Сергей Леонтьев: Мы не строим свою политику на агрессии. Мы просто создаем крупный страховой холдинг

Интервью с генеральным директором компании «Губернская страховая медицина»

-          Как вы видите рынок обязательного медицинского страхования? Еще недавно было ощущение, что все стабилизировалось, основные процессы по слиянию страховых компаний прошли. И тут появляетесь вы…

-          Сегодня на свердловском рынке работает достаточно большое число компаний – их шестнадцать вместе с филиалами московских компаний. Надо понимать, что ОМС, это не просто рынок, это еще и социальная программа. Задача, которую я вижу перед собой при создании «Губернской страховой медицины», - совместить рыночную и социальную составляющие. Мы хотим одновременно быть эффективной компанией на рынке, соблюдать все правила конкуренции, предоставлять лучшие возможности для своих страхователей и в тоже время защищать интересы граждан, выполнять государственные задачи.

-          Какие страховые компании, по вашему мнению, сейчас влияют на рынок, являются лидерами?

-          Идет процесс укрупнения. Часть мелких компаний просто не удовлетворяет условиям надзорных органов и закрывается, либо происходит продажа активов. При этом на свердловское страховое поле заходят московские крупные компании, например, МАКС, Газпроммедстрах, Ингосстрах. Ряду местных компаний делаются предложения о продаже. Параллельно заинтересованы в укрупнении региональные компании. Это, безусловно, Мединком, у которого более 1 миллиона 300 тысяч застрахованных, компания «Астрамед» – более 650 тысяч застрахованных. Это компании Уральская страховая медицина и Урал-рецепт, которые формируют создающийся холдинг «Губернская страховая медицина» и вместе имеют более 800 тысяч полисов.

-           Это основные игроки, а остальные – на съедение?

-          Это крупные компании, работающие на страховом поле. Уникальность нашей области в том, что у нас более 15 компаний. Получается, что страховое поле раздроблено. В большинстве регионов России компаний значительно меньше – 80 – 90% поля делят 2–3 компании. У них больше, чем у нас, возможностей по консолидации финансовых, кадровых ресурсов, установлении единых правил работы, единой системы экспертизы.

-           В чем проявляется наша раздробленность?

-          Например, у нас была поставлена задача по замене полисов. Сейчас есть ощущение, что процесс, который начался около года назад, может стать бесконечным. Пока единая база полисов застрахованных не формируется. Застрахованных уже больше, чем жителей области. Страховщики, в поисках выгоды пытаются «переманить» застрахованных из других компаний к себе. В итоге, возникают ситуации, когда граждане имеют 2– 3 полиса ОМС. Раздробленность нашего рынка проявляется еще и в том, что не все компании выполняют свои функции. Защита прав застрахованных в маленьких компаниях далеко не всегда ведется успешно. Гораздо проще, экономичнее и целесообразнее создать на базе большой компании единый штат экспертов и сделать их более независимыми. Кого привлекут в качестве экспертов маленькие компании, особенно работающие на территории области? Конечно, тех же врачей, которые работают поблизости. Не повезут же они эксперта из Екатеринбурга. Это дорого.  

-           Есть ли какой-то порог, количество застрахованных, начиная с которого бизнес можно считать рентабельным?

-          Официально это нигде не прописано и не может быть прописано. Мнения экспертов на эту тему расходится. Ряд экспертов считает, что компании, у которых меньше 100 тысяч застрахованных, не могут быть рентабельными. То есть, такие компании заведомо убыточные. Другие эксперты считают, что у нормальной, работающей компании должно быть не менее 800 тысяч застрахованных, чтобы консолидировать страховое поле. Тем более что расходы на одного застрахованного жестко лимитированы, удельный вес этих расходов уменьшается ежегодно, и это контролирует ТФОМС.

-           Каково ваше мнение, как эксперта, сколько полисов должно быть в резерве у успешной страховой компании?

-          Может быть, меня коллеги будут оспаривать, мол, мы маленькая компания, эффективно работаем… Но я все-таки считаю, что для нормальной работы на рынке ОМС надо иметь 1 - 1,2 миллионов застрахованных в крупных промышленных регионах.

