«Относительно Никаса я дешевый художник». Юра Галактионов – о любимых граффити, тату-автографах и ценах на стрит-арт. ИНТЕРВЬЮ

Беседуем с одним из самых известных «уличных художников» и любителем татуировок.

На счету руководителя «Художественной студии Юрия Галактионова» сотни реализованных арт-проектов, еще столько же умещается в голове художника. JustMedia.ru узнал, берется ли команда за проекты бесплатно, сколько денег уходит на краску и почему художник не спешит говорить «да» клиентам.

 

Юра встречает нас в торговом центре, где находится один из фитнес-клубов федеральной сети, который расписывали мастера из его студии. В зоне единоборств «рубятся» боксеры, кстати, один из бойцов, нарисованных на стене – тренер клуба. Над железом чуть ли не до потолка возвышается Росомаха из вселенной Marvel, а за стеной находится баскетбольный зал, в котором вокруг корзины играют трехметровые спортсмены.

 

 

 

В детской комнате нас встречают корчащие рожицы миньоны. Оказывается, на один рисунок у художников ушло только пять оттенков желтой краски – иначе он бы не получился объемным.

 

«На этом объекте были больничные коридоры, и нам нужно было сделать так, чтобы у людей не было серого настроения, – рассказывает Юра, ведя нас в зал. – Работа художников тут никогда не заканчивается. Здание немножко усаживается, гуляет, а от спортивных снарядов портятся рисунки: постоянно приходится ремонтировать и подкрашивать стены. Все это, конечно, происходит ночью, чтобы не травмировать посетителей запахом краски. На утро они приходят в зал и даже не замечают, что в их отсутствие здесь что-то происходило».

 

Арты, сделанные художниками команды Галактионова, вы точно видели на улицах Екатеринбурга. Дерево в ленточках на кирпичной стене возле «Гринвича» для министерства здравоохранения, троица из «Криминального чтива» на Родонитовой, где у героев картины вместо пистолетов в руках подсолнух и воздушный шарик – все это рисовали уральские художники.

 

И для улицы, и для помещений ребята используют одинаковую краску.

 

«Если стена в здании подготовлена плохо, приходится чаще доделывать рисунки. Бывает, что крошатся стены и отпадают кусками. Специалисты ремонтируют их, а потом мы восстанавливаем арт», – говорит Юра.

 

 

 

Однако для уличных работ Урал тяжелый. По словам художника, зимой краска в баллоне замерзает, а летом невозможно работать в сырую погоду.

 

– Расскажи про свои самые сумасшедшие идеи проектов.

 

– Из вещей, которые по фану – это Бендер из Футурамы в Академическом. Я люблю творчество Мэтта Гроунинга: Симпсонов, Футураму. Даже наколол себе Барта и Гомера.

 

– Ты рисовал в подростковом возрасте баллончиками за гаражами?

 

– Никогда, в отличие от своего брата, который любил похулиганить.

 

– Есть идеи, которые ты бы хотел осуществить, но по каким-то причинам они не были реализованы?

 

– Иногда идеи бракуют клиенты, бывают сложные в реализации проекты не сопоставимые с бюджетом.

 

– А некоммерческие проекты были?

 

– Нет, все работы коммерческие, потому что над ними работает команда. Я могу принять участие бесплатно, но считаю, что работа ребят должна оплачиваться.

 

 

 

– Как художник ты дорогой?

 

– Относительно Никаса [Сафронова] я дешевый. Кстати, в моей команде работает парень по фамилии Сафронов. Относительно городских художников – дорогой.

 

– Ты гуглишь себя?

 

– Только с точки зрения маркетинга всегда отслеживаю, что пишут обо мне и как пишут. Смотрю, какие ссылки и новости выпадают по запросам.

 

– Какие художники нравятся тебе?

 

– Никас, Брусиловский и Шилов.

 

– А кто-то из молодого поколения – твоих ровесников, например, Покрас Лампас?

 

– Это не то, что меня вдохновляет. Вот у Шилова есть картина, на которой нарисован бородатый бомж в пальто и шляпе. Когда ты смотришь на него, то видишь его в объеме со всех сторон. А еще у него на пальто есть ниточка, которую хочется потрогать и оторвать. Насколько я знаю, Александр Максович ее даже периодически восстанавливает, потому что посетители музея колупают картину в месте этой нитки.

 

– Когда ты в последний раз отказывал заказчикам?

 

– Постоянно. Перед встречами мы очень плотно общаемся с клиентами по телефону, чтобы понять задачи, цели, бюджет и прочее. Когда нам говорят, что на проект готовы потратить пять тысяч рублей, я понимаю, что в таком случае мы не можем помочь компании. На одни только материалы для работы у нас может уйти 60 тысяч рублей, поэтому реализовывать проекты с маленьким бюджетом трудно. Идея может быть хорошая, но за свой счет делать работу мы не можем.

 

 

 

– Художественной студии больше 40 лет. Что в ее концепции изменилось за эти годы?

 

– Я не знаю, какая миссия у студии была изначально, потому что ее основал мой отец. Но я вижу, как меняются мои люди, как растут художники. Вижу, что ребята делали раньше и как они делают свою работу сейчас. Масштабируются идеи, профессионализм художников тоже растет.

 

– Сколько вы реализовали проектов в Свердловской области?

