я приехал — такое впечатление! Гостиница потрясающая — «Хайятт!. Шикарно так всё. Сильное производит впечатление Екатеринбург.

ФОТОинтервью с Дмитрием Маликовым смотрите здесь.

Просмотров: 2153

Автор: Подготовила Ирина ШАМСУДИНОВА, фото — Александр МАМАЕВ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анастасия Скорина, студент-метеоролог:

«Сделайте так, чтобы у вас в доме всегда была приятная погода»

четверг, 28 мая

Сегодня

+17
+17
+25
+25
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 16:38

На Среднем Урале нашли способ борьбы со стихийными автовокзалами

Заказным автобусам нельзя будет ездить с одного и того же места чаще трех раз в месяц.

Сегодня в 16:04

Евгений Куйвашев показал семью, которая лечится от COVID-19

Отец вынужден сам справляться с двумя детьми.

Сегодня в 14:59

Под Сысертью в Исети массово гибнет рыба

Прокуратура проводит проверку.

Сегодня в 14:47

Региональная Госинспекция труда проверит склад «Красное и Белое» в Екатеринбурге

Ранее свою проверку провела областная прокуратура.