«Уральцы охотятся за фейками от Dolce&Gabbana и брезгливо относятся к фирменным вещам из секонд-хендов. СПЕЦПРОЕКТ

JustMedia расскажет, как формируется свердловский рынок поношенной одежды и докажет, что секонд-хенды – это не благотворительность, а бизнес.

JustMedia все глубже погружается в мир секонд-хендов. В новом выпуске спецпроекта о «вторичной моде» читатель узнает, чем европейцы начиняют «благотворительные вещевые мешки», как идет процесс сортировки поношенной одежды и какой изюминки не хватает екатеринбургским секонд-хендам.

 

Европа собирает секонд-хенд мешками

 

На этот раз корреспондент JustMedia отправляется во владения торговой компания «Гермес», которая занимается оптовой продажей одежды сток и секонд-хенд. Прежде чем оказаться на прилавках уральских магазинов, одежда от лучших европейских производителей проделывает долгий путь сбора и сортировки.

 

Сперва сотрудники заграничных перерабатывающих фабрик развозят по городским кварталам (или отправляют почтой) пакеты, вмещающие 20 килограммов одежды, обуви, а также листовки, информирующие жителей о том, что к определенному дню они могут сложить в мешки ненужные, но обязательно чистые вещи, и тем самым внести свой посильный вклад в дело спасения беднейших народов на земле.

 

Европейские фабрики ответственно подходят к сортировке одежды

 

В обозначенные сроки одежда собирается у населения, свозится на специальные сортировочные предприятия, где проходит первичную сортировку.

 

Та, что растянулась во время носки, но еще может послужить, направляется нуждающимся африканцам в качестве гуманитарной помощи, за счет благотворительных организаций. А одежда с малой степенью износа, морально не устаревшая и которую можно продать, сортируется еще раз по определенной технологии. Затем вещи упаковывают в мешки, взвешивают, маркируют, и только после этого продукт готов к продаже.

 

Работники сортировочных предприятий (среди них много наших бывших соотечественников, их охотно берут те компании, которые ориентированы на рынок России и бывших республик СССР, — прим. ред.) пересортировывают много тонн «сырья», чтобы сформировать продукцию категории «экстра», «люкс», «крем». Эти вещи прилично выглядят и не имеют специфического запаха.

 

«Мы работаем на рынке с 2007 года. В процессе естественного отбора появился список заграничных фабрик, которые сортируют одежду качественно, с учетом предпочтений российских покупателей, и с которыми мы сотрудничаем на протяжении этих лет. Цена одежды секонд-хенд при закупе в оптовой фирме в России считается оптимальной, если «крем» обходится примерно в 8-15 евро за килограмм, одежда «люкс» и « экстра» — от 4-8 евро за килограмм»,— рассказывает JustMedia руководитель компании «Гермес» Вероника Козловских.

 

Свердловские предприниматели могут выбрать вещевой мешок на свое усмотрение. Здесь и "крем", и "люкс"

 

Ее клиенты закупают товар на свое усмотрение, исходя из спроса своих покупателей.

 

«Многие начинающие предприниматели, чтобы снизить риск неудачи, приобретают товар невысокого качества по цене 2-4 евро за килограмм и попадают в «ловушку». Такая цена в «опте» означает, что товар сильно изношенный или морально устаревший, моды 1950-60 годов, плюс несезонный. Приходится этим горемыкам, чтобы вернуть свои деньги, продавать непонятные вещи по весьма высоким ценам, а через некоторое время, чтобы получить хоть какой-то доход, устраивать акции «Все по 30 рублей», давая повод покупателям думать, что это дармовые вещи, типа гуманитарной помощи»,— продолжает Вероника Козловских.

 

Она поясняет, что ввоз на территорию России одежды секонд-хенд связан с большим риском и внушительными затратами. Есть понятие в ТНВД «бывшая в употреблении одежда и обувь, со следами износа пригодная для дальнейшего употребления». Она позволяет таможенному чиновнику любого ранга поступить с товаром на свое усмотрение.

 

«Таможенная пошлина рассчитывается 0,7 евро за килограмм, либо 20 процентов от стоимости товара по инвойсу плюсом 18 процентов НДС. Получается очень солидная сумма. Стоимость доставки оплачивается также в евро по курсу коммерческого банка. За последний год курс евро вырос больше, чем на 15 процентов. Вот такая «гуманитарная помощь»,— подытожила Вероника Козловских.

