Инна Мишарина: «Все лечение Александра Сергеевича оплачивается из наших семейных счетов»

Супруга губернатора дала интервью корреспонденту НТВ о ДТП с участием «Мерседеса» своего мужа.

Программа «Центральное телевидение» телеканала НТВ выпустило сюжет об аварии с участием «Мерседеса» Александра Мишарина (посмотреть можно здесь). Съемочная бригада побывала в гостях семьи погибшего водителя «Волги» Юрия Дружинина, вспомнила с правозащитником Кириллом Форманчуком старые слухи об авариях предыдущего губернатора Эдуарда Росселя, а также позвонила супруге губернатора Инне Мишариной, которая сейчас находится с Александром Сергеевичем в Германии. Из долгого телефонного разговора на НТВ вышло лишь два небольших куска. JustMedia.Ru публикует расшифровку беседы Инны Мишариной с корреспондентом «Центрального телевидения».

—Каково состояние здоровья Александра Сергеевича на сегодняшний день? Что говорят врачи: прогнозы, процедуры, лечение?

—Состояние улучшается. На второй день пребывания здесь Александру Сергеевичу была назначена операция по укреплению костной ткани в местах перелома челюстно-лицевой области. Потом был такой послеоперационный день, достаточно тяжелый. Сейчас состояние стабилизировалось. Вчера Александра Сергеевича окончательно перевели из реанимационной палаты в обычную, то есть все острые ситуации миновали. Сегодня была проведена еще одна операция — на левой руке. Я понимаю, что всем хочется узнать подробности диагноза, суть операций и так далее. Но я бы не хотела как раз в эти подробности вдаваться и прошу меня понять. Я хочу одно сказать, что с вечера 3 декабря Александр Сергеевич перешел с аппарата искусственного дыхания, дышит сам, разговаривает, пишет записки. Поэтому все разговоры о том, что он в коме, без сознания и так далее — это все домыслы. Рассказы о коматозном состоянии и полной неработоспособности — есть не что иное, как намеренное введение в заблуждение.

—Почему все-таки было принято решение продолжить лечение в Германии?

—Как только Александр Сергеевич пришел в себя, 3 декабря, с самого утра, к нему в реанимацию пошли люди с бумагами, вопросами, все пытались прорваться к нему. Более того, какие-то люди переодевались в милицейскую и врачебную одежду и пытались проникнуть в реанимационное отделение под чужими именами. Главный врач ОКБ №1 был просто возмущен тем фактом, что реанимация стала превращаться в проходной двор... Я поняла, что это можно прекратить только одним способом — увезти его. Причем увезти даже не в Москву, потому что и там достанут, и палата превратится в рабочий кабинет. А врачи прямо сказали — нужен режим и соблюдение всех предписаний. Друзья предложили эту клинику, она как раз специализируется на травматологии и на быстром восстановлении, здесь есть специалисты тоже. Мне пришлось долго убеждать Александра Сергеевича в этой необходимости, но у меня есть понимание — сейчас самое важное восстановить здоровье, не допустить осложнений и максимально сократить сроки реабилитации. Я уверена, что люди меня, как жену, поймут.

—Также очень бурно обсуждается вопрос о том, за чей счет происходит лечение в германской клинике, а также стоимость лечения?

—У меня сложилось такое впечатление, что некоторые СМИ, чтобы привлечь к себе внимание, выдумывают какие-то несуществующие вещи. Во-первых, я хочу опровергнуть сведения о том, что губернатор Мишарин лежит в Берлине в клинике Charite. Это не так. И я прошу не фантазировать на этот счет. Мне хотелось бы, чтобы пока вопрос того, где мы пребываем, не муссировался. Александру Сергеевичу нужно восстановиться спокойно, без этого ажиотажа и постоянных заглядываний в его палату. Придет время, и мы все сами расскажем. Пока могу сказать только то, что мы уехали в Германию не за государственный счет, нет никаких бюджетных расходов — все лечение оплачивается из наших личных, семейных средств. Что касается стоимости, то эти расходы сопоставимы с расходами на подобное лечение в Москве или в Екатеринбурге. Это государственная университетская клиника, а не клиника для олигархов.

—Следите ли вы за ходом официального следствия или работой общественного совета?

—Да, конечно. И я уже говорила о том, что наша семья, все близкие Александра Сергеевича, мы все хотим знать правду о случившемся, чтобы все было расследовано и найдены все причины, приведшие к этой трагедии, в которой погиб один человек, и двое получили серьезные травмы. Именно поэтому я поддерживаю создание общественной группы по контролю за следствием. Это очень важно, потому что когда в аварию попадает первое лицо, все выгораживают себя. А крайним делают кого-то, кто не является причиной столкновения. У меня как у жены пострадавшего человека очень много вопросов по этой аварии, лично я вижу очень много странностей во всех этих событиях.

—Насколько серьезно вы относитесь к версии покушения, которая также присутствует в Интернете?

