"Медвежий угол" Водоканала: путешествие к истокам питьевой воды для Екатеринбурга

Откуда в засуху берется вода для Екатеринбурга.

 

Мэр Аркадий Чернецкий поручил вице-мэру Екатеринбурга Константину Крынину проверить работу Нязепетровского водного каскада. Поэтому 4 июля около администрации сиротливо выстроился кортеж из десятка автомобилей, доверху набитых представителями СМИ: каждому хотелось своими глазами увидеть водопроводную надежду Екатеринбурга и понять, что в наши дни представляет собой система водоснабжения города.

Машина Константина Крынина профессионально улетела вперёд, поэтому несколько редакционных машин, включая нашу, остались один на один с посёлком Горный Щит, рядом с которым согласно карте располагалось одно из важнейших водохранилищ города Верхне-Макаровское. Никаких признаков «большой воды» рядом с посёлком не наблюдалось, поэтому журналисты плутали козьими тропами, пока не встретили Константина Крынина, с печалью во взоре осматривающего большое, заросшее травой поле.

Совсем недавно уверенное в себе, лицо вице-мера выражало крайнюю степень недоумения и даже злости, видимо, такой красоты он не ожидал здесь увидеть. Вскоре к его лицу присоединились вытянутые лица всех журналистов, потому как заросшее травой и деревьями поле и было знаменитым «Верхне-Макаровским». По обочине одиноко нёс ведро и удочку житель посёлка.
Оказалось, в глубине пустоши ещё протекают останки реки Чусовой, и там пока можно поймать несколько карасей.

Этим фактом был чрезвычайно удивлён ещё один участник поездки генеральный директор ЕМУП «Водоканал» Александр Ковальчик – видимо, он не испытывал иллюзий по поводу останков фауны водного массива. В это время Константин Крынин живописно расположился на фоне деревьев, и под шум проезжающих фур рассказал, как официально обстоят дела. Оказывается, в водохранилище недавно пустили новую воду, она доберётся по Чусовой своим ходом дней через десять, а пока мы имеем уникальную возможность узнать, «как это было».

Водоём на самом деле оказался резервным и состоял на балансе у Новотрубного завода, являясь технологической частью его производства. Весной завод слил месячный городской запас - 3,5 метра воды, оставив необходимые для собственной жизнедеятельности останки. Если бы не дикая засуха и отсутствие дождей, велик шанс того, что про Верхне-Макаровское водохранилище никто бы и не вспомнил. Однако в данный момент город, запасов воды в котором осталось не более чем на месяц, был явно разочарован увиденным. В итоге, городской МУП «Водоканал» будет вынужден сокращать объём ВИЗ-овского пруда. Не смотря ни на что, вице мер уверенно сообщил о том, что ограничение на использование воды для предприятий не произойдёт, и тарифы на воду не будут подняты.

На этой позитивной ноте мы временно попрощались и вслед за эскортом отправились к ядру Челябинской области – городу Нязепетровску, рядом с которым расположился последний водный рубеж Екатеринбурга.

И вот перед нами во всей красе открылось фантастическое место, которого не может быть… Но оно, тем не менее, есть. Первый час пейзаж за окном особенно не менялся. Затем неожиданно возникла чуть ржавая табличка, уведомляющая о въезде в Челябинскую область. В ту же минуту под колёсами машины начисто исчез асфальт и началось светлое будущее: по дороге то и дело встречались заброшенные ржавые конструкции, экскаваторы, и естественно исчезли последние признаки осознанной человеческой жизни.

Лес становился всё более густым и красивым, а дорога узкой и гористой. В клубах белой дорожной пыли, за исключением нескольким самых выносливых, исчезли машины СМИ. Скоро полностью и с концами исчезла сотовая связь, и в наши головы закралась мысль о том, что если мы не попали в Нарнию, то как минимум забрались в дикие лесные дебри – эти предположения были недалеки от истины. Вершины уральских хребтов наша машина достигла далеко за полдень на последней ноте – бензина оставалось ровно на 20 км, и сложно было представить как долго мы бы толкали её обратно. Узкая, горная тупиковая дорога привела нас к небольшому зелёному забору с надписью «Станция три» – было видно, что это один из последних рубежей, взятых живым человеком.

Со всех сторон к участку немилосердно подступала живая природа. Внутри территории обнаружились две башни из красного кирпича – сказочные на вид насосы, старенькая теплица, несколько одноэтажных хозблоков, ангар и сторожевая собака. Александр Ковальчик, не так давно назначенный на должность гендиректора МУП «Водоканал», был здесь в третий раз и с интересом рассказывал особенности технологического процесса.

