Модельер металла. Кузнец Александр Лысяков: «Ковать нужно так, чтобы это было современно». СПЕЦПРОЕКТ

Представитель одной из самых древних профессий считает, что технологии должны оставаться традиционными, а форма – актуальной.

Этих людей можно назвать если не единственными, то уж наверняка одними из немногих. Они занимаются тем, чему подавляющее большинство никогда не научится. JustMedia продолжает спецпроект, посвященный редким профессиям. Герои наших репортажей расскажут, как они стали профессионалами в своих сферах, зачем нужна их работа в современном мире и поделятся секретами своих профессий.

 

…Слава екатеринбургского кузнеца Александра Лысякова давно вышла за пределы столицы Урала, да и Урала вообще. Пару раз в год мастер дарит журналистам очередной громкий повод: то преподнесет примадонне российской эстрады кованые ножницы с серебряной розой внутри, то выкует меч к инаугурации президента, то отреставрирует дореволюционный бюст императора для храма.

 

Профессия кузнеца — занятие, принципиально не менявшееся несколько веков. Но Лысяков умудряется менять правила и удивлять даже в этом и без того эксклюзивном вопросе. Даже на интервью Александр Андреевич приехал в весьма необычном виде: с банданой на голове и в жилетке. Не кузнец — байкер!

 

Даже в одежде Александр Лысяков оригинален: как будто и не кузнец – байкер

 

«В кузнице, чтобы обучать молодых людей, надо иногда такие провокационные вещи делать, чтобы они видели, какого высокого уровня может быть достигнуто железо. Это их подстегивает»,— улыбаясь, вспоминает кузнец про свой подарок президенту на инаугурацию.

 

В профессию кузнеца Александр Лысяков пришел по стопам отца и деда, выходцев из Рязанской области. Его предки были сельскими мастерами: подковывали лошадей, выполняли другие бытовые запросы. «С уверенностью могу сказать: по генам что-то передается. У меня волей обстоятельств было немного таланта к рисованию, оно меня и довело до железа»,— рассказывает Александр Лысяков.

 

Потомок кузнецов во многих вопросах своих предков обошел. В портфолио Александра Лысякова — все больше изделия художественные, настоящие произведения искусства.

 

«Разные изделия изготавливаются из разного железа. Есть так называемое белое железо. Из него делают оружие. Белое — значит, отполированное. И есть железо черное, по-другому называемое архитектурным. Оно необходимо для реставрации церквей и для строительства особняков, в которых мы тоже активно участвуем,— рассказывает мастер о своих работах.— Чаще всего нам, конечно, заказывают именно черное, архитектурное железо. Вот сейчас вы видите срез обычного нашего рабочего дня. Во дворе разгружают машину с металлом. Это все уйдет на два особняка. Там нужны фонари, элементы крыльца, каминные решетки».

 

Чаще всего заказы поступают на черное, архитектурное железо: оно используется для храмов и светских строений

 

Заказов от храмов тоже немало. Для церквей кузнецы делают множество элементов: ворота, калитки, ограждения, элементы крыльца, паникадила, амвонные решетки и даже купольные кресты.

 

Но с особой любовью Александр Андреевич рассказывает о работе с белым железом.

«Истинное оружие, старое, его сразу видно. Его делали со смыслом, вкладывали душу. Оно из глубины веков говорит: «Я оружие. Я защищало человека. Я хотело его спасти». Это оружие очень отличается от того, когда мастер просто сделал какую-то железку, такая никого не выручит в трудный момент,— говорит кузнец.— На Кавказе есть обряд: при рождении мальчика ему кладут под матрас кинжал, рассчитывая, что когда он вырастет, то станет защитником. И у нас до сих пор, кстати, считается, что лучший подарок, который один мужчина может подарить другому, — это оружие. Буквально пару дней назад мы создавали меч для представителей одной фирмы. Они заказали оружие для юбилея своего руководителя. Его зовут Артур, и мы делали меч Артура».

 

Чувствуется — мастеру очень нравится, что владельца оружия зовут как героя средневекового рыцарского эпоса.

 

Романтику в работе Александр Андреевич передает и своим ученикам:

«Все, кто хочет стать кузнецом, приходят с чувством некоего романтизма. Но не у всякого получается. Иной раз и разочарования бывают. Конечно, плохо, когда молодому человеку приходится уходить с чувством, что он слабак, но — ничего не поделаешь. У меня очень простая метода: мальчик всегда должен ощущать, что он готовится к какой-то героической жизни. Иначе его девочки любить не будут, рыхлого и в офисе пропыленного. В этой профессии необходимо много работать физически. Голова должна быть веселой. Соображать нужно быстро: куй железо, пока горячо!»