-           В каких объемах ваш холдинг готов поглощать маленькие страховые компании?

-          Процесс слияния и присоединения идет. Независимо от того, насколько успешен будет наш холдинг, продолжается процесс укрупнения и покупки одних компаний другими.

-          Что нового от вас ожидать?
 

-          Мы ведем переговоры с четырьмя компаниями, которые весьма серьезно обсуждают условия вхождения в наш холдинг. Я не могу их пока называть. Как только будет поставлена какая-то точка, вы об этом узнаете. Мы планируем до конца года собрать в единое страховое поле не меньше 1,5 миллиона полисов. Если мы это не сделаем, это сделает другой игрок - возможно федеральный.

-           Я слышала, что правительство области ставит задачу, чтобы на поле ОМС остались 2 крупных региональных игрока, «Мединком» и вы… Это так?

-          Трудно говорить о том, что поставлена именно такая задача. Понятно, что ТФОМС и правительство области обеспокоено тем, как происходит процесс замены и учета полисов, формирования базы данных, защиты прав застрахованных. Наверное, представители власти хотели бы видеть у нас в области 2-4 крупных компании, которые решили бы, как в едином ключе вести работу по защите прав граждан, как организовывать экспертизы, замену полисов и вести базы данных. Это было бы более рационально.

-           Я так понимаю, что это делается вопреки тому, чтобы планы федеральных компаний осуществились…

-          Нежелательно, чтобы в нашей области московские страховщики подавляли региональные компании. Деньги медицинского страхования - это территориальные деньги. Если здесь будут работать московские страховщики, то финансовые потоки пойдут через Москву. Простые граждане от этого ничего не выиграют, им больше денег не заплатят. Скорее всего, больницам с федералами будет работать труднее, чем с местными страховщиками. Я думаю, что правительство области заинтересовано в том, чтобы на нашем рынке работали местные игроки. Но противостоять москвичам смогут только крупные компании.  

-           Перед вами и Свердловским Губернским банком стоит такая задача?

-          Свердловский Губернский банк, крупным акционером которого является правительство области, несет на себе социальную нагрузку. Мне понятно, почему Губернский банк взялся за реализацию такой задачи.

-           Тогда мы мягко подошли к вопросу – как эту задачу решать? Известны стратегии крупных федеральных компаний, которые действуют решительно и агрессивно. Какую стратегию выбираете вы? Какую создаете ценность для руководителей страховых компаний, чтобы они пошли именно к вам?

-          Мы не строим свою политику на агрессии. Мы просто создаем крупный страховой холдинг, куда будут входить 4-5 игроков. Они сохранят свои названия, самостоятельность юридических лиц. За счет консолидации будет объединено страховое поле, установлены одинаковые правила работы, появится управляющая компания, ее цель - определять стратегические задачи.

-           Какие конкретные бизнес-процессы берет на себя управляющая компания?

-          Это вопросы экспертизы, создания общей базы данных, финансового аудита и формирования единой экономической стратегии компаний. Вы же знаете, что если компания сохраняет юридическую независимость, она должна самостоятельно сдавать балансы и соответствовать нормативным требованиям Минфина.

-          То есть, какие-то функции вы берете на себя как бы на аутсорсинг. Будете создавать единый штат экспертов, бухгалтеров…

-          Пока не стоит задача создания централизованной бухгалтерии, но мы будем заниматься аудитом компаний, которые входят в холдинг. Это позволит избежать проблем с проверяющими органами. Также мы будем делать все, чтобы не было проблем с конкурентами. От лица управляющей компании будем говорить, что если компания работает на каком-то страховом поле, то значит, что и весь холдинг здесь работает. Мы готовы приложить все усилия, чтобы защищать здесь наши интересы.

-           В чем может выражаться защита? Конкретная ситуация?