Одна труба Нязепетровского каскада тянется 36 километров и поднимает воду через три каскада ступенчатым методом. Первым в дело вступает водозаборник, забирающий воду из 19-ти километрового пруда, затем он перебрасывает её на 4 станции вверх. Все станции располагаются в глуши, на склонах уральских гор, поэтому окончательная высота подъёма воды – по 280м между станциями и более километра – высота хребта. Затем вода вырывается наружу в 15 метрах от реки Чусовой и своим ходом вливается в реку, заполняя городские водохранилища. Обычно этот «крайний рубеж» запускается в октябре, только удивительно засушливая погода заставила Водоканал запустить станцию раньше времени.

Так как сейчас мы располагались на территории «Станции номер три», первым делом ноги понесли нас в Ангар, смотреть на чудо-насосы, многие года снабжающие Екатеринбург водой. Ангар – это небольшое помещение. Немногим более обычного школьного спортзала с глубокой ямой практически по всему периметру зала и узкими окнами под потолком. Яма заполнена техникой, насосами, генераторами – они кажутся небольшими со стороны, но вблизи достигают человеческого роста. В обычные дни для снабжения города хватает одного насоса, но сейчас везде работает по 3 насоса из 4-х возможных.

В зале стоит страшный шум, обстановка весьма аскетичная – эмульсионная краска, цветы и пожарный щит, очень чисто. Как икона над залом нависает большая цветная «Схема Водоснабжения Екатеринбурга». Рабочие серьёзны как никогда, все чётко в спецовках и касках. Люди приезжают сюда работать из самого Нязепетровска – остальные населённые пункты находятся слишком далеко от этого глухого места. Мужчины работают посменно – два через два, живут на территории базы и в свободное время выращивают собственные овощи. Как говорят, уровень зарплат на МУП «Водоканал» для города довольно высок. Работа непроста и опасна, раз на раз не приходится, нужно соблюдать осторожность.

Ступенчатый метод гонит воду под давлением в 80 атмосфер поочерёдно через все насосы, поэтому остановить воду практически невозможно. В случае аварии приходится отключать все четыре станции, ремонтировать и запускать с самого начала, начиная с платины, а это каждый раз огромные средства – до 20 млн. рублей. Если происходит ЧП для связи с внешним миром здесь – рации, поскольку не ловится даже радио. Как рассказал Александр Ковальчик, оборудование на станциях не новое, все насосы 74-75 года изготовления, раньше их делали у нас, частью производили на Уралмашзаводе, но теперь нет ни заводов, ни комплектующих. Купить для замены сломавшуюся деталь бывает очень сложно, приходится ехать в единственный работающий завод на Украину, где за 6 миллионов долларов можно приобрести подобное оборудование.

Как рассказал глава Водоканала, раньше в Екатеринбурге не было и этого. В 1973 году город поразила страшная засуха, практически полностью исчезла вода в водопроводе, были высушены и выпиты все резервы, сильно истощён ВИЗ-овский пруд. Отчаявшись, водопроводчики перекидывали трубы к Челябинску и сливали воду из каскада Челябинских озёр. В тот страшный год город подчистую выпил пять озёр, и сейчас их просто нет на картах – после такого стресса водоём практически не может восстановиться. После этой ЧС и появился Нязепетровский каскад, с самым современным по тем временам оборудованием и новая плотина.

До этого лета в таком чрезвычайном режиме насосам работать не приходилось, а сейчас каскад – это единственное, что спасает город. В Нязепетровской запруде всего 150 кубов, из которых 90 можно выкачивать без ущерба. В Волчихинском водохранилище осталось 56 кубов, возможно, её придётся выкачать подчистую и уничтожить, затем придёт очередь пруда на ВИЗ-е. При самом положительном раскладе, учитывая уровень испарений, воды в Екатеринбурге останется на месяц.

«Дальше, если нам не дадут денег – 160 млн, которые пойдут на электроэнергию для снабжения Нязепетровского каскада, придётся урезать уровень воды, - рассказал Александр Ковальчик. - Если этого не сделать, Водоканал полностью разорится. Возможно всё обойдётся, если в сентябре начнётся сезон дождей. В дождь уровень запруд восстанавливается до исходного уровня всего за 2 недели, это бы очень помогло городу. Если же зима будет малоснежной, к 5 апреля может сложиться такая ситуация, что в Екатеринбурге останется запасов воды на 5 дней, это будет ЧП».

Пока что станция справляется, хотя и запущенна была на 3 месяца раньше обычного срока, 1 августа. Первые дни рабочие работают без перерыва, спят по 2 часа в сутки, так что лишнего свободного времени тут нет. Тем временем чиновники и журналисты пересели на вездеходы – это единственный способ добраться до вершины горы и своими глазами увидеть трубу, из которой выливается живительная жидкость. Лес и узкая однополосная глинистая дорогая – единственный путь, говорят, зимой укатывается снег и передвигаться становится немногим проще.

