Федор Бондарчук: если на одну чашу весов положить бизнес, а на другую — кинематограф, то я бы выбрал кинематограф

Интервью с режиссером, актером, владельцем ресторана-пиццерии PAPARAZZI в ТиДЦ «Европа».

Федор Бондарчук является символом современного российского кинематографа и насыщенной столичной светской жизни. Но, несмотря на все свои профессиональные достижения, он искренне уверен, что лучшие работы, самые знаменательные события и, конечно, «Оскар» — у него еще впереди.

О кинематографе, бизнесе, кризисе и даже о путче — в интервью с режиссером, актером, владельцем ресторана-пиццерии PAPARAZZI в ТиДЦ «Европа». http://www.evropa-center.ru/interview/13/

—Как ты считаешь, кино на сегодняшний момент — больше бизнес или искусство?

—Искусство. Искусство по-хорошему одержимых людей, перфекционистов, которые только этим и живут. Кинематографисты часто задумываются о том, как хотя бы «в ноль» выходить со своими картинами, весьма крупные компании проводят настоящие исследования. Говоря о том, что режиссеры хотят, чтобы их кино было прибыльным, я имею в виду не только мейнстрим, но и арт-хаус, который сегодня становится так называемым арт-стримом. Это то, чем занимается София Коппола, чем занимается Вуди Аллен, собирая миллионы долларов. Есть определенная экономическая модель, которая, может быть, не сегодня и не завтра — но обязательно заработает. И в России я сейчас пытаюсь это развивать. Но я это делаю, скорее, для себя, потому что мне это интересно и потому что кино для меня — самое главное в жизни. Только такие люди и выживают в этой индустрии, могут долго в ней существовать. Кинематограф может быть бизнесом, когда «большие взрослые дяди» поддерживают его государственными деньгами, но сегодня это бывает не так уж часто.

—Ты сам сегодня больше бизнесмен, режиссер, актер, продюсер или политик?

—Я совсем не политик, и политика меня не интересует. Я не занимаюсь законами, не сижу в парламенте и не выступаю с трибуны. И потом, сама форма политической жизни мне совершенно не нравится. По-моему, все это отвратительно. Должны быть люди, которые этим занимаются, но факт в том, что я не вхожу в их число. Поэтому я в первую очередь кинематографист, а потом уже все остальное по списку. Вот, к примеру, Джеймса Кэмерона ты кем назовешь? Бизнесменом или творческим человеком? Человек ведь реально винты закручивает в гайки 3D-камеры, сидит с чертежами — он кто? А миллиардер Майкл Бей, который снимает «Трансформеров» и получает двадцать процентов с продажи каждой игрушки-трансформера, — он кинематографист или бизнесмен? Точно не кинематографист.

—Почему? И кинематографист, и в первую очередь бизнесмен.

—Ну, не знаю. Если бы мне на одну чашу весов положили бизнес, а на другую — кинематограф, я бы выбрал кинематограф.

—А что тебе сегодня доставляет удовольствие, вдохновение, что заставляет двигаться дальше?

—Возраст и тот путь, который я уже прошел. Мне сорок три, и мне кажется, что только в сорок пять начнется реальная жизнь. А ведь для этого надо было пройти достаточно сложный путь. Поэтому я, не раздумывая, повторил бы те двести двадцать два съемочных дня «Обитаемого острова» и все сложности в работе, которые были связаны с нашей страной. Ведь если вспомнить все, что мы в свое время прошли! Это сейчас кажется, что будто бы и не было рэкета повсеместного, бандитизма такого, что просто опасно было существовать, не было ситуации, при которой невозможно было работать и зарабатывать на хлеб. А я вот помню, что сто долларов — это были большие деньги. Помню, когда у меня родился ребенок, Антон Табаков приносил мне просроченный йогурт: для нас день просрочки был совершенно смешным сроком. Те, кто все это пережил, — это люди такие, из «железа и металлоконструкций». Надо было прожить три кризиса, два путча и страну, которая переходила к рыночной экономике со всеми прилагающимися дополнительными радостями, чтобы научиться ценить то, что имеешь.

