Александр Высокинский: «Ваши читатели впадут в кому, узнав, во сколько обойдется городу новый трамвай. Это космические суммы»

Вице-мэр рассказал JustMedia подробности сделки по поставке новых трамваев.

Новый трамвай от Уралтрансмаша стал главным событием и главным экспонатом ИННОПРОМа-2014. С ним больше всего фотографировались обычные посетители выставки, о нем чаще всего писали СМИ от местных до международных, его особенно критиковали топ-блогеры, а завсегдатаи социальных сетей наделали кучу фотожаб. Администрация Екатеринбурга, правительство Свердловской области и Корпорация УВЗ подписали соглашение о закупке 50 трамваев до 2018 года, часть из которых, по слухам, выйдет на наши улицы уже в следующем году.

 

Мы встретили на выставке вице-мэра Александра Высокинского, отвечающего в городской администрации за стратегическое развитие и финансы, и подробно расспросили о сделке и будущем общественного транспорта столицы Урала.

 

 

- Александр Геннадьевич, расскажите, в чем суть соглашения?

 

- Смысл этого соглашения заключается в том, чтобы четко понимать перспективы. Оно сводится к тому, что и промышленные предприятия, и администрация города, и администрация области переходят к элементам долгосрочного инвестиционного планирования, о чем, собственно, президент и говорил, когда подписывал закон о пятилетках. Участвует Газпромбанк. Нужно отдать должное, наверное, Газпромбанк с точки зрения городских проектов самый адекватный. Инфраструктурный большой банк, четко понимающий, что не все дело в деньгах. Поэтому в этом соглашении стоит его подпись. Итого: губернатор, который говорит, да, это надо, мы это будем решать; Александр Эдмундович Якоб, который говорит, да, мы это точно так же будем делать; Трансмаш, который это производит и банк, который выполняет роль финансового оператора. Именно эта связка позволяет проект реализовать.

 

 
Социальные сети наполнили фотожабы с новым трамваем. Фото Юрия Гаркнуова и Ивана Васильева (Фейсбук и ВКонтакте).

 

Но обсуждать только покупку трамваев – этого мало. Для того, чтобы эта «Черная акула», как трамвай начали называть, стала ходить по городским улицам, ей нужна совершенно иная дорожная инфраструктура, совсем другие рельсы. Это не должны быть изношенные рельсы, грохочущие, как у нас сегодня. Нужно переделывать дорожную сеть, нужно переделывать подстанции. Это в целом проект полной модернизации городской транспортной инфраструктуры. Трамвай – это всего лишь вершина айсберга.

 

- Роль банка какова? Он предоставляет лизинговую схему?

 

- Да, это долгосрочные инвестиционные кредиты. Сегодня даже реформа городского водоснабжения во многом удалась благодаря поддержке Газпромбанка и Сбербанка. Это инвестиционные кредиты, которые мы брали на модернизацию водной инфраструктуры. Водоканал эти кредиты обслуживал, отдавал, но главный толчок – это банки. Очень приятно, что Газпромбанк, цель которого теоретически зарабатывать деньги, понимает, что создав новую инфраструктуру, можно заработать больше денег, чем вначале просто взять и задушить процентами.

 

- На каких условиях даны кредиты? Под муниципальные гарантии?

 

- Да.

 

- А какова тогда роль правительства в соглашении?

 

- У нас уже были подобные договоренности с правительством, мы вместе строили метро. Договаривались 50 на 50, но в итоге две трети вложил город, и только треть вложила область. Город брал кредиты под свои гарантии, область под свои. С Водоканалом так же было, один из кредитов выдавались под гарантии правительства. Что касается трамваев, совершенно очевидно, что город в одиночку эту программу не потянет, у нас таких источников нет. Поэтому здесь нужна помощь правительства. Но здесь бюджетный рубль выступает как катализатор. Когда правительство выделяет деньги, на каждый бюджетный рубль можно предусмотреть два рубля кредитов. Так, чтобы та же Корпорация УралВагонЗавод могла купить комплектующие, и эти трамваи появились.

 

- А само соглашение что дает? Гарантии того, что правительство уже не откажется от софинансирования? Или это чисто формальная бумага?

 

- Ну мы рассчитываем, что не откажется, хотя у нас есть опыт, когда правительство отказалось компенсировать соглашение по льготникам, заявив, что это не мы подписывали. Это подписывал Кокшаров, а сейчас у нас другой председатель правительства. Но все-таки хочется верить, что таких прецедентов будет меньше.

 

- В следующем году поменяется губернатор, поменяется правительство, не наступаем ли мы на те же грабли?

 

- Не я это говорил. Не нам с вами делать прогнозы, когда поменяется губернатор.

 

- Я условно…

 

- Не важно, какая у губернатора фамилия, важна преемственность в выполнении решений, принятых на уровне государственной власти. Не важно, какая фамилия у губернатора, у председателя правительства, есть документ, подписанный надлежащим образом, и государственная власть должна эти обязательства выполнять.

 

- По соглашению на улицах города до 2018 года должны появиться 50 трамваев. Примерную смету просчитывали, с условием замены дорожного покрытия, замены рельсов, подстанций, переподготовки водителей и механиков?

