Екатеринбург ждет триумфальное возвращение «Отелло»

После 30-летнего перерыва свердловский зритель вновь увидит оперу Джузеппе Верди.

Корреспондентам JustMedia выпала уникальная возможность побывать в рабочей части Екатеринбургского театра оперы и балета — месте, где не ступала нога свердловского зрителя. Только сегодня и только на час театр распахнул перед гостями закулисье и провел по цехам, в которых кипит работа над созданием оперы Джузеппе Верди «Отелло».

 

На сцене Екатеринбургского театра эта опера не шла более 30 лет. Поэтому в преддверии 200-летнего юбилея со дня рождения великого итальянского композитора оперный театр взял на себя ответственность поставить одно из самых сложных, но вместе с тем одно из самых успешных творений Верди.

 

«Отелло» собирают по частям

 

JustMedia попадает в Екатеринбургский театр оперы и балета не совсем обычным путем — через служебный вход. Минуя череду узких театральных коридоров, оказываемся в поделочном цехе. Здесь изготавливают декорации.

 

Так выглядит макет декораций к опере «Отелло»

До гостей доносятся звуки музыки, льющейся из колонок небольшого магнитофона. В воздухе пахнет древесиной. В помещении множество станков и приборов, а для каждого инструмента предусмотрен свой ящичек в старых, подписанных фломастерами, столешницах. Здесь хранятся иголки и кольца, а тут пластины и стаканы. У каждой полезной вещицы свое место.

 

В центре красуются огромные деревянные декорации. В цехе работают над созданием двух жестких занавесов, так называемых белого и черного, которые достигнут 15 метров в ширину и 8,5 метра в высоту. По задумке режиссера, данные декорации будут проходить через всю цену, подниматься вверх и вниз.

 

«По нашей части выполнено уже 80 процентов работы. Сейчас нам привезли заготовки для поворотной платформы, на которой расположится объемная декорация «Море». Подобные вещи сложно изготавливать на отведенной нам площади. Конечно, хотелось бы собрать все элементы воедино и сделать разметку, но мы готовим декорации по частям, делая полную сборку на сцене»,— рассказывает столяр по изготовлению декорация Владимир Склюев.

 

В своей работе сотрудники поделочного цеха опираются на подготовленные эскизы

JustMedia оставляет поделочный цех и направляется на встречу с театральными бутафорами, которые заняты изготовление котурн — театральной обуви на толстой подошве, призванной увеличить рост актеров на 12-15 сантиметров. Всего сотрудникам цеха предстоит сделать десять пар котурн, режиссер намерен «возвысить» венецианских дожей.

 

«Из чего состоит котурн? Дерево, секретный материал, фанера и монтажная пена»,— говорит немногословный бутафор Александр Рыжков.

 

«Для того чтобы ходить по сцене в таких «сапогах», нужно потренироваться. Первые котурны актерам не понравились, сейчас создаем новую партию, она будет шире. Среди артистов есть те, кто часто передвигается по сцене и им нужны удобства»,— отмечает начальник бутафорского цеха Борис Богданов.

 

Три пары сапог для венецианского мавра

 

А вот и обувной цех. Здесь гостей встречает бесчисленное множество ярких сапог, которые занимают не только полки стеллажей, но и картонные коробки. Корреспонденты JustMedia хотели примерить котурны, однако уникальную театральную обувь уже унесли на репетиции, поэтому нам удалось лишь понаблюдать за тем, как работник цеха обтягивает кожей одну из заготовленных подошв.

 

Корреспондентам JustMedia так и не удалось примерить красненькие котурны

«У нас шьют обувь для всех спектаклей. Котурны делаем не в первый раз, этому мы уже научены. А вот и белые сапоги Отелло, есть еще красные и синие. Вообще для него заготовлено три пары обуви»,— рассказывают JustMedia сотрудники цеха.

 

Распрощавшись с театральными «сапожниками», направляемся прямиком в декорационный цех, которые располагается под самой крышей «Оперного». Творческая лаборатория усеяна ведрами с краской, а пол представляет собой палитру художника. Каких только пятен тут нет: и красные, и зеленые, и черные. Шкафчики набиты кистями, а мешки тканями. В цехе творит творческий беспорядок.