 

– Несколько сотен. За последние четыре года мы воплотили в жизнь больше 200 идей.

 

– Тебе нравится уличный арт Екатеринбурга?

 

– Да! Нравился Марио на Московской, которого к ЧМ «убили». Есть что-то, что не нравится, потому что по арту видно неопытность художника, но я понимаю, что человек старался и развивал себя. Хорек на Космонавтов кайфовый, енотика в центре видел – эти работы классные. Вообще все фасадные работы на улицах города выглядят красиво: они, как правило, сделаны с душой и профессионально.

 

– Есть проекты, за которые тебе стыдно?

 

– Нет, ни одного. Наверное, провальных проектов нет, потому что наша работа держится на эмоциях. Бывает, что я устаю, команда временами может тупить, иногда клиент задерживается с ответом. Но когда видишь итог своей работы, видишь в соцсетях фотографии довольных людей с твоими рисунками, понимаешь, что двигаешься в правильном направлении.

 

– Как художник ты принимаешь участие в росписи помещений?

 

– Очень редко. Я это делаю, когда сам хочу, когда интересно. Очень много времен уходит на разработку проектов, общение с клиентами, на генерацию идей.

 

– Есть желание развиваться не только на российском рынке, но и за рубежом?

 

– Да. Я как раз собираюсь в Грузию в отпуск, но и отчасти по работе. Хочу немного отойти от дел студии и уйти в другие проекты. Сейчас я не могу так часто уезжать, как мне бы этого хотелось. У нас с клиентами очень теплые отношения, я не могу их бросить. Мне приходится быть с проектами, с объектами – я за них отвечаю. Хотя и знаю, что мой художник не накосячит и сделает все добротно, все равно стараюсь быть в моменте, что-то решать и предлагать.

 

– Есть места, в которых ты черпаешь вдохновение? Может быть, это люди, вещи?

 

– Мое вдохновение складывается из людей и общения. Считаю, что все существующее в мире, исходит от людей. Я часто общаюсь с собственниками, с людьми, которые что-то развивают, и от такого обмена опытом меня прет, потому что я вижу, как люди ведут проекты и бизнес. А еще когда делал анализ своих клиентов, понял, что все руководители фирм занимаются активным отдыхом: кто лыжи любит, кто сноуборд. Меня вдохновляет дайвинг: я отучился на дайвера и теперь собираюсь выучиться на инструктора. Летом, когда отдыхал на Кипре, погружался на затонувший паром Зенобия. Представляешь, он затонул в 1980 году в совсем первом плавании, его называют Титаником Средиземноморья. Подобные приключения меня вдохновляют. Под водой – космос, в голове ничего не происходит: нет мыслей ни о клиентах, ни о работе, ни о проблемах.

 

Екатеринбургской публике Галактионов известен своей татуировкой, которая точь в точь повторяет композицию на спине Джеймса Коттака из Scorpions. По словам Юры, фотографируется со звездами и хранит их автографы он не для коллекции. Художнику интересно общаться с лидерами мнений: узнавать, как они добились успеха, как поступают в разных ситуациях, как мыслят и думают.

 

«Это просто возможность провести интервью со звездами. Такие беседы сильно заряжают энергией, иногда от нахлынувшей мотивации и эмоций колбасит. Фотография для меня – момент. Когда я не в настроении, перелистываю фото и вспоминаю те моменты. А автографы важны, потому что считаю, что в почерке содержится весь опыт человека, который он прожил за свою жизнь. Когда ты берешь автограф, этот момент остается в твоей памяти, а расценивать автограф как клочок бумаги с надписью – не интересно», – рассказывает художник.

 

 

Выставка коллекции автографов Юры прошла в «Колизее» в 2013 году. Вместо предполагаемого одного месяца, она провисела почти в три раза дольше. С того времени его коллекция пополнилась автографами титанов рока: Оззи Осборна и Лемми Килмистера из Motorhead.

 

На руках владельца студии наколоты росписи популярных исполнителей. После концертов они расписываются маркером на теле художника, а в тату-студии мастер увековечивает автографы великих. Среди черно-белых закорючек на теле художника есть цветная надпись «good luck» – пожелание удачи от Дэвида Брауна из Brazzaville. На спине Юры помимо огромной татуировки «Rock & Roll Forever» и автографов легенд рока набита не менее важная роспись – автограф мамы художника.

 

Мы начинаем новый спецпроект JUSTART. Скоро JustMedia.ru покажет, как проходят трудовые будни художников: мы возьмем в руки баллончик с краской и поработаем вместе с командой Галактионова.

 

Просмотров: 1827

Автор: Екатерина Кунникова

Фотограф: Александр Кадников

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...
четверг, 24 января

Сегодня

-15
-15
-14
-14
Днем
-21
-21
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 22:12

У Высокинского появился новый зам

На работу в мэрию Александр Ковальчик выходит уже 24 января.

Вчера в 17:35

В Нижней Салде осудили местного жителя, который забил брата ножкой от табурета

Между родственниками в ходе застолья возник конфликт.

Вчера в 17:26

В свердловских роддомах начнут выдавать коробки со всем необходимым для младенцев уже в этом году

В регионе начата работа над проектом «Коробка для младенца».

Вчера в 17:20

Психолог Анна Быкова: «Надо дать детям возможность совершать ошибки»

По мнению эксперта, необходимо поддерживать самостоятельность ребенка.