Наши во Вьетнаме-3. Бесконечный Дананг, мраморный город

Как бьется сердце мраморного города с высоты птичьего полета.

В жизни каждого свободного путешественника должен быть хотя бы один день, когда все идет не по плану. Как прожить этот день — каждый решает сам. Мы же, веря в старые буддистские мудрости, просто позволили этому дню быть. Ведь это наш день, и мы сами гордо решили ехать на рейсовом автобусе (вьетнамского поезда было мало), сами позволили чарам местных мото-тетушек оплести нас, сами купили двух розовых мраморных Будд втридорога и полезли ночью на мраморные горы. Единственное, что кошмары той ночью снились мне не по моему желанию, а как-то сами по себе. Итак, все по порядку.

Покидая Хюэ или Какой вьетнамец не любит быстрой езды…

Перед сном мы долго думали, что будем делать дальше, вроде, как и в Хюэ можно остаться — еще поискать императорские могилы, а с другой стороны — дорога манит. Дальше мы решили передвигаться, как умные, автобусными рейсами open-tour. Это гениальное изобретение вьетнамцев, я считаю, нужно в обязательном порядке ввести во всех странах, желающих привлечь к себе туристов. Идея проста — от Ханоя до Хошимина ходят автобусы, где-то спальные, где-то простые, но очень комфортабельные. Они заходят в каждый интересный город по пути следования. Свободный путешественник сам составляет себе маршрут — в каких городах он хочет остаться, а какие проедет мимо. Исходя из количества точек в маршруте, туристу выдаются отрывные посадочные купоны. Вот ты отправился из Ханоя и решил остановиться в Хюэ — предъявил купон №1, из Хюе едешь в Хоян — купон №2 и так далее до Хошимина, или еще дальше — до Пном Пеня (видимо, вьетнамские автобусные туры захватили уже соседнюю Камбоджу).

Итак, мы пришли в офис компании Sinh Cafe (ныне The Sinh Tourist) — это место советовали многие путешественники, бывшие во Вьетнаме до нас. Встретили нас приветливо, но вот досада, оказалось, что до Дананга автобусы системы open tour не ходят. Конечно, по нашей просьбе они могут туда зайти, но после обеда. «Приходите в 14.00 и попадете в Дананг к четырем вечера»,— сказала приветливая девушка. Было 9 утра, и мы решили, что нет смысла терять время, доберемся до пункта назначения самостоятельно. А потом самостоятельно до Хояна. А уж от Хояна — вперед в open-tour сначала до Хошимина, а потом до Пном Пеня. Поездка на двух персон обошлась нам в 1 миллион 300 тысяч донгов — почти столько же мы отдали за поезд Ханой—Хюэ. Миша стоял и кусал локти.

Мы вышли в смятенных чувствах из офиса Sinh Cafe и решили, что настал момент истины — до автовокзала более трех километров, по-хорошему бы нужно воспользоваться услугами таксистов. После завтрака мы остановились с рюкзаком и гитарой на перекрестке возле первого попавшегося мотобайкера. Еле-еле объяснив ему, что нам нужен локал-бас-стейшн (туристы туда, явно, редко ездят), он радостно закивал головой. Цену назвал 30 тысяч донгов. Я читала, что цена мотобайкера в пределах города — 10 тысяч донгов и сообщила, что мы поедем за 20 тысяч. Он согласился, позвал приятеля. Мы загрузились и поехали. Приятель с Мишей за спиной оказался шустрее мотоциклиста, с которым я договаривалась. Он и Миша поехали вперед и негласно взяли командование на себя. В итоге, мы обнаружили их уже очень скоро, Миша висел на подножке какого-то автобуса, таксист №1 орал таксисту №2, который вез меня, что нужно быстрее. Меня запихнули в автобус, и тут выяснилось, что платить надо не 20 тысяч донгов, а все 40. 20 тысяч это, оказывается, за одного. Конечно, мне было что им сказать. Во-первых, договоренность была об одной сумме и я указывала на нас двоих, во-вторых, до точки назначения — автобусной стации — нас не довезли (мужики сэкономили несколько километров), но на ходу это объяснять как-то не получалось. Инициативу неожиданно перехватил кондуктор автобуса, отдав за нас с Мишей «лишние» 20 тысяч, теперь мы оказались должны ему не только за билет до Дананга, но и за наше горемычное такси.

