Уральцы любят спокойный отдых, но не откажутся от экстрима. VIP-опрос

Каким представляют себе настоящий экстрим жители Свердловской области.

Путешествия на «Жигулях» по Европе, неуправляемые скутеры и плавание в открытом океане — накануне начала летнего туристического сезона JustMedia поинтересовался у екатеринбургских VIP-персон, есть ли среди них любители экстремального отдыха, каким они представляют настоящий экстрим и как планируют отдохнуть этим летом.

Леонид Волков, депутат Екатеринбургской городской думы:
—Я не поклонник экстремального отдыха. Я стараюсь получать адреналин от текущей жизни, от работы. Когда отдыхаю, я не сижу на месте. Отдых для меня — это активное времяпровождение. Я люблю путешествовать по новым городам. Но экстремальные развлечения как-то не трогают, не привлекают. Хотя, можно считать, что однажды у меня было самое настоящее экстремальное путешествие. Это поездка в Хорватию. Дело не в том, как мы добирались, а на чем: на нашем отечественном ВАЗ-2114. И он не сломался! Но это был настоящий экстрим.

Илья Васкецов, заместитель директора макрорегионального филиала «Ростелеком-Урал»:
—Экстремальный отдых — это мое увлечение. Очень люблю разнообразные его виды. Это и прыжки с парашютом, и дайвинг, и сноуборд, и сплавы по горным рекам. Вместе с сыном катаемся на велосипедах в парке, занимаемся скалолазанием. Этим летом хотим совершить восхождение на Ермак — это северо-западная часть Свердловской области. А осенью планирую поехать в Непал, на 2-3 недели, там тоже хочу покорить вершину.

Дмитрий Калаев, советник министра экономики Свердловской области:
—Я увлекаюсь экстримом. Недавно встал под парус, занимаюсь кайтингом. Ну, а ближайший экстрим, думаю, будет 18 июня. В рамках проекта «Красная линия» мы привозим известного московского роллера Кирилла Рязанцева. Он проедет по созданному маршруту. Роллерский спорт — относительно молодой, и Кирилл придумал в нем много элементов, некоторые даже названы в честь него, его «ником» reckel. Все эти невероятные вещи можно будет увидеть 18-19 мая.

Алиса Прудникова, директор Екатеринбургского филиала государственного Центра современного искусства:
—Для меня самый экстремальный отдых был — это когда я просто могла отключить телефон и не думать о работе. Это было в месте с названием Долина Смерти, в Америке. Это даже не экстрим — это было счастье. Смотреть на небо, ехать и не думать ни о чем, не ждать никаких звонков. А этим летом я собираюсь в путешествие по Европе. Не знаю, будет ли оно экстремальным. Надеюсь, что все пройдет хорошо.

Андрей Кинаш, региональный директор Майкрософт в УрФО и Пермском крае:
—Я поклонник традиционного отдыха. Я люблю просто лежать на пляже, гулять есть фрукты, играть с детьми. При насыщенном рабочем графике такие моменты бывают нечасто. В начале мая мне удалось вырваться в Израиль, на Мертвое море. И вот там я отдохнул именно так. А в России меня привлекают путешествия, связанные с культурой, историей. Люблю ездить на машине по историческим достопримечательностям края. Одна из таких недавних поездок — в Верхотурье и в село Меркушино.

Андрей Вертипрахов, вице-президент федерации воздухоплавательного спорта России, спортивный директор фестиваля «Земля на ладони»:
—Я военный летчик, поэтому экстрим для меня — не новое явление. Прыгал с парашютом, летал на дельтаплане, занимался дайвингом, теперь летаю на аэростате. Хотелось бы поплавать по подводным пещерам.

Олег Китаев, заместитель председателя комитета по организации бытового обслуживания населения администрации Екатеринбурга:
—Сплавлялся несколько раз в течение трех дней на плотах по Чусовой, думаю, что можно было бы этот опыт повторить еще. Хотел бы прыгнуть с парашютом, но пока только собираюсь с духом.

Андрей Бриль, полномочный представитель Гильдии управляющих и девелоперов по Екатеринбургу и Свердловской области:
—Катаюсь на горных лыжах, но не отношу это к экстриму. Честно говоря, экстремальных поступков в своей жизни не припомню, да и экстрима мне в жизни и без этого хватает. 

