Как райская жизнь энергетиков на Большом Конном обратилась в ад: о быстром, но коротком расцвете полуострова в 1920-е годы – в JUSTHISTORY

Электростанция – единственный промышленный объект на острове – уже давно не работает, а люди до сих пор по утрам приходят к ее дверям.

Свердловская ГЭС. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru
Свердловская ГЭС. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

JustMedia.ru вместе с экскурсоводами TATLIN Евгением Рабиновичем и Алексеем Федотовым отправился на прогулку по Большому Конному полуострову и узнал, почему там ничего не строят уже 70 лет, куда пропала французская речь и звуки фортепиано, и зачем бессменный начальник электростанции покончил жизнь самоубийством.

 

Закладка первого камня на полуострове. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

 

Чтобы добраться до Большого Конного полуострова мы садимся на 11-й трамвай на площади Субботников и отправляемся туда, где нас ждет прекрасный образец промышленной архитектуры – электростанция имени Рыкова.

 

Всего каких-то полчаса в дороге и вот мы уже следуем по рабочему поселку – своеобразному прототипу соцгородка, заложенному при электростанции. Эта часть современного Екатеринбурга до сих пор живет в раннесоветской эпохе, потому что на этой территории ничего не строили практически с 1950-х годов.

 

На полуострове есть лишь одна улица под названием Водопроводная, поэтому к номеру дома всегда добавляется словосочетание «Большой Конный». Дорог здесь толком тоже нет – настоящий заповедник первой половины XX века.

 

Монумент Куйбышеву выглядит печально, памятник в очень плохом состоянии. Фото: ГКУСО ГАСО

 

Перед невысоким зданием станции нас встречает античная советская скульптура – бетонный покровитель завода: Куйбышев с оборванными руками, из которых торчат массивные железки. В одну руку, а точнее в то, что от нее осталось, хулиганы поместили бочонок пива: зрелище немного жутковатое.

 

Идея воздвигнуть тут электростанцию появилась в 1922 году: в самое неподходящее время, чтобы строить масштабные здания.

 

В 1923 году под управлением ученого-металлурга Владимира Грум-Гржимайло возникла комиссия, которая решала, что будет с полуразрушенным Уралом после гражданской войны. Гуру российской металлургии и отменный специалист по печам до революции возглавлял Верхнесалдинский и Нижнесалдинский заводы, управлял Алапаевским городским округом и знал все про уральскую металлургию. Грум-Гржимайло настоял на том, что в Свердловске непременно нужно строить новые производства, а для этого необходима электроэнергия.

 

Начало строительства станции. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

 

«Первая электростанция «Луч» была простроена в Екатеринбурге на улице Горького. Это было красивое красное кирпичное здание с элементами готики. Но она была крохотной: ее едва хватало на работу фонарей в центре города. В 1927 году с появлением новой электростанции ее и вовсе закрыли как устаревшую», – рассказывает Алексей Федотов.

 

Идея строить новую электростанцию на полуострове, которая поднимет все уральские заводы на новый уровень, была принята единогласно, тем более что рядом находилось огромное болото. А это означало, что в свободном доступе будет торф и топливо, которые значительно дешевле, чем уголь или дрова. Последних на Урале в то время практически не было.

 

Стоили электростанцию, как и почти все остальные объекты в то время, только с использованием ручного труда. Все устанавливаемое на ней оборудование – турбогенераторы, паровые котлы, было произведено только на советских заводах.

 

Параллельно со строительством электростанции решалась другая проблема: нужно было возвести водопровод, чтобы город «пил» воду из Верх-Исетского пруда. Тогда она, конечно, была чище, чем сегодня. На полуострове построили насосную станцию. Первую холодную воду дали в дома Верх-Исетского завода. Но уже в 1981 году воды стало не хватать и ее начали перекачивать из Волчихинского водохранилища.

 

Торжественный митинг по поводу начала строительства Свердловской ГЭС. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

 

Для обслуживания электростанции в Свердловске появился район Широкая речка – поселок спецпереселенцев. Одна половина его жителей были кулаки, которых заставили работать в бараках и добывать торф, другая – заключенные.

 

Электростанцию ввели в эксплуатацию 12 марта 1927 года. Изначально ее назвали в честь председателя СНК СССР А.И. Рыкова, но после того, как его объявили врагом народа, станция получила имя В.В. Куйбышева.