Поездка на автобусе обошлась нам в 220 тысяч донгов. На специальном, «заточенном» для туристов автобусе open-tour в два раза дешевле, чем на этом якобы рейсовом. Очевидно, что кондуктор в 2-3 раза завысил цену на проезд для «иностранцев». Опять же в путеводителе пишут, что проезд между Хюэ и Данангом не должен обойтись дороже двух долларов. Мы с Мишей обреченно уселись на заднее сидение. Жалко конечно было потерянных тысяч донгов, но на то оно и самостоятельное путешествие, что потери — неизбежны. Лучше маленькие потери, чем «попасть» по-крупному. Это как автомобилисты, попадая в мелкие аварии, радуются, что это их избавит от серьезных ситуаций на дороге. Кстати, о ситуации на дороге. Скоро все мысли о деньгах, таксистах просто вылетели у меня из головы, их выдуло встречным ветром, который из форточки хлестал по лицу — автобус гнал по шоссе далеко за 100 километров в час. В прошлом году мы ехали по горной дороге на Шри-Ланке, когда водитель на узком серпантине умудрялся обгонять грузовики, в какие-то моменты автобус одним колесом буквально повисал над пропастью… Здесь нам попался точно такой же умелец. Он гнал по встречке, не снижая скорости, в отдельные моменты на узкой двухполосной дороге он умудрялся протиснуться между двумя крупногабаритными машинами. Жару поддавал кондуктор, который пару раз со счастливым лицом подходил к нам, на «галерку» автобуса, и предлагал похлопать в ладоши, мол, ай да водитель, ай да молодец! Если честно, их обоих временами хотелось убить.

Примерно через час, преодолев 120 километров, мы оказались на автовокзале Дананга. Последние 6 километров перед въездом в город мы проехали под землей в длинном-предлинном тоннеле.

Длинный-предлинный Дананг или Азия непобедима…

В Дананге палило солнце, на автовокзале к нам, как к меду, прилипли мухи-таксисты. Отмахавшись, мы уставились на карту в одном из путеводителей. Выяснилось, что идти вроде как нужно вперед, в сторону противоположную той, откуда мы приехали. Улица Dien Bien Phu (любимое наше название) простиралась прямо перед вокзалом. Глянув на карту, мы оценили расстояние — мелочи, минут 10 пешком... И ни то, что Дананг третий город в стране по численности населения после Хошимина и Ханоя, и даже ни то, что автовокзалы во Вьетнаме как правило находятся почти за чертой населенной местности — ничего не вызвало сомнений. Миша предложил было «запарить» мотобайкеров. Мы сторговались с одним из них до 30 тысяч донгов за одного человека, но потом оставили это занятие, решив, что мотобайк — это неспортивно. И вот мы идем под палящим солнцем 10 минут, 20 минут, 40 минут, час… С рюкзаком и гитарой это уже начинает напоминать туристический поход, только почему-то вокруг шумные улицы, ездят машины, торгуют люди.

Пока шли, убедились, что вьетнамцы — удивительная нация. Они живут «нараспашку», у них даже здания часто имеют три стены, а четвертой, выходящей на улицу — нет. Идешь и видишь мини-завод — стоят станки, лежат рулоны стали, тут же организован мини-офис по продаже готовой продукции. Через дом хозяйки, вместо того, чтобы быть на любимых кухнях, прямо на улицах стряпают-варят на целую ораву своих детишек, мужей, свекров, а также на соседей. Все они держатся друг за друга и живут большими семьями. «Поэтому Азия и непобедима»,— изрек Миша, подняв палец к небу. Такой вот «уличный» социализм построился в стране с желтой звездой на красном флаге. И здесь все это — очень естественно и душевно. Но только для «своих». Для чужих суп «Фо» в два или три раза дороже.

