Депутат Дмитрий Ионин: «Лично мне министр Дитрих сказал, что расширение сети метро, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, не планируется»

Интервью с депутатом Госдумы о законах Клишаса, трехсотлетии Екатеринбурга и довыборах в Госдуму.

 

Депутат Государственной Думы от Свердловской области Дмитрий Ионин пришел в редакцию JustMedia.ru, чтобы обсудить вступивший в силу закон о fake news, довыборы в Госдуму по Серовскому округу и трехсотлетие Екатеринбурга. Но актуальных вопросов оказалось больше. О том, почему не нужно ужесточать наказание за пьяную езду, гряземесном лобби в парламенте и том, против кого будет работать закон Клишаса – в большом интервью Дмитрия Ионина.

 

«Многие единороссы в кулуарах говорили, что не хотят голосовать за законы Клишаса»

 

- Вступил в силу громкий закон о fake news. Расскажите, как он принимался и обсуждался в кулуарах Думы?

 

- Он никак не обсуждался. Три оппозиционные фракции рассказывали, что этого делать нельзя, но «Единая Россия» все законы Клишаса благополучно приняла большинством голосов. На самом деле, какое-то рациональное зерно в законах этих есть. Допустим, оскорбление государства и госсимволов – ну, наверное. И мы предлагали убрать спорную трактовку про оскорбление чиновников и заменить ее на оскорбление российского народа. Это был тонкий троллинг. Мы говорили, что источник власти – народ, и никто не против того, что народ нельзя оскорблять. И тогда бы Клишас заиграл новыми красками. Но получилось так, как получилось.

По fake news, наверное, тоже есть рациональное зерно – противодействие целенаправленному распространению фейков, которые влекут какие-то общественные волнения. Но то, в каком виде и тот, и другой закон написаны, просто не позволяет их принять, потому что это ущемление прав журналистов, блогеров, простых людей, которые пользуются сетями. Сегодня можно зайти на мою страницу в «Одноклассниках» и половину подписчиков привлечь по этому закону, как раньше – по статье 282 (унижение человеческого достоинства – прим. ред.). Там как раз бурным цветом цвете и пахнет. Так что стремно, что есть такой закон.

 

 

- Это новость «Ура.ру» такой резонанс вызвала или были какие-то еще предпосылки?

 

- Эта история просто попалась под руку, поэтому о ней так много говорили, а Владимир Вольфович, понятно, просто эту ситуацию раздувал. Да, по сути это была не правдивая информация. Но кто от нее пострадал? Никто. На самом деле, внутри между нами были горячие споры, и многие единороссы говорили в кулуарах, что им не хочется за это голосовать. Видимо, накал страстей уже были и «Ура.ру» просто попались под горячую руку.

 

- Есть понимание, как закон будет работать?

 

- Есть. Он будет работать выборочно против кого надо. Понятно, что он не будет работать в целом системно. Это невозможно. Они же не будут сейчас все соцсети перелопачивать и выявлять степень фейковости. Тот же «Ура.ру» с машинами и гаражами - как тут определить степень фейковости? К сожалению, это не четко прописано в законодательстве. Из этого я делаю вывод, что это будет работать выборочно против конкретных людей. Я подозреваю, что можно любого, если открыть его страницу в соцсетях, поймать на фейке. Меня, как депутата, точно.

 

- У вас неприкосновенность.

 

- Вот закончатся депутатские полномочия… Да и с неприкосновенностью проще как-то стало. Ее тоже снимают достаточно быстро, как мы видим.

 

- Теперь, если президент подписывает античеловеческий закон, как СМИ это освещать?

 

- Еще раз говорю, закон абсолютно не конкретен, и по сути сегодня никто не понимает правила игры. Ладно были бы четко прописаны степень фейковости и как ее можно освещать, была бы прописана степень оскорбления представителя власти. А мы даже на простые вопросы не нашли ответы. Я задавал несколько вопросов. Первым делом я спросил, где Клишас, покажите нам его. Почему на представлении закона Клишаса нет Клишаса? Пусть он нам сам расскажет, что он имел ввиду. Или оскорбление представителей власти. Вот я сегодня (в пятницу, 5 апреля – прим. ред.) еду в Алапаевский район, его глава – представитель муниципальной власти. По закону, у нас муниципальная власть оторвана от государственной. Могу ли я сказать, что глава Алапаевского района мудак? Наверное, могу, это же муниципальная власть. Или они всех имели ввиду под представителями госвласти? Вот давайте сегодня это и проверим.

