Вадим Каточиков: «Страховщиков останется мало, но для клиентов это к лучшему»

Руководитель российской страховой компании прокомментировал изменения в региональной и федеральной сферах страхования.


Текущий год год стал для российской сферы страхования годом значительных изменений. Вступление в силу закона об обязательном страховании опасных промышленных объектов, повышение уровня уставного капитала компаний, изменения в страховании сельского хозяйства и многое другое.


О том, насколько интересен Уральский регион иностранцам, почему в Свердловской области не развито агрострахование, и о том, сколько должна стоить жизнь человека, JustMedia поговорил с представителем российской страховой компании – директором ООО «Росгосстрах» Свердловской области Вадимом Каточиковым.


- Вадим Андреевич, первый вопрос: количество страховщиков в Свердловской области заметно сократилось за последние восемь месяцев. Причина, по-видимому – повышение уровня уставного капитала. Будет ли эта тенденция продолжаться? И повлияет ли возможный кризис на уход страховщиков с рынка?


- Тенденция к сокращению страховых компаний наметилась давно и зависит не только от изменений в законе. Тенденция к сокращению наметилась уже в 2010-2011 году. Причины –укрупнение, консолидация страховых компаний, работающих на рынке. Укрупнение – это положительная мера. Сейчас, к примеру, у нас в области 60% клиентов по «автогражданке» распределены между тремя  основными страховщиками. А число членов РСА в этой сфере – около сотни. Так что уход компаний с рынка вполне обусловлен. Кроме того, в пользу крупных страховщиков работает и то, что они могут работать с более низкими ценами. Я имею ввиду тарифы, где цены регулируются – по имущественным видам страхования, по автоКАСКО. Даже в сегменте «автогражданки» на самом деле присутствует конкуренция. И выигрывают в этой игре крупные участники.


- Каким образом это происходит?


- Тут уже действует принцип узнаваемости брэнда, возможность наибольшего охвата территории. Маленькая компания не может распространить влияние так широко, как крупный страховщик. Сокращения бояться не надо, это нормальный процесс. Во всем мире крупнейшими игроками являются транснациональные компании.


- Не получится ли так, что через некоторое время по тому же ОСАГО не будет выбора с тем, к кому обратиться: на рынке области будут присутствовать всего 3-4 игрока?


- 3-4 страховых компании – это уже выбор.  К тому же для клиентов главное – качество услуг, а крупные игроки - надежнее. Вот представьте себе, если бы местная страховая компания была главным страховщиком в городе N, и вдруг там произошло ЧП. Вся финансовая нагрузка ложится на плечи этого страховщика. У организации точно бы не хватило ни ресурсов, ни возможностей ответить по обязательствам. Нужно, чтобы работали компании географически разделенные. В одном регионе они получают прибыль, значит, в другом могут выплатить убытки.


- Какой выход есть у региональных компаний, чтобы уберечься от банкротства?


- Думаю, такие компании и сами знают, что делать. Те, кто видят, что не выдержат конкуренции, ищут инвесторов, продаются или объединяются. Среди потенциальных покупателей много представителей иностранного капитала, к примеру.


- Иностранцы сейчас проявляют активный интерес к уральскому рынку страхования?


- Прямое проникновение у нас не допускается законодательством. Но непрямое, через участие в капитале  имеет место быть. В Уральском регионе такие страховщики – это в основном крупные компании федерального уровня. РЕСО-гарантия контролируется Axell. Страховая компания РОСНО, теперь стала Alliance, так как контролируется одноименным немецким страховым концерном. Zurich – это российский капитал с участием иностранного. Иностранцы есть даже в капитале Ингосстраха  (Generali PPF).


- И как долго, по-вашему, Свердловская область будет пополняться иностранными страховщиками?


- Думаю, что те, кто хотели прийти – уже пришли. И фактор вступления ВТО, о котором многие говорят как о факторе, который изменит ситуацию, в этом процессе не играет значительной роли.


-  Последние изменения в сфере законодательства связаны с переводом нескольких видов страхования в разряд обязательных. Как вы относитесь к изменениям?


- Меня немного пугает эта тенденция. Я понимаю, нужна обязательная автогражданская ответственность. Есть логика и в обязательном агростраховании: неурожаи случаются с некоторой периодичностью везде, поэтому фермеры должны защищать себя. Наверное, нужен закон и об обязательном страховании автоперевозчиков - малый предприниматель должен покрывать материальные потери пассажирам в случае аварии. Вот эти три нововведения нужны. Но если в разряд обязательных в дальнейшем будут переведены все виды, в этом ничего хорошего не будет. Человек должен иметь право выбора. Особенно если речь идет о частной собственности. Если все происходит в обязательном порядке – это уже некое нарушение свобод.


