Поэт Ваня Пинженин: «Стихи пишут не для того, чтобы стать известными и спать с девочками в разных городах». ИНТЕРВЬЮ

Собеседник JustMedia рассказал, почему боится гениев и не дает советы начинающим авторам.

Поэт Ваня Пинженин: «Стихи пишут не для того, чтобы стать известными и спать с девочками в разных городах». ИНТЕРВЬЮ
Поэт Ваня Пинженин: «Стихи пишут не для того, чтобы стать известными и спать с девочками в разных городах». ИНТЕРВЬЮ

С питерским поэтом Ваней Пинжениным мы встретились в одном из баров родного для него Екатеринбурга ровно за час до старта поэтического слэма (поединок, где единственным оружием являются собственные стихи — прим. ред.). Мы обменялись рукопожатиями и тут же перешли на ты. Ваня мечтал продегустировать новый сорт пива, который производится уральцами совместно со старинной бельгийской пивоварней и еще не успел дойти до Санкт-Петербурга. Совместив приятное с полезным, поэт рассказал, почему десять лет назад променял Екатеринбург на Петербург, что пытается донести до украинцев во время гастролей и почему удалил свою маму из друзей ВКонтакте.

 

 

«Современные поэты — реинкарнация рок-звезд»

 

—Ты приехал сюда ради слэма или просто выбрался погостить и решил выступить в роли ведущего на стихотворном поединке?

—С января начались 30-летние юбилеи у моих друзей. Я приехал праздновать, ну и плюсом ко всему решили сделать слэм с Васей MTV (Василий Устюжанин, басист группы «Сансара» — прим. ред.). До этого проводили в ноябре, это уже второй.

 

—Значит, первый опыт был удачным?

—Мне очень понравилось. Атмосфера не такая, как на слэмах в Петербурге. Все было по-семейному, как на утреннике: всех участников слушали очень внимательно. Вообще, слэмы отличаются от открытого микрофона тем, что тебя могут послать на три буквы. Раньше в тебя даже бутылкой могли кинуть. А тут получился такой клуб анонимных стихотворцев. Все слушали и аплодировали.

 

—Ты сказал, что в Питере другая атмосфера. В чем ее отличие?

—Там пожестче. Мне кажется, что в Петербурге из-за того, что каждый второй пишет стихи, больше конкуренции.

 

 

—С поэзией та же история?

—Да. Например, есть такой екатеринбургский поэт Константин Комаров. Он называет петербуржцев раздолбаями, говорит, что они не работают над собой, над своими произведениями, якобы они просто позеры, а екатеринбуржцы — трудяги. Но я, например, уехал из Екатеринбурга десять лет назад, потому что здесь люди не читали стихи, не общались, а в Петербурге это было.

 

—Но сейчас и до нас дошло?

—Сегодня сложилась тенденция — чем дальше от регионального центра расположен город, тем больший интерес к стихам проявляют местные жители. Например, я не очень люблю Омск как город, он похож на один большой спальный район, но на концерты приходят люди с открытым сердцем, никто не лазит в телефоны.

 

—Изменились стихи или публика стала другой — научилась слушать и воспринимать поэзию?

—Думаю, просто дошла тенденция. Сначала были модными широкие рэперские штаны, потом топики с Леонардо Ди Каприо.

 

—То есть поэзия сейчас — это модно? Все эти встречи в кругу единомышленников?

—Иногда даже чересчур модно и вызывает отторжение и отвращение, но куда деваться?

 

 

—А ты задумывался, почему сегодня так популярно стало писать стихи, выкладывать их в сеть, читать в барах или вот опять же на слэмах биться?

—Как говорит мой друг, поэт Рома Гонза, ребята, которые этим занимаются, — это современные рок-звезды. Мы делаем то же самое. Рок-звезды снимают клипы, выпускают диски, а мы записываем авторские видео со стихами, выпускаем книги. У нас есть свои поклонники и поклонницы. Это, видимо, современная реинкарнация рок-звезд.

 

—А среди этих рок-звезд найдутся гении?

—Я боюсь таких слов, боюсь, когда кто-то кричит тебе из зала: «Гениально»! Мне кажется, что время должно рассудить. Даже про пиво, которое я сегодня пью, не могу сказать, что оно гениально, может, у меня на утро будет голова от него болеть.

 

«На Украине я собираю зал больше, чем в Самаре»

 

—В одном из своих интервью ты сказал, что поэзией на жизнь не заработаешь, но ведь есть примеры успешных проектов. Те же Вера Полозкова, Ах Астахова, Ес Соя. Эти люди популяризировали поэзию: народ стал ходить на стихи, писать стихи, декламировать. Значит, есть какой-то формат, который позволяет стихотворцам сделать из простого увлечения карьеру, пробиться?

—Когда приходишь на Веру или Ах Ахстахову, видишь в зале девочек с горящими глазами, а рядом сидят парни, которые купили им билеты за полторы тысячи рублей и… зевают. Пробиться — не самое важное. Главное писать стихи и смотреть, как они тебе помогают, именно тебе. Стихи же многие пишут не для того, чтобы стать известными и спать с девочками в разных городах. Многие пишут их как дневник, чтобы фиксировать какие-то свои ощущения, чтобы через них понимать и воспринимать окружающий мир. И говорить о том, как пробиться или не пробиться — это не совсем красиво и не совсем правильно, хотя, безусловно, многим этого хочется. Многим хочется завести блог и говорить о какой-нибудь х…не. Безусловно, у этих людей будет тысяча подписчиков и их будут узнавать на улицах, и, если цель такая, — лучше писать в блоги. Стихи не подразумевают того, что ты будешь безудержно популярным.