 

- Что касается темы, из которой это вылилось. Действительно ли нужно запрещать покупать машины при отсутствии гаража?

 

- Это очень странно. Я, как представитель комитета по транспорту и строительству, подтверждаю, что это никогда не обсуждалось. Достаточно странно ссылаться на опыт Сингапура. Давайте сравним по размерам козявочный Сингапур и Российскую Федерацию. И покупательную способность. Нет, конечно, это никогда не обсуждалось. Было неприятно, статья вышла в выходной день, и мне звонили друзья. Я не обладал полнотой информации, а вдруг какой-нибудь депутат… Бывают у нас депутаты, которые могут придумать какой-нибудь замечательный законопроект. Мне с Business FM звонили, я говорил, что такого быть не может. Не то, что не обсуждалось, даже мысли не проскакивало. Да, это фейк, но чем он плох? То, что Госдуму не в лучшем свете выставили? Так я считаю, что принятие законов Клишаса в более невыгодном свете выставляет Госдуму, чем такие фейки.

 

«Слова Госдума и ужесточить, запретить, стали синонимами»

 

- Еще одна большая проблема России – пьяные за рулем. Уже уголовную ответственность ввели, а меньше их не стало.

 

- По статистике стало меньше.

 

- Тем не менее, работает ли Госдума в том, чтобы дальше ужесточать наказание за пьяную езду?

 

- Я не сторонник ужесточения. У нас уже синонимами стали слова Госдума и ужесточить, запретить. На сегодня достаточно нормативки, там очень серьезный штраф и уголовная ответственность. Давайте через это и действовать. Примем драконовские законы, потом будет знаменитое российское «суровость законов заменяется необязательностью их соблюдения». Я считаю, что сегодня есть достаточно инструментов, чтобы наказывать пьяных. Ну и статистика показывает обратное: число пьяных за рулем снижается, потому что большой штраф и уголовная ответственность заставляет человека задуматься, а стоит ли оно того? Тем более, что такси становится доступнее.

 

 

- Другой актуальный вопрос, который каждую весну всплывает, это гряземесы. Госдума и заксобрание постоянно придумывают какие-то новые правила, но их все время отменяют. Что будет дальше?

 

- На самом деле надо принять то, что до сих пор не получается принять по каким-то совершенно глупым бюрократическим основаниям. Нужно дать регионам право наказывать. Пусть наказывают. Надо прописать в федеральном законодательстве. Но почему-то этот вопрос стопорится. Я не сторонник теории заговора, не фанат канала «Рен-ТВ», но скажу, что какой-то заговор тут есть.

 

- Но это же прерогатива вашего комитета?

 

- Да, в комитет вносились подобные инициативы. И под всякими разными основаниями они пылятся под сукном.

 

- Какие это основания?

 

- Просто не рассмотрено. Я согласен, что гряземесов надо наказывать, но может существует какое-то гряземесное лобби (смеется – прим. ред.)?

 

- Вроде ГИБДД пытается облегчить жизнь тех, кого не устраивают нарушители. Есть форма для отправки фотографий через сайт, но тут же надо идти и писать заявление вручную…

 

- Надо убирать этот лишний барьер, который многих останавливает. Я честно скажу, недавно рядом с вашим офисом на Розы Люксембург сфотографировал Ford Mondeo, который стоял на газоне в куче грязи и вывороченной земли. Эталонный гряземес. Хотел отправить, но потом подумал: так, мне лететь в Москву, когда еще я смогу приехать и написать заявление? Это меня остановило, а если бы была возможность просто с мобильного приложения отправить, конечно, было бы проще. Но мы рано или поздно к этому придем. Все слишком инертно с точки зрения новшеств в нашем законодательстве. Оно крайне консервативно в таких вопросах. А в вопросах, как кого за лайк или репост посадить, оно очень мобильное. Дисбаланс.

