Валерий Ананьев: «Нужно быстро отселять людей из бараков, а потом судиться, сколько угодно»

Глава «Атомстройкомплекса» предлагает решать проблему ветхого жилья кардинально.

В этом году в условиях неопределенности с неразграниченными землями и в ситуации, когда МУГИСО за год выставило на аукционы только 15 гектаров земли под застройку, еще больше актуальности приобретают два пути развития строительного города – вынос за пределы города промышленных предприятий и отселение ветхого и аварийного жилья. Именно о последнем пламенно выступил на итоговой пресс-конференции генеральный директор компании «Атомстройкомплекс» Валерий Ананьев.

 

«Атомстройкомплекс» серьезно работает по освоению застроенных территорий. Застройщик по аукциону приобретает право сносить ветхие дома и формировать участки, чтобы строить на них новое жилье, соцобъекты и инфраструктуру. При этом Валерий ананьев отмечает, что работа по освобождению землю ведется, мягко говоря, не очень активно.

 

«У нас был многострадальный объект на Ирбитской, на который мы не могли выйти три года, несмотря на то, что отселяли там жилье и вели проектные работы, — рассказывает застройщик. — В этом году мы победили, первый участок сформировали, идем дальше. Работа очень сложная, потому что в первую очередь это проблема жителей. Они там десятилетиями живут в ветхом жилье и считают, что им обязаны предоставить жилье по нормам. Закон гласит по-другому, и мы не в состоянии, естественно, расселить каждую комнату в трехкомнатную квартиру. По закону мы предоставляем такое же жилье, только не ветхое. Людей это не устраивает, идут суды. Суды в основном принимают нашу сторону. Иногда у судей есть желание помочь людям, которые живут в ветхом доме. Но если мы пойдем по этому пути, мы никогда ветхое жилье не расселим».

 

Схема, по которой судятся собственники комнатушек в бараках, проста. Как правило, они стоят в очереди на расширение в администрации города. В комнатке площадью 16 квадратных метров может проживать 4-5 человек. И в этом случае они вправе претендовать на трех или даже четырех комнатную квартиру.

 

«В нашем случае закон гласит, что мы должны предоставить собственникам жилье такой же площади, но не ветхое, чтобы никому балка на голову не упала или пол не провалился. Конечно, людям это не нравится. Они считают, если так много лет жили в этом жилье, их сразу должны переселят в большое комфортабельное жилье в соответствии с теми нормами, которые приняты в Екатеринбурге. Но мы физически это сделать не сможем, потому что у нас нет столько жилья, у нас нет столько денег. Это неизбежно скажется на стоимости квадратного метра в районе, который мы расселяем, и это жилье никто не купит. Оно будет не рыночное. Если сегодня жилье на Ирбитской стоит 60-70 тысяч рублей за квадратный метр, я его не могу продавать за 80-90 тысяч. Оно будет никому не по карману, это же не Красноармейская».

 

 

По словам Ананьева, по каждой комнате застройщику приходится проходить десятки судов разных инстанций. По-другому никак. На улице Ирбитской, например, снесли десятки бараков, в каждом было по 36 комнат. Предоставить каждому трешку в новостройке было нереально.

 

«С одной стороны, я понимаю людей, которые хотят переехать в благоустроенное жилье большей площади, но я понимаю и тех людей, которые за свои деньги хотят приобрести нормальное жилье. Кроме того, надо заботиться о безопасности тех людей, которые продолжают проживать под сгнившими балками в жилье, которое не приспособлено и даже опасно для жизни. Поэтому здесь нужны более решительные меры, и надо всем нам работать быстрее», — отмечает Валерий Ананьев.

 

За примером далеко ходить не надо. У большинства екатеринбуржцев, по крайней мере, у жителей Пионерского поселка точно, свежи в памяти воспоминания о коммунальной аварии, оставившей почти на неделю целый микрорайон без холодной воды.