—Во что ты веришь?

—В Бога верю. И все.

—Ты сам смотришь какое-то кино, правильное?

—Я все смотрю.

—Из последнего что оставило след?

—«Социальная сеть», «Король говорит» и мой дружбан Аронофски, конечно, — его «Черный лебедь». Но ты знаешь, до меня тут долетел фильм Василия Сигарева «Волчок». Господи, боже мой! Фильм трехлетней давности, а меня просто выбило из жизни на неделю точно, я ходил под большим впечатлением.

—Чего ты никогда не простишь другому человеку?

—Не прощу такой, знаешь, змеиной зависти, которая порождает перечень негативных чувств. Простить я могу все, смотрите выше: я верующий человек, я прощаю. Пытаюсь простить.

—Что для тебя недопустимо для достижения каких-то целей?

—Я никого и никогда не предавал, никого никогда не обманывал, не брал чужого. Всегда говорю правду — ну, во всяком случае, последние лет десять я вообще не вру. Это принцип моей жизни, я не могу позволить себе такую роскошь.

—А детям своим чего ты никогда не позволишь?

—Ой, да много чего. Я их пытаюсь держать в черном теле. Мне вспоминается одна история из моего детства: мы сидели на даче, по телевизору показывали какую-то юмористическую советскую программу, и я позволил себе прокомментировать артиста, ну явно плохого, — и сразу же получил «по мозгам» от папы. Он мне сказал: «Кто ты такой, чтобы комментировать работу своих коллег?» Уважение к профессии у своих детей я тоже воспитываю.

—Ты ощущаешь себя звездой?

—Да.

—Мне нравится такая откровенность, потому что очень многие известные люди говорят «Да что вы, я обычный человек из плоти и крови».

—Какой же я обычный человек, если мне по улице нельзя пройти?!

—А чего ты еще не сделал в своей жизни? Чего бы еще хотел?

—Детей не всех еще родил.

—То есть тебе не хватает только детей?

—Нет, ну это первое. А потом, я еще не снял своего фильма, «Оскар» не получил, роли своей еще не сыграл. В этом году я в первый раз за всю мою небольшую актерскую карьеру могу себя немножко похвалить.

—За какие роли?

—За «Шпионский роман» по Акунину, за «Белую гвардию» по Булгакову и за роль у Дуни Смирновой с Ксенией Раппопорт в картине «Два дня».

—Я знаю, что ты такой «очень русский» человек, очень патриотичный. На сегодняшний момент «жить по-русски» для тебя — это как?

—В этой теме у меня все крутится вокруг религии, и воспитание у меня религиозное, от бабушки. Это мне во многом помогает, у меня все просто и понятно, не надо метаться в бесконечных поисках. Там ведь уже все написано! И хотя бы пытаться жить по этим законам — уже хорошо.

Просмотров: 1281

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Руководитель beauty-сети Алия Масагутова:

«Независимо от погоды оставайтесь красивыми и украшайте этот мир»

четверг, 17 октября

Сегодня

+1
+1
+3
+3
Днем
0
0
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 10:01

Банки начнут оказывать госуслуги россиянам

Пилотный проект старьует уже в 2020 году

Сегодня в 09:57

Убийцам Ксении Каторгиной избирают меру пресечения

Им грозит пожизненное лишение свободы.

Сегодня в 09:45

Десятиметровым сердцем из студентов в УрФУ запустит обратный отсчет до 100-летия

18 октября университет отметит 99-й день рождения.

Сегодня в 09:34

УГМК стартовала в Евролиге с победы над бельгийским клубом «Касторс Брэйн»

«Лисица» Мария Вадеева отметилась дабл-даблом.