«Не хотим играть с тобой». Спор по «Голубому щенку» переместился в зал суда

Через час Октябрьский районный суд Екатеринбурга оценит высказывание Александра Новикова о мюзикле «Голубой Щенок».

—Весь животный мир собрался,— приветствует бывших работников Театра эстрады его худрук Александр Новиков. По коридору Октябрьского районного суда высоченный шансонье вышагивает в строгом синем костюме.

Двухлетие мог бы отметить на днях детский спектакль «Голубой щенок», если бы не экспрессивный Новиков, с момента заступления которого на пост худрука Театра эстрады 24 июня прошлого года начались скандалы. Первым шагом нового худрука стала отмена детского балета-мюзикла «Голубой щенок» и реплика, что спектакль — «карикатура с намеком на педофилию, не соответствующую сегодняшним реалиям и представлениям, хотя бы из-за названия». Что Александр Васильевич — мэтр крепкого словца, знали все. Но господин худрук пошел дальше, лирично назвав «Щенка» «дешевым балаганом» и «самодеятельным педофильником».

Не менее эмоциональная и творческая постановщица спектакля Марина Головина (в этом мы убедились на суде Родин—Театр эстрады), подала на Новикова иск в суд о защите чести и достоинства, требуя миллион рублей компенсации морального вреда.  

—Этими оскорблениями мне растоптали всю честь и достоинство,— через щель в двери зала суда видно, как черной лебедью смотрит на обидчика осанистая Головина.— Ситуация, конечно, парадоксальная.

В коридоре у окна топчутся свидетельницы Головиной: Любовь Гусева, бабушка «Голубого щенка» — Саши Коротаевой, и Ирина Юзбашева, мама девочки, которая выступала в балете. Вызов это или случайность, молодая бабуля Люба одета в ярко голубую кофту.

—В спектакль вложено много времени и энергии,— говорит она мне.— Мою внучку высоко вознесли и больно уронили. Новикову нужно было поделикатнее относиться к ребенку. Мог бы придумать другую причину закрытия мюзикла.

—Это был самый крупный спектакль театра — сорок детей,— добавляет Ирина Юзбашева.— Театр эстрады нас сплотил, мы дружили семьями. Теперь детки разбежались по ведущим коллективам. Моя дочка выступает в «Цветах Урала».

—А Саша занимается в гимназическом кружке,— перебивает Любовь Гусева,— и занимается фигурным катанием. Мы оградили детей от слов «педофилия», «гомоэротика». Они дики даже мне, не то что ребенку.

Мамочка и бабушка вспоминают, как на их кровинушек ходили целыми классами, из области приезжали автобусы. В прошлом году в апреле была конференция работников культуры и искусства Свердловской области. В качестве творческого подарка выбрали «Голубого щенка». Радостно аплодировал и министр культуры Бадаев…

В другой стороне коридора восседают менеджеры Театра эстрады, шеи которых перевязаны пестрыми шарфиками.

—Мы люди мирные,— говорит директор театра Максим Лебедев.— На нас вылили ушат грязи, поэтому мы приняли вызов.

По его словам, «Голубой щенок» имел низкие кассовые сборы, плохо посещался, поэтому его закрыли.

—Тем более, спектакль морально устарел,— говорит первый заместитель Лебедева Вадим Егоров.— Сейчас масса других спектаклей, которые можно поставить.

—В «Голубом щенке» есть элементы пропаганды педофилии,— продолжает Максим Лебедев.— Дети, игравшие в нем, привыкают к тому, что можно получить ласку от взрослого, посидеть у него на коленках. Происходит подмена понятий. Мы не хотим портить детей.

—Что вы говорите?— парируют мамочки-бабушки.— Танцевать в «Голубом щенке» вместе с именитыми, взрослыми артистами было престижно. Конечно, кое-где взрослые касались детей. Но это же балет!

—Каков бы ни был вердикт, мюзикл уже не собрать,— говорит экс-директор Театра эстрады Николай Головин, который его для себя «похоронил».— Это Новиков мне мстит, что отказал ему в концерте год назад. Отрывается на моей жене!

—Будьте спокойнее,— Максим Лебедев — сама невозмутимость.

—Вы лучше заплатите деньги сотрудникам театра,— отвечает Головин.

«Голубой, голубой, не хотим играть с тобой» и «Ах, зачем я голубой» — фразы вовсе не о гомосексуалистах, а о терпимости (которой так не хватает обоим сторонам спора). По крайней мере, все так думали в 1986 году, когда появился красочный мультик про дружбу Моряка и Щенка, злодеев Черного Кота и Рыбу-Пилу. Видимо, к десятым годам XXI века мы сильно испортились. Через час судья вынесет свой вердикт. Независимо от решения, спор о «Голубом щенке» должен проходить не в суде, а в кругах культурных. Борьба идет не в суде, а в головах и душах людей.

ФОТОрепортаж из зала суда смотрите здесь.

Просмотров: 1896

Автор: Иван НЕКРАСОВ, фото — Донат СОРОКИН

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анастасия Амерханова, волонтер «Силы Урала»:

«Самоизоляция – это прекрасное время попробовать себя в чем-то новом».

среда, 27 мая

Сегодня

+17
+17
+25
+25
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 14:16

В Академическом заложили капсулу времени с посланием к уральцам будущего

В мероприятии принял участие глава Екатеринбурга Александр Высокинский.

Сегодня в 13:41

Как митрополит Кирилл отстранил схиигумена Сергия от священнослужения

Аргументация с отсылкой к Евангелию.

Сегодня в 13:32

Городские службы начали украшать Екатеринбург цветами

Из-за суровой уральской погоды растения выбрали морозоусточивые.