Шли мы долго, и хочется написать, что стерли не одни башмаки… Башмаки, конечно, оказались целы, а вот на ногах начинали ощущаться мозоли. Мы остановились уже практически в центре города и зашли во вьетнамскую кафешку, чтобы выпить холодного зеленого чая. Он остудил воспаленный мозг. Мы решили, что никаких городских достопримечательностей нам уже не надо, хочется одного — скорее увидеть, наконец, море. И умереть. Точнее лечь где-нибудь под пальмой на знаменитом пляже — Чайна Бич, где американские солдаты грели свои косточки и заживляли раны. Пляж считается восьмым в мире по привлекательности среди туристов. А это значит, что в Дананге нам делать нечего — нужно оказаться не просто за пределами города, но и за пределами «карты», которая у нас имелась. Разум взял свое, мы поймали двух мотобайкеров и после трехминутной торговли договорились, что они нас за 60 тысяч донгов отвезут на Чайна Бич и там оставят. Мы тронулись и полетели по шоссе, главная улица, большой мост через реку и вот уже вдали виднеются волны Южно-Китайского моря. Вдоль берега идет длинное шоссе, а рядом тянется бесконечный пляж. Мы летели по шоссе к заказанному «Чайна бич» и получали удовольствие от скорости.

Вьетнамские тетушки и их жаркие объятия

Миша и его водитель (се ом — по-вьетнамски мотобайкер) опять вырвались вперед. И опять это в корне изменило нашу дальнейшую судьбу. Я и оглянуться не успела, как к нашему герою подъехали две тетушки на байке, подстроились рядышком и начали что-то увлеченно рассказывать. Смотрю, а Миша уже кивает головой и на что-то соглашается. Блин. Когда я подстегнула своего водителя, и мы в свою очередь поравнялись с Мишей, он радостно закричал мне, что у него все отлично, он уже договорился с барышнями, снующими рядом, о каком-то красивом гестхаусе на Чайна-бич, где мы будем жить. Итак, две вьетнамские женщины упали нам на хвост. А местные женщины, как выяснилось, способны дать фору любому мужчине. Если в странах с более патриархальным режимом, например, в Шри-Ланке, девушки ходят в закрытых длинных одеждах, почти не говорят на английском и никакой угрозы не представляют, то тут они в джинсах и на каблуках гоняют на мотоциклах, в 99% не носят юбки и рулят туристическим сервисом.

Итак, тетушки на байке поехали вперед, наши мужички-водители пристроились за ними. Сначала нас привезли на какой-то пляж-помойку в отель за 8 долларов, без окон с грязными стенами и прочими грустными видами. Миша, очарованный тетушками, сделал робкую попытку здесь остаться, но я, конечно, взбунтовалась. Мы поехали дальше. Следующий отель располагался у самой трассы, не сказать, чтобы он чем-то выделялся, но заметно превосходил предыдущий. Скинув цену с 12 долларов до 10, мы остались. Тетушки стояли возле отеля, приплясывая. Самая старшая из них тщательно расспросила кто мы и откуда, женаты ли и когда поженились. Узнав, что свадьба наша произошла лишь неделю назад, она радостно захлопала и сообщила, что мы просто обязаны сегодня на закате сходить в мраморные горы. Тем более что сегодня полнолуние. Мол, все, кто женится, обязательно туда ходят. Народная традиция. А она с сестрой, так как обе живут рядом, по-соседски зайдут за нами в 16.00, чтобы составить компанию в свадебной прогулке. Что ж, это уже становилось любопытным. Зайдя в номер, мы обсуждали заранее, со сколькими долларами и донгами мы готовы расстаться в процессе общения с дружелюбными тетушками (понятно было, что нас в мягкой форме «разводят»). Договорились ограничиться максимум 15 $. Переоделись и пошли на пляж.

Пляж, действительно, оказался хваленым Чайна Бич. Мы зашли на него со стороны четырехзвездочного отеля, где было пустынно (отдыхающих — 4-5 человек). Погода не располагала к традиционному пляжному отдыху. Ветер, пасмурно, большие волны. Хотя место, где мы находились, скоро снова вернет себе былую славу. Раньше это был один из знаменитейших курортов. Сейчас здесь пока — захолустье. На 10 километров вдоль дороги тянутся пески и какие-то хибары, небольшие придорожные кафе и отели вроде нашего. Но вся береговая зона уже кишит муравьями-строителями. Где-то только расчищается площадка, где-то уже появились первые этажи будущих пятизвездочных отелей. Здесь скоро построятся лучшие мировые гостиничные сети, о чем извещают проезжих рекламные щиты рядом со стройками. Вот тогда-то Дананг перестанут объезжать автобусы open-tour.

