Александр Пантыкин: «У нас должен появиться телеканал «Культура Урала»

JustMedia.ru пообщался с дедушкой уральского рока.

Екатеринбург начал активно готовится к 300-летию. В городе уже разработали план подготовки к празднику, а депутаты Госдумы начали выбивать из федерации деньги на крупные проекты. О том, что нужно исправить в культурной политике Екатеринбурга к юбилею мегаполиса, мы поговорили с дедушкой уральского рока Александром Пантыкиным. Известный композитор и драматург рассказал о необходимости создания телеканала «Культура Урала», истинной причине появления и ненужности возрождения свердловского рок-клуба, Лизе Монеточке, храме святой Екатерины и музыкальном фестивале Евгения Горенбурга. Подробности в интервью на JustMedia.ru.

 

 

«Власти должны поддерживать крупные проекты типа «Уральской ночи музыки»

 

 

— Александр Александрович, по вашему мнению, что нужно изменить в культурной политике города в рамках подготовки к 300-летнему юбилею?

 

— Я бы этот вопрос разбил на две части: внешняя и внутренняя политика культуры Екатеринбурга. Внешняя: у нас есть совершенно замечательные театры, филармония, интересные творческие люди, а также значительные культурные события. Которые возникают, к сожалению, не благодаря поддержке, а вопреки. Нужно просто научиться поддерживать, подхватывать тех людей, которые уже чего-то добились.

 

— Вы сейчас клоните к разговору о вопросе существования фестиваля «Уральская ночь музыки», который сейчас остро стоит?

 

— К примеру, да. Это фестиваль, который вышел на всероссийский уровень. Но его организатор Евгений Горенбург сегодня испытывает очень серьезные трудности, и не только финансовые. Власти Свердловской области и Екатеринбурга должны поддерживать этот мощный проект. Причем не только на словах, а делами. Помогать в плане организации по линии МВД, ГИБДД, Минкультуры, Минтранспорта и тд. Это же фестиваль, который замыкает на себе огромное количество структур, от которых зависит качество его проведения. И эта ситуация — не единичный случай.

 

— А касаемо внутренней политики?

 

— У нас город очень активный в этом отношении, проходит достаточно много событий. Иногда, правда, неоднозначных и спорных, но это нормально для культуры. Но эти проекты, к сожалению, не получают должного внимания. О многих уникальных спектаклях мы узнаем совершенно случайно. Например, балет Самодурова «Пахита». Явное событие, о котором говорит вся страна. Или спектакль «Дон Кихот» в кукольном театре. Но кто о них пишет? Никто! Даже телеканал «Культура» не говорит о них. «Культура» рассказывает только о том, что происходит в Москве и Санкт-Петербурге. А о том, что создается в провинции, мы узнаем, в лучшем случае, из соцсетей.

 

 

— И как решить эту проблему?

 

— Я бы подумал над созданием телевизионного канала «Культура Урала», чтобы люди узнавали постоянно о том, что происходит в культурном пространстве города и области. А  новости, которые рассказывают сегодня, мало касаются культуры. Надо, чтобы местные «каналы культуры» снимали репортажи и отсылали их на общероссийский телеканал «Культура». Это очень серьезный вопрос. Ведь у нас, к сожалению, часто люди даже не знают, что происходит в этой области.

 

— Так, это уже следующая проблема

 

— Да. Это происходит, потому что многим организаторам культурных мероприятий тупо не хватает денег на рекламу. Даже если мы хотим рассказать о событии в соцсетях, уже нужен хороший SMM-щик. А чтобы что-то отрекламировать в городе, нужно потратиться на наглядную агитацию. Кстати, да, в Екатеринбург, говорят, приезжал Мединский. Об этом кто-нибудь в городе знает? Я случайно об этом узнал. То есть, город о культурной жизни не знает. Поэтому еще одна из важнейших задач – начать рассказывать о культуре. Сегодня очень часто даже деятели культуры не знают, что происходит рядом. Потому что невозможно успеть проследить все. У нас нет такого органа, который бы нам об этом рассказывал, чтобы мы не теряли время. А наши информагентства пишут, в основном, о политике, экономике и криминале. Поэтому, если мы хотим к 300-летию города заявить о себе, как о культурном городе и регионе, надо начинать это делать (больше рассказывать о культурных мероприятиях, – прим. ред). Пока же наш город известен только отдельными личностями и отдельными театрами.

