«Не надо подражать другим!». Архитектор-урбанист Маркус Аппенцеллер представил свое видение Екатеринбурга до 2050 года

Известный архитектор прочитал лекцию и рассказал, с чего необходимо начать для формирования видения города.

«Не надо подражать другим!». Архитектор-урбанист Маркус Аппенцеллер представил свое видение Екатеринбурга до 2050 года
«Не надо подражать другим!». Архитектор-урбанист Маркус Аппенцеллер представил свое видение Екатеринбурга до 2050 года

Известный архитектор-урбанист Маркус Аппенцеллер представил екатеринбуржцам свое видение развития уральской столицы до 2050 года. Эксперт также рассказал о своем опыте работы по исследованию и разработке стратегий развития для крупнейших мировых агломераций (Лондон, Роттердам, Рио-де-Жанейро, Санкт-Петербург, Шанхай) и о том, что из этого можно применить в нашем городе.

 

В теме лекции значилась стратегия развития Екатеринбурга, но Маркус сразу заметил, что это больше видение, а не стратегия.

 

—Что такое видение? С одной стороны — это что-то такое, что не является планом. С другой — видение представляет собой определенные планы, потому что, не нарисовав карту, очень трудно определить направление движения и точку, которой вы хотите достичь. В мире много мест, имеющих в основе видение. Среди них: Санкт-Петербург, Нью-Йорк, Дубай. И дело не в том, нравится ли вам эти города или нет, а в том, что все они основаны на четких и ясных идеях, которые представляют направление развития.

 

Есть, конечно, места без видения, например, городская застройка в Лас-Вегасе или город в Ливане. Дело не в том, как выглядят эти города, а в том, какие проблемы возникают при такой застройке.

 

—Каким вы хотите видеть свой город, как вы его планируете?

 

—Видение — это инструмент, позволяющий увидеть цель, которую надо достичь, не углубляясь в проработку каждой отдельной детали. Инструмент, объединяющий представителей различных партий, слоев, жителей города и заставляющий их действовать единым фронтом. Видение — это четкий признак амбиций, которые присущи городу: как я хочу выделиться, чем отличаться от других, куда я должен двигаться. Также это инструмент сравнения, насколько город продвинулись в достижении поставленных целей.

 

Зачем нам нужно видение? Город, так или иначе, развивается, но, как и повозка, без кучера он не двинется вперед, потому что кучер — это человек, который обеспечивает движение лошадей в одном направлении. Город — это центральное ядро, и если люди и структуры будут двигаться каждый в своем направлении, то это, как правило, заканчивается самостийной застройкой, фотографии которой я вам показывал. Необходимо создать единый орган, который будет координировать всю работу, потому что только интеграция гарантирует гладкое продвижение к цели, поможет быстрее решить существующие проблемы.

 

Это делает возможным осуществление долгосрочных проектов: по организации транспортной системы, строительству кольцевых дорог. Если у вас нет общего согласованного направления, то через 30 лет может оказаться, что не надо было строить те или иные объекты. Если вы знаете, в каком направлении движетесь, то это поможет активизировать государственные и частные инвестиции.

 

—Как разработать это видение, что оно должно содержать?

 

—Большинство городов мирового значения имеют видение. Отсутствие видения означает, что мы пытаемся подражать другим. Это более приспособленческая позиция. Сейчас я приведу несколько примеров развития крупных городов. У всех есть нечто общее. Они основываются на существующих у города активах, учитывают требования, которые, возможно, возникнут в будущем: изменение климата, старение населения, подтопление. Также все видения характеризуются четким заявлением и манифестацией политической воли, потому что ни одно видение не будет реализовано, если нет политической воли и поддержки населения. Нравится или не нравится, но эти институты должны работать вместе.

 

Сингапур — город–государство, которое одним из первых в мире — еще в 1960-е годы — определилось с видением дальнейшего развития и до сих пор четко придерживается его. Для города было разработано 10 принципов, охватывающих вопросы приближения человека к природе, транспорта, зеленых пространств, взаимодействия различных городских систем.

 

                  
На этой схеме представлена система электроснабжения и то, как она взаимосвязано с транспортом, как влияет на строительные технологии.

 

Подробно на каждом принципе останавливаться не буду, но в целом они определяют, каким образом действия, предпринимаемые сегодня, повлияют на среду в долгосрочной перспективе. В достижении поставленных целей используются политические средства, частные инициативы. Идет постоянный поиск путей снижения госзатрат на инфраструктурные вещи. Эта работа привела к тому, что Сингапур стал одним из самых комфортных городов для жизни. Я думаю, что у него можно поучиться другим.