 

- Другая серьезная проблема екатеринбужцев – это запись детей в первые классы. Понимаю, что это не ваш профиль, но все-таки, как депутат Госдумы, можете сказать, решается эта проблема на законодательном уровне?

 

- Я не знаю этих подробностей. Знаю только одно: два года назад я не спал всю ночь и пытался записать дочку в первый класс и, о чудо, мне это удалось в третьем часу ночи. Я не специалист в этих вопросах, не знаю, в чем там сбой, но эта байда каждый год. И потом ко мне приходят на прием люди и говорят: депутат, у нас дети в школу не попали. Как же право на образование? Приходится подключать прокуратуру, различные органы, и получается это в ручном режиме, что ненормально. Давайте все формализуем, сделаем критерии. У нас с детскими садиками как-то решилось. Построили, здания, которые в 90-е годы были у детских садиков отобраны, вернули. Сейчас время заниматься школами. Надо их строить в первую очередь. Посмотрите, Верх-Исетский район. Школу №1 сдали, но там чуть ли не 20 классов. Это же неправильно, так не должно быть.

 

- В Академическом такая же ситуация…

 

- В Академическом, в Краснолесье. Причем жители Академического, которым не хватило места в школе, поступили в Краснолесье, и теперь жителям Краснолесья не хватает мест. И они говорят: когда мы сюда жить приехали, здесь были неотчуждаемые леса на краю города с нормальной инфраструктурой. Академический – больная тема. Я разговаривал с «КОРТРОС», там есть возможность софинансирования, они сейчас это обсуждают с администрацией города. Везде такие проблемы. Я 5-ю гимназию закончил, сейчас в нее физически не попасть. Остается только 10-я школа у «Гринвича», и весь центр туда должен идти. Надо строить школы, на это нужны деньги. Слава богу, у нас теперь есть флаг 300-летия Екатеринбурга, под который можно получить федеральное финансирование. У нас же федеральное финансирование идет только под какие-то мероприятия, ивент-экономика. Когда мы встречались с губернатором на позапрошлой неделе, как раз обсуждали этот вопрос – получения финансирования. В том числе, если я не ошибаюсь, на девять школ. Ну да, это разгрузило бы ситуацию.

А в чем конкретно там проблема, не скажу. Я тоже по ту сторону экрана. Сидел, жал, все висело. И у всех так. Понятно, что люди начинали говорить про махинации и инсинуации. Я не думаю, что у каких-то чиновников хватит сил, чтобы делать махинации в it-сфере. Скорее всего это просто расхлябанность и руки не из того места растут у тех, кто это запускал, не рассчитав нагрузку.

 

«В теме строительства метро я осторожный оптимист»

 

- Раз коснулись темы трехсотлетия, на той пресловутой встрече губернатор поставил задачу депутатам Госдумы от Свердловской области распределить сферы, по которым вы будете добиваться федерального финансирования. Распределили уже?

 

- Да, на меня как раз, почему-то, школы попали. На самом деле, губернатор предложил закрепить за депутатами то, чем они и так занимались. Есть еще два вопроса, которыми я занимался достаточно давно, и JustMedia.ru, допустим, освещало обе эти истории. Одна связана с тем, что нужно ремонтировать Городок чекистов и вообще памятники в центре города, а вторая – с усадьбой Харитонова-Расторгуева, которая находится в федеральной собственности, хотя все кружки внутри муниципальные. Но так как собственник – федерации, они не спешат тратить деньги даже на банальный ремонт. Мне приходилось через прокуратуру, через Роспотребнадзор заставлять, чтобы там вообще хоть что-то сделали, когда уже сыпалась с потолка штукатурка и для детей была угроза. Сначала это было закреплено за Крашенинниковым и Чернецким, потом я предложил этим заняться, потому что вопрос передачи из федеральной собственности в муниципальную надо было решать. Зачем оно им в собственности, если там все равно сидят наши муниципальные кружки, причем денег за аренду не платят, или платят, но мало? Смысл такого диссонанса?

По Городку чекистов, сюда же относится и вторая сторона проспекта Ленина, дома 50, 52, 54 с дробями. Все эти памятники снесли на 2039-2041 годы, в конец программы капремонта. Хотя изначально их должны были отремонтировать в 2015-2017 годах. Они требуют ремонта, они же не самые свежие.

