Кролики слушают радио, чтобы ничего не бояться. Репортаж с фермы

Или о том, почему нельзя покупать китайские кроличьи шапки.

Когда-то давно, когда деревья были высокими, а трава божественно зелёной, я мечтала о собственном кролике. Никакое другое животное, как мне казалось, не может сравниться с его мягкой шкурой, а также высокими моральными качествами. Письма Деду Морозу не помогали, под ёлкой я находила записки: «Вот тебе игрушечный, а живого пожалей, пусть пока в лесу побегает». Но энтузиазм юного натуралиста был неукротим. Будучи постоянным клиентом детской библиотеки, я выпросила у суровой очкастой книгохранительницы томик о разведении и уходе за кроликами и тут же погрузилась в чтение. Часто это было чтение вслух, мне очень хотелось впечатлить родителей своим рвением по уходу за кроликом, и родители, соответственно, взвыли. Дело решил случай. Книжку нашёл злоязычный папа и мгновенно обнаружил там знаменитый абзац: «Кролики — это не только ценный мех, но и три-четыре килограмма ценного, легкоусвояемого, диетического мяса». Видимо, именно эту цитату когда-то сделал крылатой Остап Бендер. Конечно, папа гомерически смеялся, а я расстраивалась, плакала и вообще не могла понять, что за бездушное животное может помышлять о кроличьих тушках.

Поэтому сегодня, когда наш небольшой туристический автобус притормозил у огромной вывески «Диетическое мясо кролика: печень кролика, спинки кролика, тушки кролика», я не знала, как это всё-таки стоит расценивать. С одной стороны, ООО «Раббит» — это одна из шести успешных кроличьих ферм в стране и там как-никак 1500 живых кроликов. С другой — много ценного, диетического мяса. То есть то ли мечта, то ли детский кошмар.

Ферма располагается в окрестностях Екатеринбурга, в посёлке Патруши. На территории заброшенного сельскохозяйственного предприятия выстроились новые белые, европейского вида домики.

На самом деле, кроличья ферма — это святая святых, кролики — животные пугливые и очень подвержены инфекциям извне, поэтому посторонним среди кроликов не место. «Это самая современная ферма,— многообещающе сообщила пресс-секретарь министерства сельского хозяйства Екатерина Ятнова.— Они здесь даже размножаются методом искусственного осеменения». Лица участников экскурсии после этого замечания выглядели действительно удивлёнными. Если уж самый любвеобильный символ фауны делает это искусственно, куда деваться нам, простым смертным.

Предосторожности, которые нас встретили на входе, не снятся и тяжело больным. «Раздай им касперов»,— загадочно сообщил директор предприятия Евгений Бессчастный. Через несколько минут мы, как стайка несколько отъевшихся привидений, уже разглядывали друг друга в широких белых комбинезончиках, закрывающих тело и волосы. Руки обрабатываются специальным составом, ноги — в бахилы и сланцы — и то не факт, что кролики не заболеют: слишком нежные это животные. В качестве последней дезинфицирующей камеры мы пробежали в сланцах по морозу и оказались в большом новом ангаре.

В ангаре очень влажно и немного сумрачно, громко играет музыка. Животными совершенно не пахнет (особенно если учесть их количество), а пахнет приятным дезинфицирующим средством. На задней стене ангара располагается хитроумное электронное устройство. Оно не только показывает температуру и влажность внутри и снаружи фермы, но и демонстрирует другие показатели. Влажность для разведения кроликов — параметр очень важный, обычно она достигает 60-70%. Кролики живут в двухъярусных клетках без поддона, под рядом клеток тянется яма. В нижних клетках — родившие самки и крольчата. В определённое время самок запускают в отдел с крольчатами, и кролики получают молоко. Обычно «в работе» находится около 768 самок, остальные в этом время вынашивают крольчат. Самки рожают 6-8 раз, примерно один раз в месяц, затем идут на убой. То есть маточное поголовье фермы раз в год меняется на 120%, редкий кролик доживает до нового года. Молоденькие крольчата до месяца получают необходимые прививки, а затем живут примерно до 77 дней, когда их вес достигнет 2,8-3,2 кг. Затем идут на печень, спинки и тушки. Выработка одного кролика достигает 48% — остальные части кроликов идут в отход.

«Вот поэтому никогда нельзя покупать китайские кроличьи шапки,— отметил Евгений Бессчастный.— Их делают из таких вот крольчат, шерсти у них практически нет, поэтому изделия не ноские. Мы у наших кроликов шкурку не берём. Для шкурок есть другие породы кроликов, и выращивать их лучше на улице, чтобы мех животных был более густым».

Самцам больше повезло — на одного приходится 60-80 самок, и, в отличие от крольчих, у них есть собственные имена. Кролики узнают человека, который с ними постоянно работает и радуется ему. «Мы искусственно забираем у них сперму, поэтому когда кролик видит человека, он уже испытывает положительные эмоции в предвкушении процедуры»,— рассказывает Тимур, сотрудник фермы.

В одно и то же время специальный механизм открывает кормушки и насыпает кроликам зерно. В другое время — включаются вентиляторы. В общем, жизнь кролика опасна и трудна, много постороннего шума. Поэтому жизнь кроликам скрашивает радио — хотя там ещё больше ужасного, то новости расскажут, то рок включат. После этого любой механический шум кажется жителям фермы менее пугающим, после радио они готовы ко всему.

