Сергей Царегородцев, «Екатерининский оркестр»: «На переработанной музыке современное поколение не познакомить с классикой»

Интервью с главным дирижером оркестра.

Академическая музыка не требует осовременивая. Она должна исполняться в оригинале, иначе это уже трансформация, уверен главный дирижер «Екатерининского оркестра» Сергей Царегородцев. По его мнению, классика проверена временем и нет смысла доказывать то, что она нужна. Именно поэтому, когда слушатели устают от ударной установки и рок-обработок, они идут в оперный на «Травиату» или «Пиковую даму».

 

О том, почему российские оркестры не могут купить отечественные инструменты, каких музыкальных площадок не хватает Екатеринбургу, а также о том, насколько дорого создать новый коллектив, читайте в интервью JustMedia.ru c Сергеем Царегородцевым.

 

—Откуда появилось название Екатерининский, учитывая, что официально вы из Березовского?

 

—Название появилось значительно раньше, чем создан оркестр. Это мы с моим другом-партнером и сооснователем оркестра Евгением Кармазиным сидели и импровизировали. Прямого отсыла к городу нет, но это название яркое, броское, красивое. Мы потом уже поняли, что можно привязку к городу сделать, к императрице и еще много к чему.

 

—Как вы отбирали музыкантов. Сколько у вас сегодня человек в составе?

 

—Отбирали профессионально на конкурсной основе. Сначала основной состав: скрипки, виолончели, контрабасы. В этом году состав расширился до флейтиста, пианиста и ударника. Не по конкурсу у нас только музыкант для арфы. Арф и арфистов в городе дефицит. Выбор пал на Ульяну Михайлову, которую мы давно знаем. 4 года назад Евгений Кармазин написал ораторию, а она как раз начала выступать. Всего сейчас в оркестре 22 человека.

 

 

 

—Инструменты принадлежат музыкантам или оркестру? Не возникает ли проблем с их перевозкой из-за отсутствия постоянной площадки для выступлений?

 

 

—Первой покупкой нашего оркестра стал контрабас. Затем были ударные, цифровое оркестровое пианино, колокольчики с резонаторами, которые, наверное, единственные в нашем городе. Таких я не встречал даже в филармонии. Приобрели струны, часть смычков и конский волос для них. В прошлом году спонсоры подарили нам арфу. Транспортировка крупногабаритных инструментов – это сложность для любого коллектива. Но мы уже приучились, стали понимать, как правильно это делать. Для арфы, например, у нас есть специальный кофр. 

 

—Насколько дорого сегодня создать оркестр. Допустим, если сопоставить стоимость открытия магазина и оркестра?

 

—Точных цифр называть не буду, но это очень дорого. Магазин проще и дешевле. Профессиональные инструменты стоят больших денег. И как бы не были красивы указы президента РФ о том, что надо покупать отечественное, они не всегда выполнимы, потому что у нас просто не изготавливают инструменты в таких масштабах. Например, цифровые фортепиано в России не производят. Контрабас, честно хотели купить наш, но его нет. У нас в стране есть хорошие мастера по скрипкам, но цены ничуть не ниже, чем у иностранных компаний.

 

 

 

—Какой репертуар предпочитаете, на кого от рассчитан? Кто его отбирает, учитываются ли предложения самих музыкантов?

 

—Академическая музыка рассчитана на все возрасты. А именно на нее мы нацелены, хотя она самая сложная. Были предложения попробовать развлекательную музыку, близкую к эстрадной, но мы пока не готовы. 

 

—То есть мы не услышим от вас современную музыку в симфонической обработке. Например, того, что делают камерный оркестр BACH, «Другой оркестр»? Как вы в целом относитесь к такому формату?

 

— Хорошо, что есть коллективы, которым это ближе, наш проект про другое. Мы не хотим тратить время на эстрадную музыку. Тем более, что с этим я, в той или иной мере, работаю в Музкомедии, где я дирижер. Цель нашего оркестра - добиться звучания не путем громкой эстрадной рок-музыки, а длительной плодотворной работой над звуком в миллионе академических произведений.