 

«Сама станция красива и чиста, как только что выпущенная из мастерской игрушка. Ровно в половине первого тов. Пылаев разрезал красную ленту, которая связывала паропуск и турбогенератор, и сердце новой красавицы забилось. С бешенной скоростью закрутился видимый с одного конца вали стрелки амперметров задвигались. На распределительном щите зажглись контрольные лампочки и поплыл в новеньком зале мягкий, характерный гул. Директор завода «Красная Кровля» повертывает рычаг всего на три сантиметра влево и новый цех его завода за четыре километра от станции получает жизнь. Зам. пред. Горсовета тов. Кушнерук поворачивает другой рычаг и за пять километров зажглись лампочки в Свердловске», - писал «Уральский рабочий» 15 марта 1927 года.

 

Здание электростанции построено в переходящем от модерна к конструктивизму стиле. Модерн – промышленный, качественный, с огромными окнами. Сейчас помещения электростанции, которая работала до 1965 года, сдаются под офисы.

 

Здание станции спустя почти век. Фото: ГКУСО ГАСО

 

Внутрь здания попасть не удалось, но, по словам экскурсоводов, раньше там было много мрамора и паркета. В газетах журналисты красноречиво писали о том, что станция сверкает белизной, а пол выложен разноцветной мозаикой

 

«В газете «На смену» в 1927 году была такая запись: «На Конном полуострове спокойно и уверенно дернули рычаги распределительной доски, и волны электрического тока осенили яркими лучами город Свердлов». Смотря на станцию сегодня, такие слова на ум прийти просто не могут: здание настолько старое и серое, что его трудно представить «сверкающим белизной», – отмечают экскурсоводы.

 

После постройки станции возникла новая проблема: нужно было определиться с жильем для работников. Так появился прототип соцгорода, где жили инженеры-техники со своими семьями. Простые работяги всегда жили на ВИЗе, а поскольку трамваев не было, им приходилось проходить пешком десятки километров.

 

  Свердловская ГЭС, 1927 год. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru
Жилой дом для работников электростанции. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

 

От здания электростанции мы идем гулять между тех самых немногочисленных домов для инженеров, построенных в духе «деревянного конструктивизма» и стилистике бревенчатого сталинского ампира.

 

В одном таком здании было 10 квартир. Учитывая, что в городе ситуация была намного хуже и на такой же площади проживали 10-20 семей, можно сказать, что жизнь на полуострове была богатой и беспечной.

 

«Все сделано прочно и хозяйственно с расчетом на долголетнее существование и расширение. Дом для рабочих в 10 квартир имеет и 10 погребов. Кухня на 2 семьи. С весны дома будут оборудованы водопроводом и теплыми уборными. Есть своя баня, клуб, театр, кооператив», - писала газета «Уральский рабочий» в номере от 15 марта 1927 года.

 

Один из самых больших одноэтажных домов на полуострове принадлежал начальнику электростанции: шикарное жилье по тем временам. Вообще, на Большом Конном была интересная жизнь. Вокруг – дубовые леса и огромный пруд, круглосуточный шум от электростанции и французская речь. Иностранных диалогов в домах было много: детей инженеров учили французскому, немецкому и английскому языкам, учили играть на фортепиано, музыка от которого разносилась по всей округе, семьи катались на яхтах по пруду и радовались жизни.

 

Дом начальника станции. Фото: Музей энергетики Урала, musen.ru

 

К сожалению, красивая жизнь жителей полуострова продолжалась недолго. В начале 1930-х годов пятилетка развития не удалась. Вредителей, которые сорвали планы, решили наказать. Под руку разгоряченной власти попались энергетики. Многих расстреляли или отправили на каторги, сам директор электростанции Исаак Абрамович Канторович наложил на себя руки в камере.

 

Помимо электростанции, на полуострове сегодня стоит разрушенная школа, конструкция которой может рухнуть в любой момент, и несимметричные двухэтажные дома в стиле советского деревянного зодчества с крохотными комнатками. Здесь живут молодые семьи, возле домов стоят неплохие иномарки, а на незастекленных балконах висит постиранная одежда.

 

Просмотров: 2310

Автор: Екатерина Кунникова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...