Свердловские власти используют фонд капремонтов, чтобы не расселять ветхое и аварийное жилье

Как студент на посту руководителя фонда с бюджетом в 3,5 млрд рублей осваивает деньги.

Свердловские власти используют фонд капремонтов, чтобы не расселять ветхое и аварийное жилье
Свердловские власти используют фонд капремонтов, чтобы не расселять ветхое и аварийное жилье

Накануне директор Свердловского областного Фонда содействия капитальным ремонтам и по совместительству, депутат Екатеринбургской гордумы Александр Караваев внес в думу предложение отправить в отставку сити-менеджера Александра Якоба. Все свои претензии Караваев обобщил одной формулировкой: Якоб не справляется со своими обязанностями и не соответствует занимаемой должности.

 

Любопытно, что из всех прогубернаторских депутатов в ЕГД предложение внес именно Караваев, отставки которого с поста руководителя фонда с бюджетом в несколько миллиардов потребовала прокуратура. Основания те же, что он предъявляет сити-менеджеру: не соответствует занимаемой должности. У Караваева не оказалось высшего образования, опыта и квалификации. Сам он признался в интервью одному из прогубернаторских СМИ, что в свои 33 года до сих пор является студентом.

 

Впрочем, отсутствие образования – мелочи по сравнению с тем, как начал свою работу возглавляемый студентом Караваевым фонд капремонтов. После нескольких тревожных звоночков из области активист местного штаба ОНФ Евгений Артюх и руководитель исполкома Жанна Рябцева проверили объекты капремонта в нескольких муниципалитетах и пришли в ужас: нанятые фондом строители ремонтируют почти вековые деревянные бараки, которые отслужили свой срок несколько десятилетий назад. В одном из таких бараков при ремонте обвалился угол. Однако жильцов не расселили, а рабочие заменили сгнивший брус в углу свежим и закрепили его… монтажной пеной.

 

Как рассказал JustMedia Евгений Артюх, случай хоть и вопиющий, но вполне характерный для системы капремонтов в регионе:

Первый муниципалитет, куда мы поехали, была Тавда. Потом я еще в ряде муниципалитетов был. Везде, куда мы приезжаем и где идет капремонт, одна проблема: нет проектов. Для того чтобы дом капитально ремонтировать, нужен проект, в рамках которого описаны технические решения. А под эти проекты должна составляться смета. В этом году на дома, которые попали под капремонт, было потрачено порядка 100 млн рублей фондом капремонтов. На скольких домах в разных муниципалитетах я был, ни в одном не видел проекта.

 

 
 
Дом в Тавде, в котором во время ремонта обвалился угол.

 

Например, в Артемовском на улице Достоевского в доме стена треснула где-то на метр выше фундамента и как бы наклоняется. Я спрашиваю строителей, которые делают капремонт: вы это будете ремонтировать? Они говорят: нет, потому что в смете этого нет и мы не знаем, что с этим делать. Должна быть экспертиза, должно быть техническое решение, выраженное в проекте. То, что сегодня происходит, – не капремонты. Да, фасады белят-красят, перекрывают крыши, в отдельных случаях, там, где есть центральное теплоснабжение, перекладывают трубы. И то с трубами возникает вопрос. Жители в некоторых домах, например, в Артемовском, отказываются пускать строителей в дома, поскольку сами переложили эти трубы за свой счет. А в смете это есть. Вопрос: а как составлялись эти сметы без проектов, если они не соответствуют реальным потребностям каждого конкретного дома? Такое ощущение, что это общая калька и общий подход: побелить, крышу перекрыть, в подъездах только перекладывается проводка. Какие бы там ни были лестницы, полы, потолки, строители отказываются их делать, ссылаясь на то, что это общий ремонт и забота управляющих компаний. Очень сложно то, что происходит, назвать капремонтами.

 

- Какие меры вы принимаете?

- Сейчас мы по линии ОНФ собираем эту информацию, обобщаем. Мы посмотрели Тавду, Буланаш, Артемовский, два дома на Уралмаше, Камышлов. Будем направлять эту информацию в Москву и, видимо, будем обращаться к региональным властям и в правоохранительные органы. Потому что тут, во-первых, есть нарушения в проектно-сметной документации, нет проектов. А во-вторых, нужно разбираться, как это все на самом деле идет.