 

— Не могу не спросить о проекте, который уже наделал много шума и расколол городское сообщество на два лагеря. Тем более перед самым началом интервью вы живо обсуждали эту тему с лидером группы «Чайф» Владимиром Шахриным. Я говорю о строительстве храма святой Екатерины у театра Драмы

 

— Значит, первое! Екатерининский храм в свое время был разрушен при советской власти. Второе, сегодня Екатеринбург известен несколькими вещами: город, где убили царя, свердловский рок-клуб и третье – город, где сейчас проходит «Уральская ночь музыки». Вот эти параметры, по которым Екатеринбург идентифицируют во всем мире. Это неправильно. Градообразующим храмом должен быть храм святой Екатерины, в честь которой и назван мегаполис. И дело тут не в том, верующий ты или не верующий. У каждого города есть градообразующих храм. Не может эту функцию выполнять Храм-на-Крови, потому что это место убийства царя Николая II. Там может стоять только маленькая часовня, в которой мы просим прощения за то, что произошло. Не более того. А главным должен стать храм Екатерины, поэтому он не может стоять в отдаленных районах. Его нужно строить только в центре города и это место, через обсуждения и дебаты, я считаю, нашли. Оно ничем не задействовано, там пустырь. Гуляют люди с собачками и все.

 

— Летом многие на траве сидят и отдыхают

 

— И на травке сидят, да. Не будем говорить, что они там делают в эту травку! И, по большому счету, все! А храм будет привлекать туристов, которые захотят приехать и посмотреть в честь кого назван целый город. И то, что счастливую идею строительства собора Екатерины поддержали «сильные мира сего», Урала. Это правильно и нужно делать. Люди, которые взялись за постройку храма – очень уважаемые. И мне не нравится отношение к ним, как к отъевшимся богачам, которые от нечего делать решили построить себе еще одну развлекаловку. Так говорить об этих людях, значит не видеть, что они делают для города и области.

 

Вы посмотрите сегодня на Верхнюю Пышму, это город европейского уровня. Там свой технический университет и уникальный военный музей. Я реально знаю, как работают компании Андрея Козицына. Мы ездили с «Живым театром» по предприятиям УГМК и показывали спектакли для детей сотрудников комбината. Там производство высокого класса и чтобы его организовать, надо вкалывать с утра до вечера, что он и делает. Тоже самое касается Игоря Алтушкина (РМК) и Дмитрия Пумпянского (ТМК и ГК «Синара»). Они вкладывают в город больше, чем все мы вместе взятые. И обидные слова, которые произносятся в их адрес – необъективны.

 

— Окей, с храмом все понятно. А что скажете насчет ситуации с новым корпусом Свердловской филармонии?

 

— Об этой истории вообще мало кто знает. Все считают, что филармония какой-то  узурпатор. Опять же все это происходит от того, что люди не владеют информацией и не удосуживаются познакомиться с историей этого вопроса. Филармония занимается этим очень давно и ведет переговоры с людьми. Там нет рейдерского захвата, как сейчас модно говорить. Там этим даже не пахнет. Эта история началась еще в 2000-х годах, переговоры ведутся именно с этого времени. Кто-нибудь об этом знает? Никто. Все схватились только за кучку громко кричащих людей, у которых есть свои интересы. Не будем сейчас говорить о них, но понятно, какие цели они преследуют.