 

—То есть, можно сказать, что миссия Екатерининского оркестра - нести классику в массы?

 

—Академическую музыку и классику в том числе. Что касается отбора композиций для выступления, то есть огромное количество произведений, которое мы хотим играть. Но у нас очень нестандартный состав музыкальных инструментов, что с одной стороны дает нам возможность для нестандартного звучания, а с другой – лишает готовых оркестровок. Их нам приходится делать самостоятельно. Не прислушиваться к мнению оркестрантов - это глупо. Предложений от участников коллектива поступает много, и где-то они сходятся с моими. Мы пробуем и планируем очень много. Бывает работаем под заказ. Например, хотят люди симфонию, и мы делаем для нее оркестровку, с учетом особенностей нашего оркестра.

 

 

 

—Где и как часто проходят репетиции, как часто вы выступаете?

 

—Репетиции с понедельника по пятницу проходят в Доме офицеров, где нам предоставляют помещение. Оно очень хорошее, но акустически сложное, правда, мы справляемся. Своей площадки у нас пока нет.

 

—А вы просили, обращались к властям?

 

—Для нас сложнее найти площадку, чем, например, для музея. Для последнего нужны просто голые стены и зачастую высота потолков не имеет значения. А для нас важна кубатура и потолки не менее 3,5 метров. В ОДО потолки вроде не низкие, но из-за большого состава даже 120 кв. метров для звука не хватает. Поэтому власти не то, чтобы не хотят помочь, у них нет возможности. В городе практически отсутствуют хорошие концертные площадки.

 

—У нас есть филармония, конгресс-центр построили, где якобы хорошая акустика. Хотя, возможно, жалобы от зрителей на не очень хорошее качество звука связаны с плохой отстройкой и работой звукорежиссера.

 

—Да, во многом это зависит от его работы. На самом деле в конгресс-центре действительно уникальная акустика. Нам повезло, мы были первым симфоническим коллективом, который там выступил 27 августа. Есть одна сложность. Правда, я так понимаю, что ее слышат только те, кто на сцене, а не в зрительном зале. Если эту особенность не учитывать, то акустика удивительная и заслуживает особого внимания любителей и исполнителей академической музыки.

 

 

 

—Что за негативная особенность?

 

—Звук возвращается на сцену. А так представьте, что мы исполняли все практически без усиления звука и напряга. Микрофоны стояли только на аванс-сцене, и озвучивали совсем чуть-чуть. Зал был полный, но даже в самом отдаленном углу нас было отлично слышно. Этим и уникален этот зал. Но он не для маленьких оркестров. Его ширина от портала до портала 28 метров. Мы просто потерялись на этой огроменной сцене. Кроме того, зал еще надо заполнить, а он вмещает до 5000 человек.

 

—Какие площадки вы бы отметили для более-менее регулярных концертов?

 

Возможно, ЦК «Урал», правда, он опять же не в центре, и я не был там после ремонта, но говорят, что там все хорошо. В центре, к сожалению, нет площадок, которые подразумевали бы профессиональное освещение и были рассчитаны на симфонические коллективы. Вопросом дефицита таких объектов занялась «Синара». Их площадка на ВИЗе хорошая, но совсем миниатюрная. Необходимы залы среднего масштаба.

 

—А на сколько они рассчитаны? На 1000-15000 человек?

 

—Мы не многомиллионная Москва, 1000 еще собрать надо. Средняя – это 400-500 человек, но с такими залами у нас проблема. Они либо не предназначены для академической музыки, либо являются репертуарными, как Театр эстрады, Музкомедия, филармония. Театры тоже нет смысла считать. Есть зал консерватории, рассчитанный на 300 человек, но это учебное заведение, и там есть свои законы и сложности. Хочется, чтобы в городе появился зал средней вместимости. Надеюсь, что зрители, которые любят и хотят приобщить своих детей к академической музыке, разделяют мое мнение.