Искупавшись в море в первый раз, мы пообедали в ничем не примечательной пляжной деревянной кафешке. Еда была обычная, хоть в меню и говорилось о большом ассортименте морепродуктов. В общем, сидим, доедаем пресный обед, как вдруг перед нами нарисовываются общительные тетушки. Как уж они нашли нас — по следам на песке или же объехали все ближайшие кафешки — это неизвестно. Обе затароторили разом, мы рассчитались по счету, они подставили нашим попам два своих мотобайка и унесли нас, как младенцев на руках, к отелю. Правда, была одна смешная история с Мишей. Я вскочила на сидение заднего мотоцикла старшей тетушки, мы приехали к отелю, а Миши и младшей тетушки даже на горизонте не предвидится. Мы посмеялись по этому поводу. Минуты через три Мишу привезли. Оказывается, младшая тетушка уехала без него. Миша остался один, постоял, а потом бросился в погоню за байкершами, «укравшими Ульяшу». В общем, тетушки оказались веселыми.

Духи мраморных гор или Пять квадратных метров счастья

Мы переоделись у себя в номере, спустились вниз и снова попали в их жаркие объятья. В общем, повезли нас на экскурсию к мраморным горам. Горы эти, действительно, уникальны. Представляют собой пять скал, которые словно на пустом месте стоят невдалеке от Чайна Бич. Притом, что вокруг местность — равнинная, эти Пять братьев выглядят впечатляюще. Они не просто так называются мраморные, а потому что мрамор — основная горная порода, которая в них содержится (мои родители-геофизики, наверное, посмеются над таким речевым оборотом, но мои познания в геологии, увы, невелики).

Мы подъехали к подножью небольшой горы и начали подъем по лестнице. В путеводителях пишут, что в этих горах находятся буддистские святыни, а также несколько пещер — какие-то естественные, какие-то рукотворные. Эти пещеры сослужили хорошую службу хитрым вьетнамцам во время войны. Там был партизанский госпиталь, буквально под носом у американцев, облюбовавших Чайна бич. Теперь это — вполне туристическое место. Так как сейчас — не сезон для Дананга, плата за вход не взимается. На скалах и в окрестностях в основном гуляют местные жители.

Под чутким присмотром тетушек мы поднялись по лестнице к пагоде, как послушные дети, делали щелчки фотоаппаратом там, где, по мнению наших импровизированных гидов, это надлежало делать. В общем-то, это была довольно обычная достопримечательность, хотя вид с горы на пляж и море открывался очень красивый. Поглазев по сторонам, мы предложили спускаться вниз. Внизу и наступила развязка всех последних событий.

По дороге тетушки рассказывали, что они сами и вся их семья — горных дел мастера. Местные «данилушки», правда, специализируются больше на каменных Буддах и львах, нежели на цветках. Цветки для местных жителей — это непрактично. Видимо, львы, Будды, драконы и дельфины идут лучше. Прямо у подножья горы, куда нас привезли, развернулся магазинчик, который, по словам тетушек, им принадлежал. Они включили на полную мощность все лампы и понеслось.

—Вот этого Будду мастерил мой отец. Целых 14 дней он сидел и точил-точил-точил его,— начала старшая тетушка.
—А вот эти бусы делала моя мама, она вложила в них всю свою душу,— вторила ей младшая тетушка.

Мы оказались в кольце из мраморных больших и маленьких изваяний. Очевидно, что выбраться из ловушки можно было, только купив что-либо. Мы напирали на то, что у нас в багаже очень мало место и нам нужна какая-то супер-супер-маленькая вещь, желательно долларов за пять. Но за пять ничего не находилось, только за 15. Хотя и 15, это, по мнению тетушек, как-то несолидно. В результате нам втюхали двух розовых маленьких Будд за 400 тысяч донгов (около 20 долларов). Их тщательно завернули в бумагу, а потом обмотали скотчем. И вот с этими двумя кусочками мрамора в руках, мы вышли на улицу и вдохнули первый глоток свободы.

Но это было еще не все. Тетушки не хотели нас так быстро отпускать. Выяснив, что завтра мы едем в Хаян, старшая тетушка с гордостью сообщила, что они с сестрой отличные водители. Всего за 100 тысяч донгов с человека они готовы завтра утром доставить нас в Хаян в целости и сохранности. От мраморных гор до следующей точки нашего пути — 25 километров. Мы уже ощущали усталость от всех переездов и походов с сумками, поисков автобусных остановок, но еще большую усталость ощущали мы от тетушек. Не торгуясь, Миша дал добро на то, чтобы в 8.30 «полюбившиеся» нам вьетнамские барышни забрали наши тушки из отеля. Они предложили было добросить нас дотуда прямо сейчас (видимо, чтобы мы лучше «сохранились» до утра), но мы взбунтовались. «Нет!»,— сказал Миша. «Ноу!»,— добавила я. Мы любим гулять пешком и уже взрослые детки — как-нибудь сами доберемся до временного места жительства. Тетушки поняли, что больше с нас нечего взять, и милостиво отпустили на свободу.