 

 

- Городок чекистов точно не доживет до 2039 года...

 

- Конечно. Я на гордуме признался и потом боялся, что какой-нибудь активист напишет на меня заявление, что, когда там в одном из домов прогорела крыша, и их там начало заливать, мы договорились и забили эту дырку. Но по сути мы нарушили законодательство, потому что это памятник культуры. И такой ремонт не допустим. Должна быть отобрана специальная организация с соответствующей лицензией и так далее. Но эта крыша золотой бы стала. А людей заливало. У них лифт не работал, потому что туда текла вода и там все закоротило. Они так все лето 2017 года провели, пока какие-то добрые люди не пришли и не заколотили дырку. А там скоро все будет рушиться. И эти несчастные дома через дорогу у Киностудии тоже не свежие. Сроки ремонта сдвинуты, потому что привлечение соответствующей требованиям подрядной организации, сохранение всех элементов памятника культуры или истории удорожает ремонт в разы. На деньги Фонда капремонтов это глупо делать – это деньги жителей всей области. Получится, что за один год в Екатеринбурге будут ремонтировать только Городок чекистов и все. На остальное просто денег не хватит.

 

Здесь вопрос в том, чтобы привлекать деньги. Я разговаривал с министром ЖКХ Якушевым на эту тему. У федерации здесь сдвоенный центр принятия решений. Это МинЖКХ и Минкультуры Мединского, и просто физически сложно их посадить и заставить обсуждать. И они говорят – так это же капремонт, для этого есть соответствующий фонд. И объяснения, что так пока не получится, не принимаются. Ну навалимся с Аркадием Михайловичем и Павлом Владимировичем, должны сдвинуть. Потому что там уже фантастические идеи ходят. Я, например, предложил на месяц снять статус памятника, отремонтировать и вернуть статус. Мне ответили: вы что, хотитет угробить памятник? Я не хочу угробить памятник, я не хочу угробить людей, который там живут.

 

Проблемы есть с расселением аварийного и ветхого жилья. До 20 лет люди ждут с момента признания дома аварийным до его расселения. Денег на это нет. И я с трибуны Госдумы говорил, что скоро мэров не будут выбирать, их будут назначать по приговору суда.

 

Также сейчас от профильного комитета я буду курировать проект «Безопасные и качественные дороги», за мной его закрепили. В мои задачи входит привлечение денег на дороги, потому что на сегодня, я считаю, эта работа недостаточна. Федерация на этот год дает нам 1,9 млрд. Для сравнения, Кургану дает 1,7 млрд. Маловато для Свердловской области. За мной закрепили весь УрФО и Пермский край. Поеду сначала мучить местных министров, а потом оббивать пороги. У нас к сожалению, учитывая явный перекос денег в сторону федерального бюджета, который забирает до 80% денег в стране, все решается путем оббивания кабинетов, поклонов и т.д. Из-за этого перекоса умирают маленькие муниципалитеты. Федерация забирает у регионов, регионы у муниципалитетов, и в результате у мэра маленького городка полномочий много, а денег на это в 10 раз меньше. И он может либо одну из 10 дорог отремонтировать, либо все, но на 10%. И в том, и в другом случае к нему придет прокурор.

 

- Большая проблема с качеством дорог из-за отсутствия контроля. Дороги делают, на следующий год они разваливаются. Нацпроект это изменит?

 

- Да, вопросы контроля крайне слабы. Я только пришел в комитет, только закрепили за мной тему, мне тоже очень интересно разобраться. Все прекрасно понимают, что на дорогах воруют, кладут меньше щебня, из-за этого все проваливается, косится, и почему нет механизмов контроля, мне самому интересно разобраться.

 

- Коррупция большая…

 

- Коррупция колоссальная. Но вопрос не в этом. Вопрос именно в контроле. Ну что, нам самим ездить? Давайте я куплю эту штуку, буду бурить и измерять толщину асфальта.

 

- Так асфальт кладут в дождь, в снег. Ролики появляются в интернете, но никто этим не занимается.