 

Другой знаменитый пример — это Барселона. В XIX веке у нее был визионерский план. При планировке был использован научный подход, который определил, каким образом должны выглядеть кварталы, улицы, размер домов и то, как они должны быть ориентированы по отношению к частям света. Этот план был почти полностью воплощен. По окончанию диктаторского режима, в конце 1970-1980-х годов, Барселона выиграла заявку на проведение летних Олимпийских игр 1992 года. В то время город, находясь в оппозиции к центральному правительству, не получал достаточного финансирования, выглядел серым промышленным городом с не очень хорошим состоянием жилой застройки. Однако с 2000 по 2013 год турпоток в Барселону увеличился на 77%. Как им это удалось?

 

 

Был сделан четкий выбор: вкладывать общественные деньги только в улицы и площади. Первым стратегически важным решением стала прокладка дороги вдоль моря, что вывело город к воде. Вторым — реновация существующих площадей. С них вывели автомобили, поместив их в подземную парковку. Работа в данном направлении началась с центральных площадей и продолжается до сих пор. В Барселоне трудно найти пространство, поэтому они ищут нестандартные решения, например, разбивают сквер между двухуровневой развязкой или на большом перекрестке.

 

 

 

В данный момент благоустроены 36 парков, продолжается работа по объединению зеленых зон. Барселона вновь открыла для себя культуру пляжей, которые были очищены и реконструированы. Экономическую и пространственную составляющие координируют одни и те же люди. Существующий генплан постоянно обновляется, дополняется, есть техпроекты по строительству пляжей, площадей и других объектов. Управление процессом развития города достаточно формализовано и включает в себя три шага. Сначала проводятся общественные слушания, собираются предложения. Затем производится техническая оценка предлагаемых проектов, чтобы определить их цель и то, каким образом их можно вписать в программу развития города. В итоге появляется краткий план. Его отдают команде специалистов, которые его детально прорабатывают.

 

Важно отметить, что этот трехэтапный процесс применяется к любым проектам в Барселоне — от общегородских до небольших, например, по строительству площади. Обычно госсредства выделялись, как я уже говорил выше, только на строительство и содержание улиц и площадей. Последние годы Барселона начала продвигать свои экономические достижения. Если планируется новый проект, то выделяются средства на его продвижение. Например, на строительство инновационной зоны для производств.

 

 

Барселона занимается самосовершенствованием 30 лет. Екатеринбург только в начале этого пути. Ему есть чему поучиться у испанцев, но надо иметь в виду, что ситуация изменилась: нет больше Олимпийских игр, которые могли дать жесткий толчок к развитию. Поэтому в качестве еще одного примера я выбрал город-побратим Перми — Луисвилль в штате Кентукки. Этот город уже прошел этапы, которые сегодня можно наблюдать в столице Урала. Луисвилль во многом похож на Екатеринбург. Он расположен в центре Америки. По своему характеру Луисвилль не особо выдающийся чем-то город, но при этом имеет ландшафтную среду, которую можно менять.

 

 

 

В 2012 году было разработано видение для этого американского города. Работа началась с определения активов, природных ресурсов, культурных традиций, которыми располагает город. Какие возможности есть у него, чему не уделялось внимание, что забросили, был составлен список присутствующих компаний, которые можно было включить вписать в развитие будущего города. Также был проведен опрос местного населения, чтобы выяснить ценности и ожидания от предстоящих перемен.

 

Жителям задали вопрос: «Если бы можно было город описать, как описываешь человека, то какими характеристиками он должен обладать?» Специально для опроса были разработаны доски, с которыми можно было зайти в фотобудку и сфотографироваться. Доски были сделаны таким образом, что на них можно было записать короткое предложение.

 

 

Все собранные идеи (о том, каким горожане хотят видеть Луисвилль через 25 лет — к 2037-у году) аккумулировали и «переплавили», превратив в зоны, которым должно быть уделено особое внимание. Были созданы рабочие группы из представителей различных слоев населения, которые должны разработать общие цели и проект. В группах проведены обсуждения по нескольким направлениям: средства жизни, регионализм, соединенность, доступность, креативность, здоровье, энергетика, творческая составляющая, идентичность.