 

 

—Для тебя поэзия — профессия или хобби?

—Это моя работа, ни в коем случае не хобби. Я могу даже чем-то пренебречь. Например, у меня остались средства от продажи первой книги, мне не хватало средств на выпуск второй, я готов был жертвовать. Литература для меня важна и интересна. Что угодно может пойти побоку, но не поэзия.

 

—Жертвы не напрасны? Ваню Пинженина читают?

—За три года первая книга — 1700 экземпляров — разошлась полностью, у меня у самого нет издания. Вторую получил в начале декабря, уже более 300 книг разошлись по всей России, несколько даже в Чечню уехали.

 

—Считаешь это успехом?

—Я этому рад, но это не самоцель. Недавно был на гастролях в Украине, собрал зал больше, чем в Самаре. Может, их привлекают не мои стихи, а мое сотрудничество с разными музыкантами — Катей Павловой, АлоеВера, Billy's Band. Например, в Украине солист группы «Вагоновожатые» Антон Слепаков приходил к нам на вечер в том году и написал стихотворение «Читать», где упоминается моя фамилия, а в этом году выпустил альбом «Стишение обстоятельств» с аудио версией этого стиха. Вероятно, моя фамилия теперь у людей на слуху и поэтому они приходят на концерты, не читая моих стихов, но уходят с книжками.

 

 

—Раз уж заговорил об Украине, помнишь, в самом начале конфликта соцсети буквально взорвал ролик, в котором Анастасия Дмитрук читает стих, посвященный россиянам «Никогда мы не будем братьями». Отклик был мгновенный. Мне кажется, только ленивый не записал ответ. У тебя не возникало желания выразить гражданскую позицию?

—Я не очень люблю социальную лирику. Ее пишут в основном москвичи. Мне кажется, мы как деятели культуры должны как раз-таки объединять людей своими стихами, своим не обостренным отношением. Нам по телевизору рассказывают одно, им — другое. Единой правды нет. Я ездил в Украину в том году и в этом, но делал это не для того, чтобы заработать деньги или продать книги, а для того, чтобы показать и объяснить людям, что русские — прикольные ребята, а украинцы, еще более прикольные ребята, и никакого конфликта быть не может.

 

«У каждого автора есть свое лицо, если он не играет в подражание, его узнают»

 

—Прочитала твой стих «Таких как я милльён». Прямо-таки «милльён»? Задумывался, что тебя выделяет из толпы поэтов?

—Я не знаю. Я не кокетничаю, правда. Мы недавно с товарищем читали стихи на всероссийской конференции акушеров-гинекологов. Они хотели, чтобы на банкете им играли джаз и читали стихи. Так вот, во время этого мероприятия у нас с другом разгорелся спор. Ваня утверждал, что людям в дальних городах все равно на кого идти, они не разбираются, где Соя, где Пинженин, им просто хочется увидеть человека из Центральной России, послушать, что он читает. Я с этим не согласен. У каждого автора есть свое лицо, если он не играет в подражание, его узнают.

 

 

—Ты самокритичен?

—Я сплю несколько дней со стихом. Нет такого, что я его сразу кому-то читаю, мне нужно перечитать самому себе, понять.

 

—А в роли критика выступаешь? Наверняка, к тебе обращаются молодые ребята, просят почитать их стихи, дать совет?

—Да, но я не делаю этого.

 

—Почему?

—Можно обидеть человека. Он дал тебе одно стихотворение, может, не самое лучшее, а ты его раскритикуешь. У него будет фрустрация, и что-то пойдет не так. Вообще не люблю оценки.

 

—А тебя критикуют?

—Мама. Недавно так критиковала, что мы даже из друзей удалились ВКонтакте.

 

—То есть ты не воспринимаешь критику?

—Она нужна, но, когда я спрашиваю мнение. Знаешь, есть такая известная шутка: когда мне дают советы, о которых я не просил, мне кажется, что человек разговаривает сам с собой.

 

—Логично было спросить тебя об этом в начале разговора, но сделаю это сейчас. Почему вдруг Ваня Пинженин решил стать поэтом?

—С девочками хотел целоваться в десятом классе (смеется).

Просмотров: 6648

Автор: Татьяна Рябова

Фотограф: Василий Гришин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Елизавета Фитисова, «Уралочка-НТМК»:

«В такие дни особенно хочется выйти и погулять со своим друзьями по любимому городу».

понедельник, 01 июня

Сегодня

+17
+17
+25
+25
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 20:49

В Екатеринбург прибыла еще одна партия аппаратов ИВЛ приобретенных фондом святой Екатерины

Меценаты их разделят между Свердловской и Челябинской областями.

29 мая 2020 в 23:05

В микрорайоне Компрессорном горит общежитие

Пожарные не могли подъехать из-за припаркованных машин.

29 мая 2020 в 21:25

Свердловский план по борьбе с безработицей не включает создание новых рабочих мест

Власти отреагировали на заявление министра труда Котякова.