 

Обучение молодых кузнечному делу Александр Лысяков считает работой столь же важной, как и сам процесс ковки. В кузнице у него в учениках ходят даже собственные внуки. Александр Андреевич строжит их не меньше, чем в армии: «Я им говорю: я для вас здесь никакой не дедушка, а сержант. Будете слушаться и работать до пота! Собственно, что они и делают. Правда, огрызаются».

 

Для обучения кузнечному делу Александр Андреевич написал методичку. Идея преподавания разрослась, и сейчас мастер всерьез задумывается о создании общественного движения под названием «Натурал»: учеников будут обучать натуральным ремеслам. Кроме ковки, будет представлено гончарное дело, резьба по дереву и другие направления. Площадкой для общественного движения станет территория кузницы Александра Андреевича на Шарташе и ремесленные площадки в городах области. Одна из них находится в Сысерти.

«На родине сказителя Павла Петровича Бажова. Который как раз и писал о мастерах уральской земли. Так что очень символично»,— подчеркивает Александр Лысяков.

 

Новый центр будет отличаться от подобных ему организаций подходом к ремесленному делу. Александр Лысяков уверен: новые мастера должны создавать современные вещи. То, что актуально сейчас.

 

«Видите, какая у вас рубашка,— объясняет свою позицию кузнец.— Раньше в таких не ходили. И в «Мерседесах» раньше не ездили. Это все — тенденция, стиль, форма. Поэтому заниматься сейчас ремеслами нужно при одном условии: что это будет актуально, современно и модно. Это очень важно, упомяните в своей статье. Показывать подолы старой графини, когда современные девушки ходят в мини-юбках, странно. Вы должны делать то, что у вас купят. Не надо создавать того, что делали ваш дед или прадед. Я их уважаю, но они жили в своем отрезке времени и были актуальны тогда».

 

Современные изделия должны соответствовать современным запросам, уверен кузнец

 

Форма — формой, но без азов классической ковки стать профессионалом нельзя.

«Технологии не менялись принципиально с пещерного века. Это огонь и металл. Раньше металл плавился и бился на камне, позже появились наковальни. Сейчас есть механические молоты. Но принципиально технология не изменилась. Начинаем мы учить на классическом железе. На нем много практики, это — как ноты выучить. Я говорю ребятам: нужно уметь делать такие элементы, как валюты, срубы, скрутки, протяжки. Но нужно знать, какой стиль и какие формы сейчас в моде, какова философия материала и как это объединить. Все эти баррикады и революции происходят внутри профессии. Заказчик же всего этого не знает, но глаз у него такой же круглый, как у меня. Поэтому он приходит и говорит: вот это мне нравится, в вот это — нет»,— рассказывает кузнец.

 

Технические усовершенствования тоже далеко не все по нраву кузнецу. По мнению мастера, они создаются человеком лености, чтобы работать было легче:

«В XIX веке не было стали, твердосплавов, нержавейки, которые сейчас есть для того же охотничьего ножа. Сейчас выковать вещь можно в четыре-пять раз легче, чем раньше. Но технические данные от этой лености теряются. Поэтому любой мастер выбирает: или он себя в свою работу вкладывает, или он просто выпилит на наждаке нож и все. Если вы, к примеру, делаете икону, то вы таким образом должны поселить туда свою молитвенность, чтобы зрителей эта икона восхищала. Это очень чувствуется. Бывает совершенно мертвая живопись, а бывают удивительно трогательные вещи. Я сам живописью занимался, знаю. Причем, перенести-то еще надо хорошее, не плохое. Если получилось — тогда это удача. Так и в кузнечном деле».

 

Всех своих работников Александр Лысяков обучал сначала на классическом железе

 

Главное, в чем уверен Александр Лысяков, — это то, что именно на Урале должно сохраняться и развиваться кузнечное дело:

«Мы же не в Сочи живем. У нас работать в кузнице — логичное продолжение того, что в нашем регионе много железа. Это же Урал! Здесь только работать и можно».

 

Предыдущие материалы спецпроекта смотрите здесь и здесь

Просмотров: 8563

Автор: Мария Мехоношина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных. Поэтому надо активно использовать альтернативные источники энергии»

четверг, 25 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...