 

Была проанализирована такая городская единица, как микрорайон, чтобы определить возможности его роста, наполнения всем необходимым для жителей. Проведен анализ земли, топологический анализ. Исследования показали, что в городской среде есть места с недостаточно плотной застройкой, которые можно легко застраивать без дополнительных затрат (есть дороги и инфраструктура). Промышленные территории и побережье были определены как места для потенциального роста.

 

Исследования показали, что парки и открытые пространства не очень хорошо работают в американском контексте. Было принято решение объединить имеющийся зеленый фонд в единую систему, которая будет охватывать весь город.

 

Полученные наброски — это еще не план. Это документ для вдохновения, видения. Например, участники обсуждений пришли к выводу, что город имеет выгодное положение в стране, и это можно использовать, превратив Луисвилль в мультимодальный логистический хаб. Был сформирован список необходимых для этого объектов, потенциальных инвесторов и игроков. Получившуюся информацию они донесли до горожан, причем разделив аудиторию на две части: обычных жителей и лидеров мнений.

 

На следующих этапах обсуждались архитектурные предложения по развитию города, сочетающие в себе старые традиции и новые технологии. В итоге получается, что при таком подходе представить свое видение развития города смогли не только архитекторы и дизайнеры, но и жители.

 

Хотя я не знаю, сколько предложений от простых людей было реализовано, но сам процесс создает ощущение причастности к разработке планов.

 

 

Также хотелось бы остановиться на Детройте. Этот город не только один из самых успешных, но и разрушенных. Чтобы его возродить, как и в предыдущих примерах, сначала был оценено текущее состояние города. Честный взгляд на вещи показал, что у Детройта больше проблем, чем чего-либо. На основе проведенного анализа была сформирована целая серия идей, в том числе по поводу того, каким образом можно трансформировать заброшенные здания, чтобы их можно было использовать. Особое внимание было уделено существующим проблемам и способам их решения. Для этого было важно понять и определить, что такое качество в умирающем городе.

 

Последний пример — Лондон, который один из моих друзей определил, как триумф силы денег над коллективным разумом. Возможно, это связано с тем, что Лондон не имел традиций планирования городской среды, а развивался в течение многих лет сам по себе. Это означает, что у столицы Великобритания нет единой городской ткани. С одной стороны, город представляет собой сосредоточие деревушек, которые выросли по соседству и сформировали Лондон. С другой — это мегаполис, который идет за деньгами и приносит деньги.

 

 

Нам повезло работать с той частью города (территория старых доков, построенных в 1990-е годы), которая почти опустела. Работая над проектом данной местности, мы украли барселонскую стратегию: вкладывать госденьги только в уличное пространство, но при этом мы задействовали не каждую улицу. Определили петлю, состоящую из улиц, на которые будут осуществляться выходы из систем общественного транспорта и которые соединятся с зелеными зонами города.

 

Этот проект еще не завершен, застройка продолжается. Петля — это привлекающий элемент, вокруг которого ведется строительство. Первоначальные инвестиции города сгенерировали большой поток частных средств в развитие данных территорий. Здесь есть различные типы недвижимости. В данный момент около петли выполнено 30 объектов. Позднее у нас появилась возможность заняться не только этой зоной, но и территорий вдоль верховья реки. Это стало еще одним толчком для развития города.

 

Я принимал участие в работе над проектом использования олимпийского парка. Еще до игр правительство Лондона сказало, что не хочет строить объекты только для проведения крупного спортивного мероприятия. Они хотели, чтобы олимпийский парк стал интегрированной территорией на долгие годы вперед.

 

 

Мы снова разбили все по шести принципам, которые стали основой для дальнейшей планировки территории. (рис. 90). Например, новые районы в зоне бывшего олимпийского парка должны вырастать из уже имеющихся и при этом должны разбавляться новыми общественными пространствами и парками. Мы отталкивались от топологии, существующих маршрутов и местной идентичности. Работы по застройке территории олимпийского парка планировалось завершить к 2050 году, но думаю, что это произойдет намного раньше — уже в к 2025 году.

 

 

Это связано с тем, что, несмотря на жесткие требования, в проект заходит много частных инвесторов, которые понимают, что в городе очень трудно найти такую привлекательную территорию рядом с благоустроенным парком. Но такого интереса со стороны инвесторов не было бы, если бы не видение прекрасного парка. Кроме того, когда город готов инвестировать в какие-то части инфраструктуры, общественные пространства, то тогда в такие проекты легче привлечь инвесторов.