 

- Ну в дождь, в снег, это другая история. Тут проблема в том, что деньги доходят в регионы и муниципалитеты только к сентябрю. Надо менять сроки. Сегодня прорабатывается вопрос изменения этого бюджетного правила, когда деньги приходят не в начале года. Нужно, чтобы деньги приходили к апрелю, это нормальный оптимальный срок. И тогда летом сможем делать, а не осенью. А сейчас выхода нет, приходится класть асфальт на снег, потому что иначе эти деньги спишут и непонятно, когда еще раз выделят. Это раздолбайство, но раздолбайство во благо, потому что мэр небольшого города решает, пусть лучше будет такая дорога, которая прослужит совсем чуть-чуть, чем совсем ничего не будет.

Почему не используют современные материалы? Мы обсуждали это еще здесь, в заксобрании, с минтрансом. Есть же, например, холодный асфальт, который можно положить в лужу, закатать, и он будет, не отвалится ничего. Но они говорят, что это сильно дороже. Надо смотреть. Может и дороже, но зато качественно и надолго.

 

- Высокинский обещал к трехсотлетию Екатеринбурга построить вторую ветку метро и продлить первую. Это реально?

 

- Я, как любой коренной екатеринбуржец, сколько раз слышал о том, что будут делать новую ветку метро. И уже в это не верю, как и вы. Но на самом деле подвижки есть, есть документ с резолюцией президента РФ о том, что он одобряет идею строительства второй ветки метро. Об этом было объявлено на встрече с губернатором. Это дает нам основания надеяться на то, что ситуация сдвинется.

 

- Вы видели своими глазами документ с резолюцией Путина?

 

- Нет. Мне об этом сказал Евгений Владимирович Куйвашев.

 

- А физически реально его построить в такой короткий срок?

 

- Хотелось бы. Надо. Просто я осторожный оптимист в этом плане. Потому что лично мне министр транспорта [Евгений] Дитрих два месяца назад сказал, что вообще никаких проектов строительства и расширения сети метро, кроме Москвы и Санкт-Петербурга Минтрансом не планируется. Будем надеяться на возможности руководства региона и на договоренности, которые существуют сегодня. Потому что метро для города нужно. Я сам с удовольствием буду ездить на метро. Сейчас я езжу на троллейбусе, по карте «Мир» скидка 4 рубля. Удобно.

 

- Как вы относитесь к строительству храма святой Екатерины?

 

- Я себя к храмоборцам не причисляю. Строительство храмов – это неплохо, если на это не идут бюджетные деньги. Захотели два крупных холдинга вложиться – ну ладно. Это красиво. Даже при условии, что не все православные, церковь – это вообще красиво. Но я бы построил его на другом месте - возле юридической академии. Река, гора, там будет застроен микрорайон, и такая доминанта на берегу.

 

«Высказывания Колесникова партии в определенной степени навредили»

 

- Давайте немного о местной политике. Депутат Александр Колесников избрался в гордуму от «Справедливой России» и теперь называет журналистов бестолочами, а педофилов – не маньяками. Его заявление партия рассматривает? Какие-то меры воздействия принимает?

 

- Ну что нам с ним сделать? Он не член партии, соответственно, исключить из партии мы его не можем. Решением совета регионального отделения он исключен из фракции «Справедливая Россия» в гордуме. Это решение обсуждалось мной и Сергеем Михайловичем Мироновым, которого тоже очень задели эти слова. Я и сам - член Союза журналистов, и не могу согласиться с формулировкой про бестолочей. Иных форм воздействия на него нет, он не член СР. Причем сам по себе Александр Евгеньевич большой профессионал. Но такие высказывания партии в определенной степени навредили.

 

- Назначение Буркова губернатором…

 

- Назначение? Его уже избрали. Причем с очень хорошим результатом, одним из лучших в России.

 

- Избрание Буркова губернатором Омской области как-то повлияло на местное отделение «Справедливой России»? Ослабило его? Есть кадровый голод?