Основная работа брошена на создание поддерживающей сетки для мягких декораций ажурного и вырезного типа. К труду привлечены студенты-практиканты художественного училища имени И. Д. Шадра.

 

В прочности сетки для декораций сомневаться не стоит. Работу делают на совесть

«Сетка подкладывается к такой декорации с задней стороны, после чего она может быть подвешена. В работе используем самые обычные, но при этом прочные нитки»,— рассказывают JustMedia юные декораторы.

 

Тут же в цехе JustMedia приметил несколько масок. Как оказалось, это «вторые лица» хора, которые изготовлены из папье-маше.

 

«Во время окрашивания декораций, стараемся добиться эффекта живого отблеска металла. В работе используем не только основные краски, но и примеси»,— добавляет начальник декорационного цеха Анатолий Меньшиков.

 

Более 300 костюмов от обладателя «Золотой маски»

 

В мужском и женском пошивочных цехах JustMedia встречает художника по костюмам Ирэну Белоусову. Именно она стала обладательницей «Золотой маски» за работу над оперой «Граф Ори».

 

«Все костюмы, в том числе и костюм Отелло, созданы по принципу минимальной декоративной отделки и максимального создания какой-то очень правильной геометрической формы. Вот элемент костюма дожей. Так задумано, чтобы венецианские дожи появлялись на сцене в образе нереальных людей и были бы на голову выше всех остальных. Костюмы не привязаны к определенной исторической эпохе, мы обращаемся к человеческим ассоциациям. Так, если нужно создать образ воина, то за основу берется фехтовальный костюм, который напоминает не реальный предмет, а макет предмета»,— рассказывает Ирэна Белоусова.

 

Для оперы будет сшито более 300 женских и мужских костюмов. Только хор, состоящий из 80 артистов, будет переодеваться дважды за спектакль.

 

К слову о переодеваниях. В цех на красных котурнах, не уверенным шагом входит один из актеров. Дмитрий сыграет роль венецианского дожа. Он пришел на примерку костюма. Зрелище оказалось забавным. Облачать екатеринбуржца в иностранца пришлось двум работницам цеха. Артист запутался в рукавах и подоле своего будущего платья.

 

«Девочки, давайте иголки и нитки! Быстрее! Сюда руку толкай! Нет, не сюда! Сейчас сделаем разметку. Так, шея на месте. Плечи на месте»,— смеясь, выкрикивают работницы во время примерки.

 

Костюм венецианского дожа сперва отказался служить своему хозяину

В итоге Дмитрий застенчиво улыбнулся и пришел к выводу, что «костюмчик сидит». Дополнить образ посла решили огромным воротником, который пришивали прямо на живой модели. И вот по коридорам театра медленно передвигается венецианский дож…

 

Все цехи пройдены и JustMedia направляется в так называемую зрительскую часть театра — в зал, где идут репетиции.

 

На сцене поют и обговаривают рабочие моменты пять актеров. В оркестровой яме два музыканта и дирижер. Журналистов не подпускают к артистам. Пресса наблюдает за действом с балкона.

 

«Все самое яркое и удивительное вам еще предстоит увидеть. Приходите на премьеру оперы 16 мая»,— приглашают JustMedia сотрудники театра.

 

Что ж, Екатеринбург ждет поистине триумфальное возвращение «Отелло». И, пожалуй, такое событие в театральной жизни города просто невозможно пропустить.

 

ФОТОрепортаж с экскурсии по Екатеринбургскому театру оперы и балета смотрите здесь

 

Просмотров: 3421

Автор: Татьяна Рябова

Фотограф: Донат Сорокин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных»

пятница, 26 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 18:07

Руководство Шарташского лесопарка потратило 1,5 млн бюджетных денег на авто

Полный список трат ГБУ СО «Шарташский лесопарк» за прошлый год озвучил общественник Алексей Беззуб.

Вчера в 17:51

Светомузыкальный фонтан в Историческом сквере запустят на майских праздниках

В ближайшее время рабочие проведут технические испытания.

Вчера в 16:23

В Полевском пропажа девятиклассника вылилась в уголовное дело

Школьник ушел из дома 5 апреля и больше его никто не видел.