 

Конечно, после всего услышанного, вы можете сказать: «Россия отличается от Европы, Америки и Азии». Но на самом деле различия не такие сильные. Все мы живем на планете Земля. В который раз повторюсь: начинать надо с инвентаризации того, что есть у Екатеринбурга. Большинство статистической информации находится в открытом доступе и есть в администрации города. Помимо этого, необходимо уделить внимание таким вопросам, как качество и традиции. Параллельно с этим важно собрать информацию о местной культуре, знаковых объектах и знаменитостях, то есть обо всем, что определяет идентичность города.

 

Один из ваших активов — прекрасное зеркало воды. Целая серия прекрасных зданий. Нельзя забывать о региональном контексте.

 

В существующем стратегическом плане Екатеринбурга определено восемь основных направлений развития. Все они важны и абсолютно необходимы, но очень часто их рассматривают в отрыве друг от друга, что неправильно. Город — цельная единица.

 

Это еще не законченное обсуждение. Это — проект проекта о том как, можно интегрировать основные направления в единое целое. Например, нельзя обсуждать развитие жилого сектора без проекта общественных пространств или транспортные системы в отрыве от плотности населения в разных частях города.

 

Обсуждая все эти направления, мы хотели бы представить их более укрупненно, в виде кластера проблем. Один из кластеров — это взаимодействие рабочей среды и той, где мы живем. Другой — работа инфраструктурных систем: водо-, электроснабжения, вопросы перемещения людей, товаров, продуктов. Еще один кластер касается того, как Екатеринбург вписывается в регион и как осуществляется комплексная работа по развитию города.

 

Любой дизайнер понимает, что в каждом из этих компонентов присутствует элемент пространственного планирования, которое должно быть представлено не документом, просто описывающим, как это будет выглядеть, а интегрировано в каждый из рассматриваемых аспектов.

 

Вернемся к примеру Лондона, когда еще на раннем этапе было определено, каким образом будет спланировано пространство, решено создать парк, который объединит территорию. Зеленые зоны включают в себя серию почти всех аспектов, начиная от экономического развития, поддержки бизнеса и его взаимодействия с бизнесом и заканчивая проведением различных мероприятий. На этой основе разработаются проекты, планы.

 

Инвесторы, понимая, что здесь будет, готовы вкладывать средства в этот проект. Заинтересованность инвесторов позволяет городу вести с ними более жесткие переговоры, ставить условия.

 

Поэтому в первую очередь Екатеринбургу необходимо сформировать четкое видение, которое будет открыто для внесения изменения в связи с меняющейся средой и ситуацией. Но видение — это не самоцель, это не значит, что мы его выработали — и все, будет всем счастье. Нет, это только первый шаг на пути к определению конечной цели.

 

Маркус Аппенцеллер — архитектор-урбанист, основатель архитектурного бюро. Он принимал участие в масштабных исследованиях и разрабатывал стратегии для крупнейших мировых агломераций — Лондона, Роттердама, Рио-де-Жанейро, Санкт-Петербурга, Шанхая. Кроме того, он реализовывал концепцию постолимпийского использования объектов Олимпийского парка в Лондоне, плана регенерации района Сунань в Шенжене и портового района Риги, а также был участником рабочей группы по ревитализации Владикавказа. Аппенцеллер специализируется на устойчивом планировании городов и возглавляет исследования, нацеленные на преобразование административных, социальных, экономических структур для развития городов, комфортных для проживания. Он фокусируется на поиске новых пространственных решений, опирающихся на специфику различных локальных контекстов.

 

Маркус Аппенцеллер преподает в ряде европейских институтов в Нидерландах и Великобритании, является преподавателем и куратором курса «Дизайн городских экосистем» в университете ИТМО в Санкт-Петербурге. В качестве лектора он освещает социальные, экономические и правовые вопросы в сфере городского планирования, а также альтернативные и инновационные технологии для развития городской среды.

 

ФОТО: из презентации Маркуса Аппенцеллера.

 

Просмотров: 4365

Автор: Екатерина Турдакина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных»

пятница, 26 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 18:07

Руководство Шарташского лесопарка потратило 1,5 млн бюджетных денег на авто

Полный список трат ГБУ СО «Шарташский лесопарк» за прошлый год озвучил общественник Алексей Беззуб.

Вчера в 17:51

Светомузыкальный фонтан в Историческом сквере запустят на майских праздниках

В ближайшее время рабочие проведут технические испытания.

Вчера в 16:23

В Полевском пропажа девятиклассника вылилась в уголовное дело

Школьник ушел из дома 5 апреля и больше его никто не видел.