 

 

Они просто на ровном месте раздувают никому ненужный скандал. Это настолько очевидно, что я могу сказать прямо, что это несправедливая история по отношению к руководителю филармонии Александру Колотурскому. Наша филармония – одна из лучших в стране. Это не рейдерская фирма для захвата домов. Дом, на месте которого хотят построить новый корпус, очень старый: постоянные перебои с водой и газом, а ремонтировать все это уже нет возможности. Если бы я жил в там, то давно бы уехал оттуда. Они же об этом, почему-то не говорят. Он единственный остался в огромном районе, там нет рядом ни одного нормального жилого дома. Я считаю, что прежде, чем кричать, если ты не ангажирован и не преследуешь свои интересы, нужно разобраться в ситуации и только потом высказывать свою точку зрения.

 

 

 

«Свердловский рок-клуб исчерпал свою функцию и возрождать его бессмысленно»

 

 

— В последние несколько лет появилась тенденция, что известные актеры и музыканты становятся доверенными лицами Владимира Путина, активно поддерживают его политические кампании. Как вы оцениваете это явление и стоит ли идти на это, чтобы потом тебя ассоциировали с акциями за Путина?

 

— Это очень индивидуальный вопрос. Я, например, в этом случае могу понять руководителя государственного театра, который сидит на бюджетных деньгах, от которых напрямую зависит судьба театра. Но он же это делает не для себя. Он ничего не выигрывает тут для себя. Да, он медийное лицо, но он же идет на это ради чего-то. Кто-нибудь задавался вопросом, кто и ради чего начинает играть в эти игры? Люди до этого не доходят. А если ты не знаешь предмета, значит ты не имеешь права никого осуждать и высказывать свое мнение. Я считаю, если человек пошел на какой-то компромисс с самим собой ради какого-то очень серьезного дела, которое сдвинуло сознание и подарило нам замечательные произведения, я готов этого человека понять.

 

Это вопрос, кого ты будешь спасать – себя или людей, которые стоят за тобой. И люди приносят себя в жертву. Им не очень приятно это делать и для них это очень тяжелая душевная работа. Я просто знаю об этом, и такая жизнь действительно не сахар. Это, в каком-то смысле ад, потому что за это всегда приходится платить двойную цену. Но когда ты платишь ее, но при этом делаешь серьезное дело ради большого количества людей.

 

— Ваш «Живой театр» создан благодаря поддержке Евгения Куйвашева

 

— Да, «Живой театр» – это государственное дело и организовать его мне помог губернатор Свердловской области. Мы с ним оба поняли, что это очень важная часть воспитания дошкольников. Сегодня мало кто специализируется на создании произведений именно для детей дошкольного возраста. Такие спектакли появляются, но не так часто. А если говорить о подобных мюзиклах, то они практически не пишутся. Отсюда и возникла идея создания камерного музыкального театра для дошкольников. Глава региона поддержал нас и даже дал здание, в котором мы сейчас находимся и за это мы ему благодарны. Но это театр частный и дальше мы выплываем сами. Понятно, что это дело плохо финансируется. Для создания нового спектакля нужны средства, нужны меценаты и благотворители. Мы идем на это абсолютно осознанно и театр, слава богу, работает. На сегодня мы окупаем сами себя и не зарабатываем никаких денег. Работаем в небольшой минус, но мы приносим счастье маленьким детям.

 

Второго такого театра в стране я не знаю, он пока один такой. Все спектакли идут в сопровождении ансамбля музыкантов. Все мюзиклы оригинальны и написаны специально для нашего театра. Я благодарен всем, кто помогает нам. Да, я барахтаюсь и испытываю трудности. Но я шел на это осознанно. Я могу только просить о помощи и обращаться к властям, участвовать в конкурсах на получение грантов и субсидий или к меценатам, которые мне могут протянуть руку помощи. Не часто, но иногда они мне и помогают, безвозмездно дают средства на развитие этого театра. Это люди высокой пробы, потому что они понимают, что детский театр – очень важно.