 

«Там, на Уральской, было три дома, которые мы не могли снести несколько лет, хотя они по постановлению попали под муниципальные нужды, — рассказывает застройщик. — Как раз в этом месте проходит магистральный водопровод, который давно надо было поменять. Но шли суды с собственниками, с нанимателями, опять с собственниками. Были демонстрации, люди не хотели переезжать, были фальсификации, за каждую комнатку отдавали помещение от 50 до 80 метров, клали на счет нотариуса по решению суда от 6 до 8 миллионов рублей. Жители же утверждали, что им обещали 200 тысяч, и не выселялись. В конце концов с помощью судебных приставов мы их расселили, Водоканал провел конкурс, и с опозданием на два года началось строительство водопровода. Старый водопровод, видимо, устал ждать или не выдержал всех этих перипетий и, конечно, рванул. Отделались легким испугом. Хорошо, что не было жертв. Ну, приподняло там несколько машин на воздух, жители остались на несколько дней без воды. Это такое предупреждение, что может быть, если не выполнять намеченные программы».

 

 

В общем-то, рецепт, как выйти из этого положения, у Валерия Ананьева есть.

 

«Пора стране повернуться лицом к профессионалам и слушать профессионалов, — утверждает он. — Если они говорят, что необходимо отселять ветхий дом, то, наверное, его надо отселять в соответствии с законом, а не пытаться этому противостоять и ждать, когда же балка упадет на конкретного человека или пол проломится. А быстро принимать решение по отселению, а потом судиться сколько угодно. Раньше за отселение отвечал только город. Сколько денег было в бюджете, столько он на отселение из ветхого жилья и потратит. Сейчас застройщики смогли включиться в эту программу. Здорово, аплодировать надо! Казалось бы, давайте им поможем спасти людей и отселить их из ветхого жилья, которое опасно для жизни. Нет, жители говорят – мы не поедем. Мы будем судиться. Но здравый смысл говорит о том, что сначала надо переезжать, а потом судиться. Суд примет такое решение – на здоровье. Не примет – значит есть пути для решения жилищной проблемы. Кто-то стоит на очереди в муниципалитете, кто-то копит деньги, кто-то работает по каким-то программам. А судиться до потери пульса и не выезжать из ветхого жилья – это просто опасно. Это мое профессиональное мнение. Так же, как с водопроводом, когда нам говорили: мы не поедем, нам мало 8 миллионов за хибарку, дайте нам 28 миллионов. В конце концов все равно выселили и отделались легким испугом. Я бы не хотел, чтобы мы дальше не делали никаких выводов. Потому что если не сделаем работу над ошибками, в следующий раз ситуация будет гораздо хуже».

 

Просмотров: 3697

Автор: Евгений Катыхин

Фотограф: Дарья Козинова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Елизавета Фитисова, «Уралочка-НТМК»:

«Поднимайтесь из своих теплых кроваток и выходите гулять на улицу»

пятница, 26 апреля

Сегодня

+1
+1
+9
+9
Днем
+4
+4
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 11:25

Лидер США призвал разоружиться главных ядерных игроков

После встречи Путина и Ким Чен Ына президент Трамп «запел» старую американскую песню о денуклеаризации мира.

Сегодня в 10:57

Ранняя весна помогла убрать Екатеринбург раньше срока

Чуть больше трех недель понадобилось коммунальным службам и волонтерам, чтобы «отмыть» значительную часть уральской столицы.

Сегодня в 10:54

Конец апреля на Урале будет морозным и снежным

Потепление ожидается только в начале мая.

Сегодня в 10:22

Эксперты Ural Music School 2019 будут искать новую Монеточку среди подростков Урала

Две недели школьники будут учиться создавать музыку.

Сегодня в 10:06

«Урал» с минимальным счетом переиграл самарские «Крылья Советов»

Победу «шмелям» принес гол Отмана Эль Кабира.