 

 

—То есть, вы считаете, что современному поколению нужна классическая музыка, причем без переработки? Как вообще относитесь к тренду осовременивания, иной раз до такой степени, что смотреть и слушать невозможно.

 

 

—На переработанной музыке современное поколение ни с чем не познакомить. Это трансформация, изменение. Классика проверена временем, нет смысла обосновывать то, что она нужна. Это уже давно доказано. Вспомните, как в годы войны люди сохраняли картины и другие произведения в искусстве. И сегодня есть те, кто хотят сохранить историю, и те, кто за переработку. Это вопрос вкуса. Но я думаю, что классика никуда не денется.

 

Посмотрите, сколько бы не рекламировали великолепную оперу «Сатьяграха» потрясающего композитора Филипа Гласса, в золотом фонде по-прежнему «Лебединое озеро», «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Травиата». Последние не нуждаются в рекламе, на них билеты раскупают и без нее. Те, кто устают от ударной установки и рок-обработок, идут в оперный на классику, но это приходит с возрастом. Я тоже, например, в юности не хотел читать «Войну и мир», а в зрелом возрасте просто оторваться от нее не мог. Читал везде, где придется, и не только это произведение, но и всего Толстого.

 

 

—Возвращаясь к «Екатерининскому оркестру». Вы существуете на частные или бюджетные средства, возможно есть какой-то спонсор?

 

—Мы бюджетная муниципальная организация Березовского. История с арфой разовая. Других постоянных спонсоров у нас нет. Есть постоянный партнер – благотворительный фонд «Сапфир». В основном мы существуем за счет госсубсидий и муниципального заказа.

 

—И что вы за это должны дать? Какое-то количество выступлений, например?

 

—Существуют разные договоренности, в зависимости от потребностей. Чем больше концертов, тем лучше. Частные заказы случаются, но пока не так часто. Хотя нам всего год, ситуация может измениться. Но во все времена академическое искусство не могло себя окупать и существовало при поддержке бюджета, частников. Это же не продажа товаров народного потребления, где высокая прибыль.  

 

 

 

—Вам год. Как собираетесь праздновать? Какие планы на будущее?

 

—Мы готовили специальную программу, но сами знаете, по какой причине исполнить ее пока невозможно. Предварительно, перенесли концерт на май. Программа вся оркестрована для нашего коллектива. Одно могу сказать, что там будет, в том числе Бах.  

 

Планы на будущее: расширяться, и дело не только в численности коллектива. Углубляться в поиске новых произведений, которых целая лавина. Композиций, которые заслуживают внимания и ни разу не представленных в Екатеринбурге, очень много. Сегодня в городе расширяют кругозор в основном филармония и театр Урал Опера Балет. И мы бы тоже хотели восполнить эту нишу.

 

Стоит отметить, что 22 марта «Екатерининскому оркестру» исполнился ровно год. Редакция JustMedia.ru поздравляет коллектив с днем рождения и желает ему творческих успехов.

 

 

Просмотров: 3187

Автор: Екатерина Турдакина

Фотограф: Антонина Пыжьянова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Студент Игорь Балакин:

«Весной можно насладиться тем, что описывали русские поэты»

четверг, 09 апреля

Сегодня

+1
+1
+3
+3
Днем
-7
-7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 15:38

Музей ИЗО выпустил обои для смартфонов с шедеврами из своих коллекций

Скачать их можно бесплатно на сайте и в соцсетях музея.

Сегодня в 15:24

Час Х: депутатам назначили дату сдачи теста на коронавирус

Также анализы будут сдавать и сотрудники аппарата думы Екатеринбурга.

Сегодня в 14:31

Шилиманов проведет в следственном изоляторе еще три месяца

Районный суд продлил меру пресечения до 17 июля включительно.

Сегодня в 14:10

В Екатеринбурге лаборатория больницы «РЖД-Медицина» начала делать тесты на коронавирус

Она обрабатывает анализы людей, не имеющих признаков заболевания и контактов с заболевшими COVID-19.

Сегодня в 13:57

В екатеринбургских детсадах открылись 60 дежурных групп

Их посещают 565 воспитанников.