- Не окажется ли так, что если все виды страхования окажутся обязательными, то страховщики начнут нести убытки?


- За рубежом граждане страхуются все и от всего. Но там такой ситуации не возникает. У нас разный подход к страхованию. Иностранным клиентам предъявляются большие претензии, за нарушения их наказывают деньгами. Например, человек ехал за рулем непристегнутым. Ему выписали штраф, сообщили в страховую компанию. Потом, когда он обратится за оформлением страхового договора, для него стоимость полиса автогражданского страхования возрастет в разы. И такие условия для него будут теперь во всех страховых компаниях. У нас эти механизмы в полной мере еще не работают, мы только вступили на этот путь. Совершенствовать систему нужно через изменение законодательства. Ответственность человека по «автогражданке» сейчас у нас в стране не превышает 120 тысяч рублей, а за жизнь и смерть – 240 тысяч рублей. Это смешные цифры! Поступают предложения приравнять эту ответственность к тому, что есть на воздушном транспорте – 2-3 миллиона рублей, однако у законодателей возникают сомнения – смогут ли клиенты платить повышенные взносы?


- Уже прошло больше полугода со времени вступления в силу закона о страховании опасных промышленных объектов. Этот закон еще до принятия вызывал много споров среди руководителей предприятий, потенциальных клиентов. Многие отказывались платить большие взносы. Как сейчас обстоит ситуация?


- Сейчас застрахованы практически все важные объекты. Закон очень серьезен, предполагает уголовную ответственность за неисполнение. Не менее 60 % ОПО застрахованы. Не имеют страховых полисов небольшие объекты, либо те, кто находятся в ведении государства. Это котельные, лифты, объекты с госучастием, как например, водоканалы. Они по закону должны начать страховаться с 1 января 2013 года. Сейчас, конечно, владельцы предприятий относятся к введению ОПО с негативом. Но, думаю, как только произойдут первые страховые случаи, когда будут выплачены крупные возмещения, лояльность к закону возрастет.


- Хотелось бы вернуться к вопросу об агростраховании. Российские страховщики в разных регионах страны почти единодушно отмечают, что фермеры не  спешат платить страховые взносы. Как обстоят дела в Уральском регионе?


- Это специфическая сфера, и здесь есть свои особенности работы. Многие регионы в стране – это зоны рискового земледелия. Следовательно, раз в пятилетку такие клиенты могут получать крупные выплаты по убыткам. Страховщикам как коммерческим организациям необходима прибыль. А получить ее от такого «рискованного» сельхозклиента можно, только если он будет в течение 5-6 лет страховаться в одной и той же компании. Сейчас гарантий, что компания заключит контракт со страховщиком на несколько лет, нет. Поэтому в районах рискового земледелия, мы пока не проводим агрессивную политику по поиску клиентов. Мы работаем на юге – В Краснодаре, в Ростовской области, а также на Алтае -  Здесь у нас среди клиентов есть сельхозпроизводители, например, в Ирбитском районе. Но это не агропредприятия, это фермы по выращиванию скота.


- Представители страховых компаний любят обычно говорить, что в России – низкий уровень страхования. В качестве примера обычно приводят статистику: в США на одного взрослого человека обычно приходится по 5-6 страховок, а у нас – может не быть и ни одной. Меняется ли ситуация?


- Меняется, безусловно. Отношение клиента к страховщику становится более доверительным. Например, легитимность «автогражданки» в период внедрения этого вида страхования была только 10%. То есть, только десять человек из ста понимали, зачем это нужно. Для остальных это казалось очередным сбором. Сейчас ситуация поменялась. Девяносто человек из ста «автогражданку» поддерживают. Кроме того, большинство автовладельцев поддерживают и необходимость полиса КАСКО. Дальше люди стали задумываться: зачем страховать только машину? Это – железо. Если не застраховать себя, любимого. Показатели количества клиентов по страхованию жизни и здоровья стали повышаться. Это хорошая тенденция. До США нам, конечно, еще далеко. Но то, что уровень добровольного страхования растет - положительная тенденция.

 

Просмотров: 3893

Автор: Мария Мехоношина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Теле-радиоведущая Анна Ширяева:

«Хорошее настроение не зависит от погоды»

воскресенье, 15 декабря

Сегодня

-5
-5
-7
-7
Днем
-10
-10
Вечером
Загрузка...

Последние события

13 декабря 2019 в 18:30

«Стрелял в голову». СК опубликовал часть допроса, где Александров признается в убийстве девушек на Уктусе

По решению суда уктусского стрелка арестовали на два месяца до 8 февраля.

13 декабря 2019 в 16:01

Следователи закрыли дело против экс-начальника СвЖД, покончившего с собой

Миронова не реабилитировали посмертно.