 

 

— Давайте теперь поговорим о музыке. Вас называют дедушкой уральского рока. Нет идеи возродить свердловский рок-клуб в том виде, в котором он существовал изначально?

 

— Свердловский рок-клуб появился на пять лет позже, чем должен был. Поэтому он уже возник с опозданием. Так как в тот момент уже невозможно было управлять молодыми умами, он практически был инициирован государством, которому нужен был контроль над молодыми людьми. Поэтому его организация в 1986 году носила такой характер. С одной стороны этого хотели верхи, с другой – низы. Он просуществовал совсем немного. Вопрос, почему он исчез? Если мы на него ответим, то поймем, что ничего возрождать не надо. Он исчез абсолютно естественным способом, его функция была исчерпана, он выполнил свою задачу. Поэтому возрождать рок-клуб абсолютно бессмысленно. Если сегодня и говорить о возрождении этого дела, то есть смысл сказать об организации нового формата, которая будет решать задачи уже сегодняшнего дня. Это создание рок-поп академии, о которой я уже говорил. Но это решение должно быть принято на уровне губернатора. Сегодня ситуация в молодежной среде и музыке очень изменилась. Стали действовать совсем другие механизмы.

 

— Если продолжать разговор о молодых музыкантах. Как вы относитесь к их творчеству? Например, к песням Лизы Монеточки, которая сегодня очень популярна?

 

— Если у тебя есть своя армия поклонников и в руках некий рупор, в который ты можешь что-то кричать, и это кому-то нравится, значит это точно имеет право на существование. И как бы не относились к этому творчеству, оно уже существует. Вообще мы должны научиться сосуществовать друг с другом.  Люди должны с уважением относиться к тому, что кто-то делает. Если она делает то, что нравится определенной группе людей, запрещать это или говорить, что это плохо – просто смешно. Этот ребенок уже родился и развивается. Каким он станет и сколько лет проживет, неизвестно. Но это уже есть.

 

— А сами не слушали ее песни?

 

— Ну, я какие-то песни слышал. Я вообще слушаю очень много музыки, не только Монеточку, скажу честно. На фоне той музыки, которую я слушаю, она мне менее интересна, чем тот же Стинг. Я вообще очень мало слушаю наши поп-рок группы и эстраду. Она мне менее интересна, чем британская, американская, французская или иная европейская музыка. Эти песни более интересны с художественной точки зрения. Более того, сегодняшнее время характерно тем, что, например, творчество какой-то группы я не очень принимаю, но есть отдельные песни, которые мне у них нравятся. Я не исключаю, что такая песня может появиться у Лизы Монеточки. Она же совсем молодая и только начинает свой путь. Вопрос, насколько она задержится в этом.

 

Дело в том, что популярность очень обманчивая вещь и она, к сожалению, создает эйфорию. Многие творческие люди, попадая в эту эйфорию, теряют себя, свое творчество и талант. Дай бог, чтобы она разобралась в этой ситуации правильно использовала ее для саморазвития. Потому что, если она напишет 20 одинаковых песен за ближайшие 20 лет, очень многие потеряют к ней интерес. А просто прославиться можно любым способом, сегодня у нас поют и блогеры. Я не знаю, какие задачи себе ставит Монеточка. Может она хочет просто стать популярной и зарабатывать на этом деньги. Почему нет, очень многие занимаются коммерцией в музыке. Но это коммерция, и к творчеству она не имеет никакого отношения.

 

— Александр Александрович, и вопрос напоследок. Нет идеи написать гимн Екатеринбурга именно к 300-летию города?

 

— Надо понимать, что это не простое дело. Решение должно приниматься властями. А раз сейчас об этом они не заявляют, значит на данный момент такой гимн не нужен. И я считаю, что этот процесс должен проходить точно также, когда писался гимн СССР.

 

 

Просмотров: 4483

Автор: Дарья Александрович

Фотограф: Ирина Смирнова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных. Поэтому надо активно использовать альтернативные источники энергии»

четверг, 25 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...