 

- Конечно, просчитывали.

 

- Сколько?

 

- Я вам сейчас назвать не смогу, она очень большая, чтобы не шокировать.

 

- Сколько городских бюджетов?

 

- На данном этапе главное даже не сумма, главное – система. Если удастся соединить в одно целое область, город, Трансмаш и банк и запустить эту систему, тогда встает вопрос денег. На сегодняшнем этапе мы создаем именно финансовый механизм. И это самая сложная задача. Невозможно купить эти «Черные акулы», которые стоят на стенде Трансмаша, и завтра пустить их по нашим раздолбанным трамвайным рельсам. А что такое новые рельсы? Это бетонная плита монолитная 40 сантиметров, на эта плиту надеваются новые рельсы на резиновых подушках, у них очень жесткая геометрия. Это сваренные клети по 300 с лишним метров так, чтобы не было стыков, и тележка трамвая не разбивалась. Это совсем другая технология. И мы сегодня находимся на стадии создания этой новой технологии. Феррари – классная машина, но я в Екатеринбурге себе Феррари никогда не куплю, я езжу на джипе, потому что все-таки с клиренсом 6 сантиметров я ее убью за месяц. Для того, чтобы такие трамваи начали ходить, нужны не только сами трамваи. Я могу сказать, нам нужно 500 миллиардов. Или 200 миллиардов. Или 20 миллиардов. Ваши читатели в кому впадают что от миллиарда, что от ста миллиардов, уже неважно. Все равно это суммы некие космические.

 

- Т.е. появление этих трамваев в парке ЕТТУ – это утопия?

 

- Нет, это не утопия, это будущее. На сегодня вместе с такими трамваями должна появиться новая инфраструктура. И она будет создаваться. Это совершенно такая понятная вещь. У меня убедительная просьба, не нужно, чтобы JustMedia писали, что Высокинский пришел и сказал, что все эти трамваи – полная х*рня. Это не наша позиция. Просто мы на сегодня обсудили первый этап. Вот у нас появился трамвай. Его будем испытывать. Второй этап – модернизация дорожной инфраструктуры. Третий этап – модернизация систем энергоснабжения трамвайного движения. Это все будет идти последовательно. Создание такого трамвая – это несколько лет, модернизация инфраструктуры – это вопрос денег. Сколько денег – столько отремонтировали, технология понятна. То же самое с электричеством. Но для того, чтобы понять всю эту систему, ее нужно рассматривать в комплексе. А то, что коллеги сделали большой шаг вперед, и сделали это в Екатеринбурге, это очень хорошо. Есть одна тайна. В Советском Союзе чешским парком обеспечивались столицы республик и такие города, как наш, потому что у нас были побратимские связи с Чехией. Остальные города ездили на Усть-Катаве, в том числе и Питер. Там совершенно иная база. Сегодня аналоги чешских трамваев на рынке отсутствуют. Чехия их делает, но это достаточно дорого. Мы говорим о рынке в четыре тысячи трамваев при сроке эксплуатации 30 лет. Тот, который нужно заменять. И если это сделает Трансмаш, для нас это выплаченные налоги, новые рабочие места. И Екатеринбург снова становится локомотивом для городов-миллионников. Мы же делаем не только для себя, у нас всего несколько сотен трамваев. Это рынок для всех городов-миллионников. И это совершенно нормальная классная задача.

 

- Вы так грамотно ушли от ответа на вопрос о примерной смете проекта. Хотя бы порядок цифр – миллиард, 10 миллиардов, 20 миллиардов?

 

- Нынешний трамвай стоит 15 миллионов рублей. Этот трамвай, я думаю, будет стоит миллионов 30-40. Но он трехсекционный, он сам по себе больше. Если говорить о реконструкции сетей, это миллиарда три-четыре нужно будет потратить, чтобы привести в порядок центр города.

 

- А весь город? Он же не будет только по центру кататься, где-то будут конечные остановки.

 

- Технически на сегодня, чтобы начать эксплуатировать эти трамваи, нашей сети достаточно, они будут по ней ездить. Но для того, чтобы использовать все возможности этого трамвая, нужна хорошая сеть. Он будет ходить по нашим рельсам, но ездить будет медленнее. Поэтому пусть трамваи ходят, пусть они у нас испытываются. Испытав у нас, можно поставлять их в города-миллионники. Мы сегодня заинтересованы в том числе в том, чтобы деньги за эти трамваи попали на территорию Екатеринбурга. Чтобы у Трансмаша была работа на ближайшие 10-15 лет. В этом случае мы под Трансмаш готовы планировать городские программы развития, они готовы развивать социальную сферу, строить детские сады, привлекать рабочих.

 

- А какова судьба соглашения по компенсации льгот. Правительство вернуло вам полтора миллиарда?

 

- Нет. Мы продолжаем переговоры. Транспортные МУПы ежегодно терпят убытки в размере миллиарда рублей. Работаем с депутатами по этой теме.

 

- Не боитесь, что с трамваями получится так же?

 

- Если всего бояться, город не будет развиваться. Это оправданный риск.

 

Просмотров: 5590

Автор: Евгений Катыхин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...