-          Например, используя свои возможности влияния, мы можем разговаривать с руководителями крупных предприятий и предлагать им заключать договоры с компаниями, входящими в структуру нашего холдинга, потому что мы имеем единую экспертную базу, предлагаем кроме ОМС интересные программы ДМС, потому что мы реально защищаем людей.

-           То есть вы, как управляющая компания, будете заниматься еще и продажами?

-          Мы предлагаем пакет услуг, состоящих из ОМС и ДМС, который более полно на наш взгляд (и мы готовы это доказывать) защитит интересы работающих на свердловских предприятиях. В нашем холдинге у каждой компании есть штат юристов, штат экспертов, штат бухгалтеров. Что-то мы централизуем, в том числе продажи. У них есть поле добровольного медицинского страхования, и мы будем помогать им развивать это поле, консолидируя наш ресурс, наши конкурентные, административные, личные, любые другие возможности.

-           Вас интересует покупка только контрольных пакетов страховых компаний?

-          Мы рассматриваем любые условия, но, конечно же, было бы интереснее иметь контрольный пакет. Сложно говорить о проценте, мы готовы рассматривать любые предложения.

-           Как вы прогнозируете доходность бизнеса. Считается, что ОМС и ДМС не самые выгодные направления в страховании...

-          Здесь вы не правы. Просто ДМС у нас еще слабо развито, достаточно много времени у нас работало так называемое прикроватное страхование, когда человека в больнице вынуждали получать полис ДМС. Минздрав области начал с этим бороться. Я думаю, эта модель страхования уйдет в прошлое. Как видно на примере Центрального федерального округа России, система ДМС может быть очень рентабельна. Нужно просто правильно строить работу, оценивать риски, проводить осмотры застрахованных, учитывать множество факторов, устанавливать разные тарифы для разных групп людей. Такую политику компании работающие на поле ОМС практически не ведут. Ей занимаются те компании, которые работают в рисковом поле. Я пришел из рисковой компании, мне все это хорошо знакомо. Поле ДМС -  очень привлекательное поле для страховщика.

-           Для крупного страховщика?
 

-          Да, именно. В рамках холдинга мы можем сэкономить ресурсы, качественно улучшить экспертизу. Мы можем сформировать единые экономически обоснованные тарифы ДМС для разных групп застрахованных, предложить интересные программы работодателю. За счет добровольного медицинского страхования мы хотим выстроить нашу коммерческую политику, не за счет ОМС.

-           С какого момента можно будет сказать, что ваш холдинг полноценно начал работать. На какой стадии вы сейчас?

-          Сейчас мы ведем переговоры с несколькими компаниями. Я думаю, что в течение июля-середины августа мы завершим эти переговоры и тогда объявим, что холдинг сформирован, но по-прежнему открыт для всех предложений. Мы готовы разговаривать с другими компаниями. Я думаю, что многие собственники страховых компаний несколько настороженно относятся к нам, потому что не знают, как будет происходить объединение с холдингом. Когда они все сами увидят, часть их опасений уйдет, и я надеюсь, что к нам придут даже те компании, которых мы не ожидаем.

-           Вы привлекаете для покупки долей в страховых компаниях ресурсы Свердловского Губернского банка?

-          Да, банк идет на эти расходы, они одобрены Правлением банка. Это серьезные деньги, на сегодняшний день, далеко не все могут инвестировать такие средства в систему ОМС и ДМС. Это очень благодарное вложение, но окупаемость бизнеса не такая высокая, как это происходит в строительстве. Кроме банка в создании холдинга участвуют частные инвесторы.

-           На какой срок вы рассчитываете?
 

-          Очень многое будет зависеть от того, насколько эффективно сработает менеджмент по программе ДМС. Мы рассчитываем, что создастся холдинг, и уже через 6-7 месяцев получим реально ощутимую отдачу для акционеров. Но процесс может затянуться и на 2-3 года. Это пессимистичный вариант развития событий.

-           Я слышала, что в Свердловской области у вас есть желание занять две трети рынка...