 

Отдавать бренды за копейки - неправильно

 

Основной принцип компании «Гермес» — покупать в Европе только лучший секонд-хенд с высокой степенью ликвидности и продавать в России по оптимальным ценам.

 

«Считаю, что покупать дешевый секонд-хенд или, правильнее сказать, хлам, а затем везти его в Россию и продавать начинающим предпринимателям как товар для магазинов секонд-хенд — это цинично. Мало кому удается избежать финансовых потерь. Кроме того, в нашей стране своего одежного мусора хватает, а потребители все чаще думают, что магазины секонд-хенд — это помойка»,— говорит Вероника Козловских.

 

Наценка на товар в оптовом звене невелика, поэтому скидки на вещи не могут быть 15-20 процентов. Когда оптовая компания предлагает купить товар с такой скидкой, это значит, что с продукцией есть какие то проблемы.

 

«Розничные магазины могут использовать такой маркетинговый ход для привлечения конечных покупателей, а в «опте», повторюсь, такой скидки быть не может»,— отмечает Вероника Козловских.

 

Уральцы гоняются за фейками и отмахиваются от реальных брендов

 

Другой продукт магазинов секонд-хенд — одежда «сток» из Германии и Англии. В свое время известные европейские производители предложили странам, которые не входят в Европейский Союз, закупать нераспроданные коллекции своей одежды по цене, ниже рыночной в 10 раз.

 

Так на прилавках уральских секонд-хендов стала появляться фирменная одежда, которая выпускается в избытке в богатых странах и не успевает за сезон распродаваться за границей. Она обходится владельцам наших магазинов дороже, чем поношенная, и стоит примерно от 15-35 евро за килограмм.

 

Уральцы не могут свыкнуться с той мыслью, что в секонд-хенде можно купить качественные и редкие вещицы

 

«Вот, например одежда фирмы HIS — бренд отличного качества, который в нашей компании продается оптом по цене 1 тысяча 190 рублей за килограмм. Средняя стоимость вещи зависит от ее веса. Так, чем легче изделие, тем дешевле. Владельцы магазинов секонд-хенд самостоятельно формируют цены в зависимости от затрат на приобретение товара, а также функциональности его использования. Цена в таких магазинах, как правило, в несколько раз ниже цены на тот же товар, например в отделе по продаже HIS в «МЕГЕ». Понятно, что горожане не пойдут покупать одежду в секонд-хенды за большие деньги — понятия не позволяют. Наши потребители скорее купят фейки от Dolce&Gabbana, нежели настоящую фирменную одежду, которую продают в магазинах сток и секонд-хенд»,— с сожалением отмечает Вероника Козловских.

 

Выходит, что уральцы брезгливо поглядывают на одежду, которую не позволяют себе даже не самые бедные европейцы. По-видимому, пришло время разрушать стереотипы.

 

Второй, но лучший!

 

Секонд-хендам пора менять формат, считает Вероника. Они должны быть творческими, яркими, отличными от дорогих бутиков магазинчиками, в которые приятно зайти, где нет места специфическому запаху, где покупателя ждет индивидуальный подход, где о нем позаботятся как о члене семьи.

 

Средняя стоимость хорошей вещи, которую приобретает магазин секонд-хенд на оптовой базе, — от 90 до 180 рублей. Однако выставлять эту вещь на продажу по цене закупки нет возможности. Расходы секонд-хендов не отличаются от расходов бутиков и крупных магазинов. Потребитель должен понимать, что они платят те же налоги, отдают немалые деньги за аренду помещений, выплачивают зарплаты сотрудникам, то есть несут большие затраты, поэтому не могут работать себе в убыток.

 

В Англии завсегтатаи секонд-хендов - творческая молодежь

 

«Говорить, что одежда достается магазинам секонд-хенд бесплатно, — неправильно. Предприниматели покупают ее в оптовых фирмах России или за границей на сортировочных фабриках. Напомню, отборный товар категории «крем» по цене от 8-15 евро за килограмм, а если товар имеет износ (это относится к категории «люкс», «экстра»), то по цене 4-8 евро за килограмм. Некоторые оптовые компании предлагают товар по цене 2 евро за килограмм. Особенно много такого товара в фирмах из Москвы и Санкт-Петербурга, но в нашем регионе такой товар почти не продается, потому как одежда устаревшая, изношенная»,— рассказывает руководитель «Гермес».