Мы отошли на 10 метров от магазина и поняли, что попали в мраморный город. Как в какой-нибудь детской сказке. Мы шли по мраморным улицам с мраморными животными и людьми, правда, люди были все на одно лицо и очень напоминали Будду. К одному магазинчику примыкал другой, и так без конца. В глубине магазинов сидели мужчины и что-то точили из мрамора, их женщины делали вялые попытки сбыть нам что-то из лавки. Явно было, что на местном мраморном рынке — перепроизводство и локальный финансовый кризис. Людей, за 14 дней точащих статуэтку Будды, проще было убить, чем остановить. Это как остановить конвейер по производству кока-колы…

Мы шли по улочкам мраморного города и думали, зачем столько одинаковых статуэток, украшений, сувениров. Возможно, они точат их впрок, мол, вот построят тут «Хилтон» и прочие отели, тогда потечет река покупателей. Всем богачам захочется купить себе 10-килограмового льва или двухметрового Будду. Конечно, какую-то часть этого барахла прикупали вьетнамские отели, для того чтобы разнообразить обстановку и добавить пафоса. Кроме того, мы придумали свою собственную, куда более романтичную «причину» возникновения мраморного города… Вот она:

…В старые времена, когда еще не было никаких войн с бомбами и минами, а царила эпоха императоров Нгуенов, пришли к мраморным горам три мраморных Данилы-мастера. Поселились они здесь с семьями. Каждое утро они ходили встречать рассвет и медитировать в буддистскую пагоду и однажды, родился меж ними спор. Кто быстрее и лучше выточит двухметрового мраморного Будду. В первый год победил один мастер, но остальные два захотели взять реванш… Таким образом, соревнование стало ежегодным. Тем временем в поселение пришли другие мраморные мастера, у них появились дети. И повелась в мраморном городе такая традиция. Каждый мальчик и девочка с пяти лет должны начинать учиться каменному мастерству. В шесть лет их цель — выточить совершенно гладкий мраморный шар (2 штуки за 1 доллар), в 7-8 лет — маленькую фигурку какого-нибудь животного, например, слона (1 доллар штука), потом к 10 годам из-под зубила юных мастеров должны выйти миниатюрные Будды (это начало большого пути, поэтому — 5 долларов штука). Ну и дальше уже начинается монументальное зодчество. Юноша или девушка не могут стать совершеннолетними и получить право создать собственную ячейку общества, если не изготовят мраморного льва в оригинальный рост животного… Творчества здесь много не надо (как при написании древнерусских икон — есть свои каноны), главное — сноровка, терпение и точность. На изготовление одного мраморного льва уходит минимум 180 дней, и это практически без сна, на одних бобах. Дальше мастер получает билет в большую жизнь. На протяжении своего долгого трудового пути он должен переработать не меньше 20 тонн мрамора-сырца. Венцом его творчества становится участие в ежегодном соревновании, куда принимаются работы только самых опытных мужчин городка (неопытные, как правило, сбегают, не достигнув 18-летия). Каждый 50-летний мужчина должен представить на конкурс своего собственного двухметрового Будду. Правда, подводить итоги потом бывает крайне тяжело, так как все Будды похожи друг на друга, как близнецы-братья, поскольку изготовлены по единому, тайному чертежу. После того, как Будда изготовлен, мастер может поставить его вместе с другими работами у дверей своего магазина. Поэтому у дверей почти каждого магазина здесь стоят двухметровые Будды и показывают жест правой рукой, мол, у них все в жизни OK!..