 

- Вы перечислили несколько муниципалитетов. Где-то есть качественный ремонт?

-Нет, это общая картина для всех. Я вам приведу пример по Тавде. Дом 1928 года на улице Ленина (всего таких дома три). Канализации нет, печное отопление в каждой квартире, квартирки – маленькие комнаты, открытая проводка. Что делают в рамках капремонта? Плоским шифером обшивают фасад, подливают отмостку, чтобы этот шифер в землю не провалился, поскольку у домов даже фундаментов нет, перекрывают крышу и обещают проводку заменить. Но по логике, эти дома нельзя капитально ремонтировать. Их нужно сносить, а людей переселять. Местные власти здесь оказались заложниками ситуации, потому что, если признавать все ветхое жилье не подлежащим капремонту, у местных властей возникает обязанность строить новое, а у них денег нет. Поэтому подвергаются капремонтам достаточно странные объекты, странные дома, которые нужно не ремонтировать, а сносить.

 

Студент Александр Караваев решил, что в таких домах еще можно жить, если их капитально отремонтировать.
В таком виде эти вековые бараки должны простоять еще несколько десятилетий.

 

Вот я посмотрел три недели назад эти дома в Тавде. В пятницу мне позвонила женщина из этих домов, рассказала, что после начала ремонтных работ развалился угол, вывалились бревна, потому что они уже сгнили. Строители быстро посадили новые брусья на пену и потом закроют шиферным листом. Из некоторых квартир люди съехали и не живут, потому что в них жить невозможно: пол провалился, лед на стенах. И этот дом не признан ветхим и аварийным, он признан подлежащим капремонту. Так это что, через капремонт этот дом хотят вернуть в 1928 год? Что из этого дома можно сделать? Его только снести, потому что лучше он уже не будет никогда.

 

- Вы связываете это с нехваткой денег на расселение? Неквалифицированность Караваева не причем?

- Тут проблема того, как сейчас идет капремонт. Она происходит из того, что неправильно организованы работы, муниципалитеты не располагают полной и достоверной информацией и жалуются на Караваева. Я считаю, что сегодня основным виновником того, что капремонты пошли не так, как надо, и идет дискредитация программы, является фонд капремонтов. Это они не могут нам предъявить проекты, это они 100 миллионов заплатили за проектно-сметную документацию, которую никто не видел.

 

А проблема отсутствия денег у местных властей чуть-чуть другая, они стыкуются. Если у дома износ 70%, его нельзя капитально ремонтировать. Я видел такие дома и не представляю, как их можно признать изношенными на 60%. Это специально делалось, чтобы подогнать имеющиеся ресурсы под так называемый капитальный ремонт. Местные власти – они заложники межбюджетных отношений. Они бы и рады признавать ветхим жилье, которое таковым является, но они не идут по этому пути, потому что у них нет денег. Они понимают, что создают себе проблемы на будущее.

 

Просмотров: 3843

Автор: Евгений Катыхин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Ольга Ваганова, «Уралочка-НТМК»:

«В такую теплую погоду невозможно сидеть дома»

вторник, 23 апреля

Сегодня

+5
+5
+14
+14
Днем
+7
+7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 15:19

Жители дома на Карла Либкнехта, 40 добились запрета на строительство нового концертного зала Филармонии

Строительству мешают охранные зоны памятников архитектуры.

Сегодня в 14:45

В Среднеуральске депутаты выберут нового мэра

В четверг, 25 апреля будут известны итоги голосования депутатов за одну из кандидатур.

Сегодня в 14:28

Свердловские власти и силовики готовы обеспечить безопасность предстоящих праздников

Также силовики проработали алгоритм работы на случай лжеминисрования.

Сегодня в 14:10

Екатеринбургский депутат предложил разрешить бизнесменам ставить киоски в любом месте

Александр Колесников считает, что не нужно убирать ларьки из центра города.

Сегодня в 13:50

На Кольцовской таможне в багаже у пассажира из Душанбе нашли живых цесарок

Мужчина неправильно заполнил ветеринарный сертификат, и птицам пришлось вернуться на родину.