—Следствие должно разобраться во всем. Я ко всем версиям отношусь серьезно и считаю, что все они должны быть тщательно проверены. Я еще раз повторю, что для меня в этой аварии слишком много странностей. Все эти странности должны быть изучены, найдены все причины и внесена полная ясность насчет того, что произошло. Это в интересах семей Черкасовых, Мишариных и Дружининых. И это в интересах всей Свердловской области.

—Разделяете ли вы мнение некоторых людей, что сама должность губернатора может оказывать влияние на ход следствия или на работу следователей и экспертов?

—Да, конечно. Я еще раз хочу подчеркнуть, я не только разделяю, я это вижу. И меня это очень беспокоит, потому что я вижу попытку сделать крайними в этой истории тех, кого легче всего сделать крайними. Сначала указывали на водителя «Волги», который погиб. Теперь делают крайним губернатора. Да, он губернатор, но в данной ситуации — он пассажир. Высокопоставленный пассажир, но все-таки пассажир. И кто бы как к нему ни относился, не он управлял ситуацией на дороге в тот вечер. Завтра скажут, что виноват водитель губернатора. Я считаю, что целью расследования должен быть не поиск крайних. Всегда могут найтись люди, которые захотят пойти по легкому пути — поэтому нужно объективное, независимое расследование обстоятельств этой трагедии.

—Если водителю понадобится лечение за границей, готовы ли вы будете оказать ему в этом помощь?

—Да, конечно. Но в данном случае — определяющую роль в этом вопросе играют врачи и семья Дмитрия. Дело в том, что врачи первой областной больницы в настоящий момент считают транспортировку нецелесообразной, учитывая, в первую очередь, его тяжелое состояние. При этом они убеждены в том, что имеющиеся возможности ОКБ №1 позволяют качественно пройти этот этап лечения. Кстати сказать, наши врачи и Александру Сергеевичу не давали таких предписаний, чтобы ехать в Германию. Все, что ему делают здесь, все это можно было бы делать и у нас. Пользуясь случаем, я еще раз хотела бы поблагодарить врачей Красноуральской городской больницы и ОКБ № 1 за оказание помощи моему мужу. Но что касается переезда в Германию — это мое решение — жены, а причины я уже объяснила — я не хочу, чтобы он приступал к активной работе раньше, чем это будет предписано врачами. Мы установили определенный ежедневный сеанс связи, необходимый для того, чтобы губернатор был в курсе всех важных событий. Я все понимаю, и мы на это пошли. Нас вот и в Германии достают, конечно. Но тут у меня хотя бы есть кнопка отключения телефона. В Екатеринбурге у нас такой возможности не было, и в Москве бы не было, я еще раз прошу меня понять.

—Когда ждать возвращения губернатора в Екатеринбург и выхода на работу?

—Хотелось бы вернуться домой до Нового года. А как будет на самом деле — жизнь покажет. Все зависит от того, как пойдет восстановление. Пока все идет по плану. И я думаю, что в ближайшие несколько дней вы сами сможете и увидеть, и услышать губернатора, и задать ему вопросы по телефону или по видеосвязи. Я прошу понимания, пока губернатор к этому не готов, нужно время... Мы очень благодарны всем, кто в эти дни поддержал Александра Сергеевича добрым словом. Эта поддержка дорогого стоит, и она сейчас очень важна для нас, потому что эта ситуация для всех нас очень тяжела, в первую очередь для Александра Сергеевича. Каждый день мы получаем информацию о состоянии здоровья Дмитрия. Мы также скорбим о погибшем человеке, и также глубоко переживаем всю эту ситуацию, его семье сейчас особенно тяжело...

—Как проходит день сейчас у Александра Сергеевича?

—Вчера его готовили к очередной операции, если ее не сделать, то возможны осложнения. Он мужественный человек, держится, но я вижу, что он уже дни считает, когда сможет выйти из клиники. Ему делают специальный массаж, капельницы. На днях с Александром Сергеевичем связывался Анатолий Гредин и рассказал о том, как съездил на совещание к председателю правительства Владимиру Владимировичу Путину - как раз по той проблеме, которую губернатор решал в ходе той самой поездки по северным городам, закончившейся аварией на трассе Серов—Качканар. Премьер-министр подтвердил позицию, которую отстаивал Александр Сергеевич, что рабочие БАЗа и Богословской ТЭЦ не останутся без работы, предприятия будут технически обновлены.

JustMedia.Ru выражает благодарность департаменту информационной политики свердловского губернатора за предоставленную расшифровку беседы.

 

 


Просмотров: 1550

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Юрист Алена Беликова:

«При любых погодных условиях оставайтесь людьми»

вторник, 15 октября

Сегодня

+6
+6
+7
+7
Днем
+4
+4
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 10:48

Суд запретил «Лесной сказке» проводить автогонки на Балтыме

Также под запретом оказались и другие мероприятия, связанные с передвижением транспорта по озеру.

Сегодня в 10:30

Путин выделил 13 миллионов рублей на проведение «Старого нового рока»

Фонд президентских грантов подвел итоги второго конкурса в 2019 году.

Сегодня в 09:52

На Урале перед судом предстанет живодер, зарубивший кошек жены

Злоумышленнику грозит до 5 лет лишения свободы.