 

Да, одеваться выгодно можно и нужно, но не стоит путать слова «выгодно» и «бесплатно». Понятно, что большинство людей хотят сэкономить. Однако нужно понимать, что безупречную шелковую блузку даже в секонд-хенде нереально купить за 40 рублей.

 

Выше было отмечено, из чего складывается цена и сколько может стоить килограмм вещей, поэтому цена на одну вещь с учетом затрат не может быть ниже 90 рублей. Магазинам необходимо покрыть свои расходы.

 

Екатеринбургским секонд-хендам пора менять формат

 

«Мы не можем купить качественную, вкусную колбасу по 100 рублей за килограмм или хороший «мерседес» по цене «запорожца», мы не можем купить хорошую одежду за тридцать рублей. Нужно понимать, что качественный продукт априори не может стоить дешево. Да, можно приобретать дешевые некачественные вещи и обманывать себя таким образом, думать, что новую дешевую одежду можно менять чаще, и тому подобное. Но дешевые одежда и обувь небезопасны для кожи. Пару лет назад купили для работы на складе своим сотрудникам дешевые цветные угги в одном из известных обувных магазинов Екатеринбурга, к вечеру у всех до колен опухали ноги. Выбросили, даже не стали разбираться, из чего они были сделаны, купили по 399 рублей за пару. «Скупой платит дважды» — вот истина, проверенная годами …»— говорит Вероника.

 

Она считает, что само слово «секонд-хенд» отпугивает потребителей. Наверное, пришла пора называть магазины, специализирующиеся на продаже вещей, бывших в употреблении, — магазинами доступной одежды.

 

Такие секонд-хенды можно увидеть за границей. Нам есть, к чему стремиться

 

Если бы на региональном уровне можно было предложить выгодные условия аренды, предоставить удобные, просторные помещения, ввести понижающие налоговые коэффициенты, тогда бы магазины доступной одежды «расцвели», народ оделся бы красиво, недорого и безопасно. Владельцы смогли бы придумать оригинальные названия для магазинов, разработать фирменные пакеты, приглашать стилистов.

 

В магазине Tori W с каждым покупателем работают индивидуально

 

Однако сегодня секонд-хенд — это место, где частенько отовариваются маргиналы, в воздухе витает неприятный запах, вещи готовы отдать задаром, лишь бы что-нибудь купили.

 

«Многие предприниматели все реже обновляют ассортимент или делают закупки более дешевого товара. Менее «выносливые» закрывают магазины, остаются без работы сами и оставляют без работы своих сотрудников,— считает Вероника.— В Европе секонд-хенды называют «секонд-бестами», что означает «вторые, но лучшие». А их завсегдатаи — студенты и люди творческих специальностей».

 

Екатеринбургу нужны секонд-хенды, которые формируют потребительский вкус, как например «ToriW» Виктории Киселевой, о котором JustMedia рассказывал в предыдущем материале.

 

Главное, понять, что секонд-хенд — это не благотворительность, а творчество и индивидуальность.

ФОТО предоставлено компанией "Гермес" и Марией Никитиной.

Первую часть СПЕЦПРОЕКТА смотрите здесь.

Просмотров: 9002

Автор: Татьяна Рябова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Ольга Ваганова, «Уралочка-НТМК»:

«В такую теплую погоду невозможно сидеть дома»

среда, 24 апреля

Сегодня

+5
+5
+14
+14
Днем
+7
+7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 20:07

Цуканов пригрозил чиновникам увольнением за отказ от диалога с населением

Подпред заявил, что «не нужно «бронзоветь».

Вчера в 19:41

Полпред Цуканов поддержал строительство храма святой Екатерины

Чиновник встречался и разговаривал с инвесторами.

Вчера в 19:15

Екатеринбургский фигурист Максим Ковтун завершил спортивную карьеру

Об этом он сообщил на своей странице в Instagram.

Вчера в 18:59

В Свердловской области к 2020 году откроют 11 новых детских садов с яслями

Об этом сообщил министр образования и молодежной политики Юрий Биктуганов