 

- Конечно повлияло. Был один лидер, который всех сплачивал и вел вперед. Сегодня такой ситуации у нас нет. Насчет кадрового голода я не скажу. На самом деле мы подбираем молодых и голодных. Появляются люди, которые ведут свою работу. Я курирую работу в Кировском районе. Есть у меня Олег Назаров, который избирался [в Екатеринбургскую гордуму], но не прошел, [Михаил] Матвеев у него выиграл. Но он продолжает свою работу, продолжает приемы и нарабатывает в округе известность. Есть Алексей Мещеряков, который прошел по ЖБИ, он продолжает работу в районе, открыл приемную. В Березовском у нас очень сильная команда, которая по сути сама пришла. Пришел председатель совета дома Василий Смолин, мы помогли ему вернуть на дом существенные деньги, перерасчеты сделали от 5 до 20 тысяч на квартиру. Он посмотрел, говорит: я хочу. Сейчас он возглавил березовское отделение партии. В Монетном пришла к нам Анастасия Трясцина с частным вопросом. Мы помогли, она тоже вступила в партию. Так что люди приходят, нарабатываются. Здесь, в Свердловской области люди в «Справедливую Россию» верят, они идут. Мы не всех берем. Например, пришла к нам УК в поселке Монетном и говорят: вы нам так нравитесь, хотим вступить. Я говорю: подождите, мы вас чуть ли не в тюрьму сажаем. Не взяли.

 

То, что Бурков забрал часть команды, это тоже логично. Если бы вы сейчас поехали редактором федерального издания, вы бы, наверное, ребят из редакции взяли с собой. Это объективный процесс. Тем более, Бурков, в отличие от других регионов, с варягами поступил достаточно правильно. Он на ключевые посты назначил местных. Просто усилил их своими людьми, которым доверяет. По сути ведь только Илья Лобов министерскую должность получил. Сухов, Швалев, у них вполне рядовые должности. Но они работяги, грамотные ребята, почему нет, пусть растут. Мы вырастим новых Суховых, Швалевых, Иониных и Бурковых потихоньку.

 

- А вам он не предлагал какой-нибудь пост? Может, вице-губернатора?

 

- Я ж политик, а Александр Леонидович тоже политик. Зачем ему два политика в Омской области? Он и сам неплохо справляется, мы с ним однотипные. Я не хозяйственник, а вице-губернатором должен быть хозяйственник. Поэтому не предлагал, хотя слухи такие ходили. Сейчас ходят слухи, что меня Паслер зовет в Оренбург. Нет, не зовет. Хотя мы общаемся, у нас добрые отношения.

 

 

- Довыборы по Серовскому округу. Как в списке кандидатов оказался Константин Малафеев?

 

- Он не оказался кандидатом. Это fake news (смеется – прим. ред.). Я в прошлый понедельник разговаривал с Сергеем Михайловичем Мироновым на эту тему, сказал, что у нас есть пять кандидатур, мне сказали готовить на них объективки. После съезда, который пройдет 21 апреля, мы будем предметно разговаривать. Разные есть варианты.

 

- А Малафеев среди этих пяти есть?

 

- Не готов сказать, это слишком высоко от меня. Я не посвящен в эти тайны. Хоть меня сейчас и избрали в политбюро, в руководство партии, но я с ним не виделся пока, не общался. 21 апреля на съезде будут вноситься изменения в руководство партии. Потом будет какой-то разговор. Но еще раз – я бы знал, если бы Малафеева предлагали выдвинуть в Серовском округе. Есть пять кандидатур, они все местные.

Округ очень сложный, исходя из того, что он тянется от Качканара до Тавды и от Салды до Пелыма. И эти муниципалитеты ничего не связывает. Можно выдвинуть человека из Серова, но какое отношение он будет иметь к Махнево, и кто его там будет знать? Они даже дорогами не связаны. И, конечно, противостоять административному ресурсу в таком округе крайне проблематично. Потому что там, если я не ошибаюсь, до 30 муниципальных образований. Это просто половина Свердловской области по площади. Надо готовиться очень серьезно, и это должен быть кандидат, который может привлечь определенный ресурс. Потому что даже элементарно наблюдение выставить на такой территории – существенные деньги.

 

- У вас нет такого ЛОМа, который был бы хорошо узнаваем во всем округе?

 

- Я хотел выдвинуться и потом уступить мандат коллегам в случае победы, но действующее законодательство не позволяет депутату государственной думы избираться еще раз.

 

Просмотров: 3457

Автор: Евгений Катыхин

Фотограф: Алина Шешеня

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных. Поэтому надо активно использовать альтернативные источники энергии»

четверг, 25 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...