«Это место называется Медвежий Угол, - рассказывал тем временем директор Водоканала. – совершенно дикая природа, много волков и очень много настоящих медведей, правда, людей они в основном опасаются. Только здесь, без людей и сотовой связи я по настоящему отдыхаю, здесь просто рай. Но вам рыбные места не скажу, чтобы туристов не набежало. Сюда очень редко заносит туристов, которых вывел на эту тупиковую дорогу навигатор».

В подтверждение его слов перед нами пролетел дикий сокол. По правую и левую строну от дороги присыпаны землёй огромные водяные трубы. Внутри такой трубы может поместиться согнутый в поясе человек – её высота 1,2 метра. Каждый год перед открытием сезона рабочий на тележке проезжает внутри трубы и спугивает накопившуюся за год живность, проверяет стенки. Говорят, там попадаются самые интересные животные экземпляры, много ежей, змеи. Работа опасная – кое где вода под давлением застаивается, нужно выбираться наружу и вручную выпускать воду из «колен» трубы.

В этом году в одном таком колене нашли огромных размеров карпа – альбиноса. Он не только сумел выжить под огромным давлением, нетипичным для его вида, но и находил себе пищу для пропитания. В этой глуши помимо медведей промышляют и воры. Хотя воровать на базах практически нечего, местные жители умудряются срезать металлические люки, вентиля и периодически срезают электропровода, оставляя станции без электроэнергии.

Мы прибываем на место выходы труб. Огромные бетонные стены, формирующие искусственное русло немного повело, так как с них срезаны лишние металлические части. Две огромные трубы выходят наружу, из них льётся пенистая река, вокруг – дикий лес. Александр Ковальчук провожает сотрудников JustMedia к руслу Чусовой, сообщая что сам регулярно во время таких вылазок снимает с себя клещей. Но журналистов и это не пугает. Несколько крапивных буреломов спустя мы видим, что на месте старого русла реки уже растёт подлесок. Обещанных 15 метров не получилось, река усохла на несколько десятков метров и совсем обмельчала. Да, с такой погодой надежда остаётся только на дожди и насосы. Константин Крынин опасливо осматривает бетонные залежи и с интересом заглядывает в жерло трубы, а мы выдвигаемся дальше.

Через некоторое время горная дорога выводит нас в тот самый Нязепетровск – маленький чистый городок, расположенный в очень живописном месте. На опушке густого леса отдыхают коровы, а в центре города красуется выбеленное здание местного отделения Водоканала со статуей из сваренных труб у входа. Воображение поражают горы и огромная плотина, которая как бы нависает над городом.

Вообще, плотина это режимный объект, чуть что и она полностью уничтожит город. Плотина – ровесница водозаборной системы, она недавно начала протекать и сейчас находится в стадии ремонта. Её длинна 300 метров, рабочие делают 24 захватки по 15 метров, один за другим вскапывают отрезки и утрамбовывают землю. Главное, чтобы земля не промокла, поэтому ремонтируемые участки укрыты плёнкой. На ремонт уйдёт около 3х месяцев. Вода в водохранилище очень чистая, озеро охватывает всё видимое пространство, а по берегам – хвойные деревья и скалы. Сложно сопоставить эту потрясающую воду с тем, что часто вытекает у нас из крана.

«Вода проходит 4 стадии отчистки, несколько крупных фильтров, - рассказал Александр Ковальчик. - Сначала её чистят от механического мусора, затем от всевозможных бактерий. В конце цикла все бактерии напрочь убивают ультрафиолетом, и для того, чтобы вода смогла пройти по нашим городским трубам, ничего не подцепив, её разбавляют хлоркой. Хлорка не опасна, от неё ещё никто не умирал. Воду из под крана можно безопасно пить».

С сожалением покидаем пруд в поисках дороги домой. Уезжать из футуристического центра уральских гор действительно не хочется. На окраине города дымится городская свалка. В центре её гордо вышагивает большая рыжая корова, и, не смотря на горящий в полуметре мусор, жуёт остатки пищи. Глядя на это меланхоличное, но очень мужественное животное на фоне пожарного зарева у меня в голове проносятся мысли – а что нам эта засуха, если даже наши коровы не бояться стать бифштексом. Воистину, Урал это уникальное место, особенно, Южный, с его очаровательной «Челябинской» закалкой.

ФОТОРЕПОРТАЖ с поездки можно посмотреть ЗДЕСЬ.

Просмотров: 2227

Автор: Алиса СТОРЧАК, ФОТО - Валентина СВИСТУНОВА

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Юрист Алена Беликова:

«При любых погодных условиях оставайтесь людьми»

среда, 16 октября

Сегодня

+6
+6
+7
+7
Днем
+4
+4
Вечером
Загрузка...