Большие красноглазые калифорнийские и новозеландские кролики прядут своими симпатичными ушами с клеймом и не думают о плохом. Некоторые имеют вполне философский вид, смотрят с прищуром на наши «касперы», некоторые меланхолично спят. Гулять их всё равно не выпускают, но им это, судя по всему, и не нужно.

Симпатичный житель Казани Тимур — настоящий фанат кроликов. Мужчина приехал с закрывшейся кролиководческой фермы, здесь он занимается самками и маленькими крольчатами. Сегодня он делал ревизию на поддонах трёхдневных крольчат. Самки кролика имеют 8-10 сосцов, но приносят по 12 детёнышей. В живых сотрудники предприятия оставляют примерно 8 штук. Тимур проходит по гнёздам и выбрасывает в ведро тех, кто не пережил ночь. Остальных он выкладывает на поддоны в зависимости от веса. Крупных складывает в одно гнездо, кроликов среднего размера — в другое, мелких — в третье. Крольчихам всё равно, они выкормят и чужих детей. «Если их не сортировать, крупные крольчата объедают маленьких, и те погибают,— рассказывает Тимур.— Вот смотрите — этот кролик сегодня плохо ел, вялый. В таком виде он не боец, а не бойцом он нам не нужен».

Самки совершенно спокойно переносят процедуру, уже привыкли к рукам. Несмотря на трусость, кролик не укусит без необходимости, укусить — скорее, защитный рефлекс напуганного животного. Раньше у директора предприятия Евгения Бессчастного жил собственный кролик. Он любил есть провода, кабеля и его совсем не брал ток. По словам Евгения, при тесной жизни с человеком интеллект кролика превосходит кошачий, они начинают многое понимать.

«В этот бизнес я попал случайно,— вспоминает Евгений.— Мой отец занимался строительством и предложил сделать такую вот ферму, чтобы обеспечивать сотрудников мясом. Поначалу я спасал каждого кролика, пытался всех выкормить, один раз даже держал и выхаживал крольчат в своей ванной. А потом они выросли, вырвались и перегрызи все провода, повредили мебель. Затем мяса стало больше, чем желающих, и избыток мы решили продавать. Какое-то время я занимался этим сам, а затем почитал литературу, съездил на европейские фермы и понял, что мы находимся в каменном веке. Сейчас многое изменилось. Приглашённых специалистов в этой области практически нет, но есть потрясающие самоучки-энтузиасты, которые любят кроликов. Вот, например, наш Тимур переехал сюда только ради фермы. Наверное, мы с ним сумасшедшие».

В России всего шесть успешных хозяйств — по словам Евгения, выжить на рынке довольно сложно, несмотря на то что выработка предприятия составляет 39000 кроликов в год. Сейчас они воют с магазинами, пытаясь поднять цены на мясо. Покупать тушки можно прямо на ферме, где килограмм крольчатины обойдётся примерно в 300 рублей за охлаждённое и 285 за замороженное мясо. В магазинах цена за килограмм достигает 400 рублей. Часто мясо берут перекупщики и перепродают с огромными процентами. Без них — только на ярмарках выходного дня, на улице Пушкина. Продают кроликов и на разведение, эти кролики содержатся в отдельных загонах. Живьём кролик будет стоить примерно 1500 рублей.

«Можно купить кролика ребёнку, у нас иногда просят,— рассказывает Евгений.— Но мы стараемся не отдавать кроликов детям. Дети поиграют, и им это надоест, ведь сейчас это крольчата, а через три месяца совершенно взрослые крупные животные».

Много опасностей ждёт смельчака, взявшегося за разведение маленьких пугливых животных. «Это одно из последних животных, приученных человеком,— рассказывает Тимур.— Они довольно дикие и подвержены инфекциям. Через 30 дней после вашего посещения мы пройдём по рядам и, скорее всего, увидим падёж животных. К сожалению, кролики всегда умирают после посещения фермы посторонними, достаточно самой обычной инфекции с рук. Поэтому мы стараемся никого не пускать».

ФОТОрепортаж с кроличьей фермы смотрите здесь.

 

Просмотров: 3246

Автор: Алиса СТОРЧАК, фото автора

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анастасия Амерханова, волонтер «Силы Урала»:

«Самоизоляция – это прекрасное время попробовать себя в чем-то новом».

четверг, 28 мая

Сегодня

+17
+17
+25
+25
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 19:40

В Свердловской области основная часть заболевших коронавирусом – младше 50 лет

Павел Креков раскрыл возрастную структуру заболевших на Среднем Урале.

Вчера в 18:58

В региональном правительстве объяснили высокие цифры заболеваемости коронавирусом на Среднем Урале

В последнее время регистрируют более 200 заболевших каждый день.

Вчера в 18:01

Kemppi – сварочное оборудование для качественного решения задач

Во многих ситуациях ей просто нет аналогов по качеству получаемого продукта.

Вчера в 17:01

Семья из Нижней Туры отсудила у МВД более 160 тысяч рублей за ошибку в загранпаспортах

Из-за этого свердловчане не смогли улететь на отдых в Турцию.

Вчера в 16:42

В Свердловской области снова ожидается гроза с ураганным ветром

МЧС уже разослало жителям предупреждение.