… Поток сознания закончился, когда мы подошли к темной каменной лестнице. Сгущались сумерки, мраморные фигуры выглядели с каждой минутой все более зловеще, а люди спешно покидали улицу, закрывая двери домов. Мы начали подниматься вверх, не догадываясь, что нас ждет. Через 200 ступенек мы оказались во дворе еще одной пагоды. Вокруг — ни души. Снова, по принципу, заимствованному из компьютерных игр, мы справа налево начали исследовать пространство. Вправо вела какая-то темная дорожка, она уходила вглубь горы. Мы подошли к большой темной пещере. Подсветили вход телефонами, сделали несколько шагов, вдруг несколько больших черных теней пролетели над нами. Впереди что-то зашуршало. Миша включил фотоаппарат, и с его помощью мы убедились, что это не летучие мыши, а… совы (привет Хогварду). Они летали, ухали, ходили по полу и заманивали нас по ступенькам вглубь пещеры. Там, вдалеке, виден был свет лампы или свечи. Мы спустились вниз по ступенькам. Уникальный шанс почувствовать себя настоящим Индианой Джонсом. Никакого присутствия человеческой жизни вокруг. Внутри пещеры — площадка, с разных сторон стоят фигуры Будд, возле каждой горят свечи, лежат цветы и фрукты. Пещера была огромная, высокий потолок, казалось, уходит в бесконечность. Страшно. Мы, держась за руки, подошли к каждому алтарю в окружении сов, попробовали что-то фотографировать со вспышкой и заторопились обратно. Создавалось ощущение, что мы на миг попали в мир мертвых и сейчас по лестнице, не оглядываясь назад, вернемся в мир живых.

Выйдя из пещеры, мы глотнули свежего воздуха и пошли по каменной дорожке. Скоро она подвела нас к небольшой лестнице с очень высокими и крутыми ступенями, которая вела вверх на гору. На предыдущей горе, куда нас привели тетушки, такого подъема не было, там все заканчивалось площадкой возле пагоды. Несмотря на то что на улицу давно опустилась ночь, мы решились на подъем. И это было по-настоящему здорово.

Пятнадцать минут — и вот мы сидим в центре мира на макушке скалы площадью пять квадратных метров, под ногами бьются о песчаный пляж волны океана, вдали мигают огоньки кораблей, проезжающих машин, байков, по небу летают самолеты. Внизу тянутся целые светящиеся ленты дорог, которые сверкают, как гирлянды на новогодней елке. Виден весь огромный и длинный Дананг, который мы почти что прошли пешком, соседние деревни, вдалеке — Хоян. Кажется, на каждом сантиметре земли — живут люди, у каждой семьи — свой огонек. Под ногами — рой светящихся мушек, кипит жизнь, идет торговля, по трубам бежит вода, по проводам — ток. Здесь, наверху — только камни, ветер, птицы и тишина.

В жизни не так много моментов счастья, которые остаются в памяти яркими пятнами навсегда. Мы сидели на вершине самой большой мраморной горы и чувствовали себя частью этой огромной, непобедимой страны, словно на теплой каменной ладони доброго вьетнамского бога.

…Спуск был быстрым, как и дорога до отеля. Мы достали из мини-холодильника банку колы и пили ее, как дорогое вино, на балконе, выходящем на дорогу. Это был настоящий придорожный отель, как из американских фильмов. Почему-то у меня в голове крепко засела ассоциация с нетленной картиной «От заката до рассвета». И, видимо, потом за эту ассоциацию я и поплатилась. Миша уже уснул, а ко мне в видениях начали приходить вампиры, почему-то с вьетнамскими лицами. Мистика какая-то. Может быть, мраморные духи, живущие в пещерах, дали о себе знать.

P.S. Предыдущие части повествования о путешествии читайте здесь и здесь. Продолжение следует.

 

 
 
 
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 

 

Просмотров: 1558

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Русских, студентка:

«Если погода вас не радует, то закройте глаза и представьте себя на Соррентийском побережье»

среда, 03 июня

Сегодня

+17
+17
+19
+19
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 22:16

«Необходимо обеспечить прозрачность и легитимность». Куйвашев обсудил с Мерзляковой подготовку к голосованию за изменения в Конституцию РФ

Накануне встречи в Москве прошло заседание рабочей группы по внесению изменений в Конституцию.

Вчера в 17:43

Electrotorg.ru готов к дачному сезону

Интернет-магазин предлагает приобрести все необходимое для комфортного отдыха на природе.

Вчера в 17:16

Девять уральских красавиц вышли во второй тур конкурса Miss MAXIM-2020

Победительница украсит обложку сентябрьского номера.