-          Есть желание эффективно работать. Занять две трети рынка достаточно сложно. Наши друзья, работающие на страховом поле области, тоже не стоят на месте. Мы планируем, если удачно завершится процесс создания холдинга, получить 1,5 миллиона полисов. Этого будет вполне достаточно для эффективной работы.

-           Это 35-40 процентов рыка?
 

-          Примерно 30%. Считайте, если Мединком имеет более 1,3 миллиона застрахованных, то две равноценные компании будут занимать уже около 60% рынка.

-          В рамках конкуренции с московскими компаниями, насколько у вас будут выгоднее условия?

-          В программе ОМС какие-то особые преференции давать сложно. Там все регламентировано. Зато у нас есть возможность развивать пакетное страхование, когда сочетается ОМС и ДМС. Здесь нам поможет и наша обширная больничная база, и эффективная тарифная политика. Здесь мы можем давать нашим застрахованным реальные преимущества.

-           В плане цены?
 

-          В плане цены, набора услуг, сопровождения договоров, защиты интересов застрахованных.

-           Вы хотите предлагать такие пакеты крупным корпоративным клиентам?

-          Почему, не только. Мы хотим выходить и на физические лица. На территории области нет такой практики, но мы хотим предложить всем нашим застрахованным пакет ДМС, дополнительный к их пакету ОМС.

-           Как вы будете продвигать эти пакеты? С помощью рекламы?

-          В том числе и с помощью рекламы.

-           То есть, вы планируете выйти на массовый рынок?

-          Да, именно на массовый рынок, где и будем предлагать наши полисы. Условно говоря, как продают полисы КАСКО, так мы будем планируем продавать полисы ДМС.

-           Что же должно произойти, чтобы люди начали относиться к полисам ДМС, как к полисам КАСКО?

-          Нужна эффективная разъяснительная компания. Нужно смоделировать спрос. Я думаю, что спрос по ряду объективных причин давно уже назрел. Каждый житель области имеет полис ОМС, но удовлетворенность в лечении есть далеко не у всех. Многие считают, что этот полис ничего не дает. Они не видят реальной защиты своих прав. Очень многие застрахованные, обратившиеся в медицинское учреждение, дополнительно платят за медицинские услуги. Поэтому рынок ДМС есть. Надо его сделать нормальным, цивилизованным. Человек заплатил из своего кармана за конкретную медицинскую процедуру, но не факт, что процедура будет сделана правильно, что ее назначение идет в соответствии с диагнозом. Чтобы в этом убедиться, должен прийти эксперт и посмотреть. А кто сейчас контролирует платные услуги в больницах? Часто никто, особенно при платеже «из рук в руки». Мы хотим перевести рынок платных услуг в цивилизованный рынком ДМС и объяснить гражданам, что в этом случае они будут платить меньше, а получать больше. Доходы наших граждан растут. И если вы готовы платить, так сделайте это нормально. Мы проследим, чтобы ваши деньги не пропали, и вы действительно получили квалифицированную помощь, за которую заплатили.

-           Ваша сильная сторона - отношения с властью, с ТФОМСом.  Думаю, многие страховщики вам завидуют. Как вы пользуетесь этим преимуществом?

-          Да, как я уже говорил в создании холдинга участвует Свердловский Губернский банк, где есть акции правительства области. Но я не могу сказать, что услышав это, руководители предприятий области скажут: все, мы не будем связываться с другими компаниями, будем только на вас молиться. Не могу сказать, что у нас есть какой-то существенный административный ресурс на уровне Правительства. Есть поддержка Правительства любым действиям, повышающим эффективность системы ОМС. Создавая крупный страховой холдинг мы повышаем такую эффективность.

-           Зато хорошие отношения с чиновниками могут дать вам преференции в плане страхования неработающего населения. У вас больше, чем у кого либо, шансов выиграть тендеры в ТФОМСе, в муниципалитетах…

-          Вряд ли. Здесь действует все та же конкуренция. Правительство области дает свои деньги не компании, которая по каким-то причинам ему нравится, а компании, которая гарантирует больше прав своим застрахованным. Деньги идут туда, где больше гарантий. Мы хотим доказать правительству области, что мы не просто создали холдинг, мы реально даем людям гарантии. Мы должны на всех конкурсах доказывать, что мы лучшие. Но мы не рассчитываем на какие-то особые условия. Мы должны честно выигрывать в конкурсах. Не потому что мы компания, ассоциирующаяся с правительством области, а потому что мы эффективная компания.

