Жан Пистр, архитектор: «Екатеринбург должен учесть плохой опыт французов и строить небоскребы, не нарушая городское пространство»

Известный французский архитектор рассказал уральским коллегам о главных ошибках при возведении башен.

Известный французский архитектор и соучредитель Volode Et Pistre Жан Пистр посетил Екатеринбург. Эксперт поделился с уральскими коллегами опытом строительства небоскребов в своей стране, рассказал о самых главных ошибках в этом процессе, а также о том, как их необходимо исправлять.

 

Манхэттен — идеал высотного строительства в мире

 

По словам Жана Пистра, архитектурная красота небоскреба создается за счет его окружения. Хорошим примером реализации этого постулата является Манхеттен. Несмотря на то что данный район Нью-Йорка является воплощением высотного строительства, его улицы остаются оживленными и дружественными. Все городское пространство в нем — пешеходы, автомобили, коммерческие точки —  располагается у подножия башен, и поэтому они остаются доступными для посещения. И эта свобода — именно то качество, которое необходимо сохранять.

 

Полной противоположностью Манхэттена в этом вопросе является еще один мировой центр высотного строительства — Гонконг. По мнению французского архитектора, зеленые насаждения только окружают башни, но между природой и современной застройкой нет никой связи, как это может показаться на первый взгляд.

 

Ту же самую картину можно увидеть в Лос-Анжелесе, где просто пожертвовали городской средой. Пешеходные пространства были либо заменены трассами, либо оторваны от плоскости земли высотными переходами.

 

Башня должна быть продолжением города

 

Французы при возведении небоскребов на территории своей страны столкнулись с той же проблемой. И эксперт надеется, что Екатеринбург не повторит их ошибку.

 

«В Париже мы соорудили огромную плиту, под которой располагались все технические сооружения и парковки. Вокруг нее пустили дороги. На самой плите располагалось 10 башен. Предполагалось, что именно на этой плите будет проходить вся жизнь. Результат получился печальный. Этот район лишился жизни, особенно вечером, потому что здесь было очень много барьеров. Мы оторвали пешеходов от поверхности земли минимум на 10 метров, тем самым нарушив привычное городское пространство. Данная нехватка свободы или гибкости создает серьезное ограничение для дальнейшего развития города или преобразование района. Екатеринбург должен учесть этот плохой опыт и не повторять его  при дальнейшем строительстве небоскребов», — говорит Жан Пистр.

 

Чтобы решить сложившуюся проблему и вернуть взаимосвязь башен с небом и улицами города, французские строители реконструировали проект. Были снесены часть плиты и стилобата, которые проходили над проезжей частью. Это позволило вернуть пешеходов и торговую составляющую на уровень тротуара и проезжей части.

 

«Основные направляющие городской среды, ее ось и стратегические направления, всегда должны быть приоритетом над архитектурной формой. Башня должна быть продолжением города. Сейчас в Лионе мы реализует проект башни Insity, которая станет самой крупной в пригороде Франции. Этот объект мы прекрасно интегрировали в городскую среду, четко сохранив все существующие в этом районе улицы. Эта башня, как и на Манхэттене, вырастает из тротуара и не вносит своим появлением изменений в нормальное развитие жизни», — говорит Жан Пистр.

 

Небоскреб должен взаимодействовать с землей и небом

 

Еще одним хорошим примером соединения двух пространств с помощью небоскреба, по словам французского архитектора, является башня Shimao в Азии. Этот объект является продолжением городского парка и похож на цветок лотоса, который появляется из воды.

 

«Объектом, где вопрос взаимодействия небоскреба с землей достиг своей крайней точки, стала башня Triangle в Париже. Его возведение мы начнем через два года, потому что процесс согласования и получения разрешения во Франции — это достаточно длительный процесс. Протяженный профиль башни станет связью между периферией и пригородом Парижа. Высота объекта с линейным фасадом составляет 180 метров. На уровне улицы в здании будут кафе, рестораны, музеи», — отмечает Жанр Пистр.

 

По словам эксперта, верх совершенства в строительстве небоскребов — это когда форма башни появляется из контекста района и символизирует отношение между небом и землей. Примером такого объекта можно назвать башню GDF в пригородном районе Парижа Ла-Дефанс. Улицы, на пересечении которых было принято решение строить высотку, образуют букву V. В связи с этим один из углов башни спроектирован в форме якоря.

 

Со стороны Ла-Дефанс объект достигает отметки в 250 метров. Со стороны городской инфраструктуры проектом предусмотрено строительство небольших зданий, которые выстраиваются вокруг круглой площади, формирую я тем самым оживленный ландшафт.

 

 

Просмотров: 6660

Автор: Екатерина Турдакина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Надежда Плотникова, Global City:

«Сегодня ты можешь пожалеть, что забыл зонт, а завтра будешь спокойно надевать лыжи, собираясь на работу»

понедельник, 22 апреля

Сегодня

+4
+4
+13
+13
Днем
+9
+9
Вечером
Загрузка...