Александр Засухин, представитель Российского совета торговых центров УрФО, советник министра торговли по Свердловской области:
—Самое экстремальное мероприятие в моей жизни — это поход на байдарке в мае по реке Серебрянка, когда только начал сходить лед. Приехали на место отплыва, где нам дали брезент и алюминий, чтобы мы склеили байдарку. Я сразу испугался, но меня быстро успокоили, и я начал клеить. В байдарке должно было сидеть два человека — умелый и новичок. Мне умелого не хватило, и я сплавлялся с таким же новичком, как и я. За время сплава раза три мы переворачивались в ледяную воду. Один раз у моего спутника, который сидел в носу байдарки, застряли ноги. Так как мы не знали, что при перевертывании байдарки первым делом надо высвободить ноги, он стал уходить вместе с байдаркой под воду. После этого случая мы плыли, а все остальные участники сплава плыли вокруг нас. Со мной на тот сплав хотела поехать беременная жена, которую я еле-еле уговорил не ехать.

Евгений Шурманов, директор спортивного комплекса УрФУ, председатель спортивного клуба УрФУ:
—Я люблю горные лыжи, серфинг — это сложно, но мне очень нравится. Самый запомнившийся экстремальный случай был довольно страшным. Я был на отдыхе в Геленджике, и мы собирались кататься на парашюте, привязанном к катеру. Я просил инструктора, чтобы он разрешил мне прокатиться вверх ногами, я бы смог в нужный момент отцепиться и нырнуть, но мне не разрешили. И правильно сделали. Потому что когда мы стартовали, подул очень сильный ветер, потом сказали — 60 метров в секунду. Девяностометровая веревка, на которой был закреплен парашют, полностью натянулась, парашют стал управлять катером. Люди в катере очень испугались, стали пытаться отрезать веревку, но она порвалась сама. Парашют понесло в сторону Турции, лететь на этом сорванном парашюте было очень страшно, его уносило ветром, и катер не мог нас догнать. Когда нас все-таки выловили, мы с инструктором пришли к соглашению, что первая моя идея — лететь вниз головой — была полной ерундой по сравнению с этим полетом.
На это лето планы, скорее, профессиональные, а не экстремальные. В Гонконге в августе пройдет всемирная Универсиада, и я поеду с командами нашего университета. А экстремальное зрелище, которое со мной могут наблюдать все жители Екатеринбурга, — экстремальные игры, которые мы проводим уже в девятый раз. В Екатеринбург приедут самые сильные экстремальщики со всей России, они будут делать трюки на роликах, велосипедах, скейтборде. Раньше такое только по телевизору можно было увидеть, как велосипедист разгоняется и делает сальто через голову. Всероссийские экстремальные игры «УрФУ-Х-Games» пройдут 3 июня.

Екатерина Самарина, руководитель отдела собственных программ телекомпании ОТВ:
—Экстрим в обычном понимании этого слова я считаю занятием довольно бесполезным и по большому счёту бессмысленным. Острых ощущений мне в жизни вполне хватает, поэтому рисковать понапрасну я никогда не считала нужным. Хотя некоторые, например, считают «экстримом» мою страсть к самостоятельным путешествиям, но, по-моему, съездить одной в Париж или Лондон, без назойливых гидов и экскурсионных групп, ничуть не более экстремально, чем дойти от дома до работы. Впрочем, есть одна история, которую я бы могла назвать «неудавшейся попыткой экстрима». Когда мне было 16 лет, мы с родителями поехали отдыхать на Кипр. Там я впервые увидела водный скутер и, естественно, захотела на нем прокатиться. По правилам проката самостоятельные поездки на скутере были разрешены только с 18-ти, но добрый киприот сделал мне поблажку. Пройдя короткий инструктаж на английском языке, я залезла на скутер (довольно громоздкий для хрупкой девушки) и резко стартовала на большой скорости. И в этот момент я поняла, что ограничение «от 18-ти» было введено не зря: справиться с управлением этой штуковиной мне было попросту не по силам. В тот момент, когда я обнаружила, что очень быстро приближаюсь к каменному пирсу, я поняла, что не помню главного — как тормозить! Чудом свернув от пирса, я врезалась в какой-то катер, пришвартованный рядом, и упала со скутера в воду. Никто, кроме катера, не пострадал, но оставшуюся часть отпуска мы обходили этот пляж стороной, так как платить штраф за пробоину в катере уж очень не хотелось.