-           Почему именно вы стали руководителем холдинга?

-          Вы имеете в виду меня лично?

-           Да.
 

-          Я уже давно работаю в сфере страхования. Начинал в  ТФОМСе в 1993 году, когда вместе с Борисом Исааковичем Чарным, в составе собранной им команды создавал систему ОМС в области. Потом, в 2001 году я ушел в страховой бизнес. На тот период мне показалось это более интересным. Мне нравится работа в страховании. Я работал в двух достаточно крупных коммерческих страховых компаниях. А потом поступило предложение вернуться в новом качестве в ОМС.  На самом деле я никогда не расставался со здравоохранением, работая в страховании, преподавал в течение 5 лет на кафедре экономики и организации здравоохранения, там получил степень профессора. Я объяснял студентам, что такое ОМС и ДМС Мне всегда это было близко. Когда мне сделали предложение прийти в «Губернскую страховую медицину», я с радостью согласился.

-           Это же риск, большая ответственность...

-          Безусловно, это большой риск. Но к рискам я уже привык, работая коммерческих компаниях.

-           Какие результаты работы? Чем можете гордиться?

-          В первой компании, куда я пришел, мне пришлось выполнять функции кризисного управляющего, руководя фактически двумя страховыми организациями. Одной в итоге пришлось пожертвовать, зато вторая эффективно работает и сейчас, несмотря на кризис пережитый учредителем - ГУТА-банком.  Вторую компанию я создал с нуля, по предложению НП «ФИНПРОМКО», пережив все волнения организационного периода, получение лицензии, борьбу за ее сохранение связанную с изменением страхового законодательства. Скучать не приходилось. Компания эффективно росла и во второй или третий год своей жизни была признана самой динамично развивающейся в области.  Я думаю, компания и дальше будет развиваться, тем более что там очень хороший, работоспособный коллектив, большой уставной капитал, реальная поддержка собственника и перспективы для роста.

-           Если все резюмировать, то работая на должности руководителя нового страхового холдинга, каким принципам вы будете следовать в борьбе с конкурентами, какие задачи решать?

-          Мы приложим усилия, чтобы быть лучшими, первыми. Не потому что не любим наших конкурентов, а потому что наша задача собрать и сохранить свое поле. Мы приложим усилия, чтобы на нашем поле другие компании не работали. Я говорил руководителям многих страховых компаний о том, что мы готовы обсуждать любые условия взаимодействия, условия вхождения в наш холдинг, но поле у нас единое. Правила единые. Для региональных компаний это важно, это вопрос выживания. Если к нам пришли конкуренты, то мы боремся с ними все вместе.

-           То есть, вы используете патриотические мотивы?

-          По сути, в рамках холдинга мы создаем объединение уральских страховщиков. Мы объединяем финансовые, кадровые, административные, все имеющиеся у нас ресурсы, чтобы активно работать на нашем общем страховом поле. Мы живем здесь и хотим, чтобы наши компании эффективно работали.


 

Просмотров: 1108

Автор: Беседовала Ульяна ЕЛФИМОВА

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Елизавета Фитисова, «Уралочка-НТМК»:

«В такие дни особенно хочется выйти и погулять со своим друзьями по любимому городу».

суббота, 30 мая

Сегодня

+17
+17
+25
+25
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 23:05

В микрорайоне Компрессорном горит общежитие

Пожарные не могли подъехать из-за припаркованных машин.

Вчера в 21:25

Свердловский план по борьбе с безработицей не включает создание новых рабочих мест

Власти отреагировали на заявление министра труда Котякова.

Вчера в 18:25

В Свердловской области более 252 медиков заболели коронавирусом

Такие данные приводит профсоюз работников здравоохранения.