Евгений Горенбург, директор фестиваля «Старый новый рок»:
—Не хочу рассказывать о самых экстремальных развлечениях. Если говорить о спортивном экстриме, то я нырял в открытом океане, сплавлялся по горным рекам. Но мечты о каком-то конкретном приключении, пожалуй, нет.

Александр Вольхин, звукорежиссер, саунд-продюсер, директор в Panda-Music Studio:
—Максимальный экстрим, который происходит — это сноуборд. Катаюсь уже лет пять, первый раз было действительно страшно, сейчас просто получаю удовольствие. Никуда специально не выезжаю, катаюсь на Пильной, на Волчихе, на Уктусе. Мне интересен дайвинг, но конкретных планов нет. Может быть, когда-нибудь соберусь попробовать.

Влад Чемезов, ведущий, шоумен:
—Живу как пенсионер, максимум, на что способен — горные лыжи. На развлечения просто нет времени, все время работа. Пожалуй, работа — это мой личный экстрим. Возможно, когда-нибудь соберусь прыгнуть с парашютом. Но точно не этим летом — все лето уже расписано.

Евгений Зорин, начальник управления интернет-ресурсов департамента информационной политики губернатора Свердловской области:
—Сейчас никак не участвую, у меня четверо детей. В детстве на лыжах накатался и на веревках накрутился. Взрослый мужчина — это случайно выживший пацан. Ртуть килограммами, свинец, натрий, ракеты, бомбы... Ух! Я химик по первому образованию. Такое детство у всех было, тогда это нормальным считалось. Это сейчас селитры не купишь, а тогда в любом хозяйственном магазине за копейки — и полетели ракеты по двору. Там где сейчас деньгохранилище на Елизавете, была территория НИПИ Гормаша. Мы оттуда все лето не вылезали. Все было интересно. По карьерам на плотах плавали. Тоже по нынешним временам экстрим. А тогда собрались дворовой ватагой и поплыли. Карбид таскали у строителей. Жевали битум. Современным детям такое недоступно. Хотя были ребята из нашего класса, которые ходили на Уктусские трамплины заниматься, но кончалось это тяжелыми переломами.

Андрей Коряковцев, кандидат философских наук, член Союза Российских писателей и Московского клуба афористиков, автор книг «Книги о вкусной и здоровой философии» и «Диалектика Людвига Фейербаха»:
—Вспомните 1990-е годы: открылись социальные возможности, но денег, необходимых для того чтобы ими воспользоваться, не было. Так, например, стало можно без юридических проблем выезжать за рубеж. Это была моя мечта с детства — я воспитан на Жюле Верне и Александре Грине, я мечтал путешествовать. Но тогда я был нищим аспирантом, а потом не более богатым преподавателем в ЕХУ. От друзей-хиппи узнал про автостоп и обратил это знание в практику: четыре раза был в Польше, объездил всю Восточную Европу, а однажды проехал так: сначала в Прагу, а потом на Алтай, почти до Монголии. Это был самый веселый и интересный экстрим в моей жизни. Я о нем написал книгу. Но одна мечта осталась нереализованной: автостопом проехать от Бреста до Лиссабона, то есть через всю Европу, чтобы увидеть тамошнюю жизнь не из окна отеля, а с точки зрения нормального европейского бомжа, без иллюзий. Самое рискованное развлечение, в котором доводилось принять участие, — это подготовка к защите докторской диссертации.

Просмотров: 1165

Автор: Мария Мехоношина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...
комментариев
Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook
вторник, 11 декабря

Сегодня

-13
-13
-8
-8
Днем
-7
-7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 17:48

Марчевский написал заявление в полицию по поводу взлома его кабинета

Инцидент произошел во время его отсутствия.

Вчера в 17:32

«Автомобилист» подписал контракт с нападающим Никитой Сетдиковым

Игрок поставил подпись под двухсторонним соглашением с «шоферами» сроком на полтора года.

Вчера в 16:44

Почти 32 миллиона рублей собрал благотворительный проект «Екатерининская Ассамблея-2018»

На эти средства для десятков тяжелобольных пациентов ОДКБ №1 купят портативные аппараты ИВЛ.