«Жизнь ярче, чем сотовый телефон»: уральцы не гоняются за новыми iPhone, но с нежностью вспоминают свои первые «мобильники». VIP-опрос

Известные екатеринбуржцы о том, чем для них является сотовый телефон.

Вторую неделю весь мир обсуждает презентацию новых айфонов и с нетерпением ждет, когда они появятся на прилавках. Люди разделились на «яблочников» и тех, кто против них. В связи с этим мы решили узнать у известных людей Екатеринбурга, об их отношении к продукции Apple, и попросили рассказать о первых сотовых телефонах в их жизни. Нам ответили...  

 

Александр Цариков, шоумен:

— Я не отношу себя к «яблофилам», из продукции компании Apple у меня только старенький планшетник из первой линейки. Телефон у меня Motorola RAZR, мне ее специально из Американии привезли, здесь она не продавалась. Вообще в плане телефонов я умеренный консерватор. Для меня главное — быть на связи, и чтобы почту можно было оперативно проверять. В игры на телефоне не играю, музыку не слушаю. Единственное, еще важна для меня камера. На всех моих трубках всегда была адекватная времени камера. Она важна, как средство моментального запоминания.

Первый телефон тоже помню. Это был год 1998-й, я тогда на «Эхе Москвы» работал, у нас был спонсор МОТИВ-Билайн, они мне презентовали телефон, чтобы я был в курсе, что это такое. Это была Motorola, большой такой кирпич. Причем, у него был не жидкокристаллический дисплей, а красные цифры, как на электронных часах.

 

Вадим Шамшурин, директор по развитию ЗАО «ПФК «Палникс»:

— Много лет покупаю телефоны с операционной системой Android. Последние 9 месяцев у меня LG Nexus 4. И я его считаю самым удобным для бизнесмена. Его характеристики лучше, чем у «яблока». Кроме того, я понимаю в технике, и мне нравится самостоятельно устанавливать программы, менять оболочки. Из аксессуаров на телефоне у меня защитная пленка и чехол, который защищает его в случае падения. Мой первый телефон — Motorola. Даже помню свой первый номер в «Уралтеле» — 248-17-13. После него был Sony Ericsson с крышечкой. Я купил его в Сингапуре в 2003 году за приличные деньги. Но как-то дал посмотреть телефон племяннику, и он его тут же разломил. Вообще все свои телефоны я отдаю именно ему, потому что он любит их разбирать.

 

Ирина Невзорова, генеральный директор компании «Бергауф Строительные Технологии»:

— Я не отношу себя к «яблочникам», хотя уже год с айфоном. Честно, пожалела, когда перешла с андроида, — до этого пять лет с HTC — жду удобного повода к нему вернуться. Вот уж точно не стану менять старый айфон на новый. Свой ношу в чехле, это обязательно, поскольку без него срок жизни телефона в моих условиях эксплуатации минимален. Я очень много времени провожу в интернете с помощью гаджета, плюс читаю книги. Именно поэтому телефон для меня — это даже больше средство просмотра, нежели коммуникатор. Плюс все рецепты блюд в телефоне — поваренная книга плавно переместилась туда. Очень удобно создавать меню на ближайшие дни и списки покупок продуктов. И обязательно пробки, навигация, ближайшие местные рестораны, кафе, АЗС, банки, без этого мне в командировке было бы в разы сложнее.

Конечно же, я помню первый мобильный. О, это был чудесный телефон марки BOSH, больше я такого ни у кого никогда не видела. Он был прочным как холодильник, но при этом очень стильным — в серебристом  корпусе с голубой подсветкой, в 2000 году —просто эксклюзив. Единственный мой телефон, который «умер» своей тихой смертью, он так и не разбился, не потерялся, просто через три года у него навсегда села батарейка, и батарейку уже было не найти — обратная сторона эксклюзивности. А чувства разные: после пейджера, конечно, это был прорыв, но вот это ощущение потери уединенности и конфиденциальности из-за того, что ты всегда должен быть готовым к звонку и разговору, было неприятным. Дискомфорт примерно такой же, как сейчас при переходе с голосовой связи на видеосвязь.

 

Алексей Караваев, председатель правления некоммерческого партнерства Уральский совет управляющих компаний и девелоперов:

— Для меня телефон нечто большее, чем просто средство связи. Можно сказать, что я задвинут на гаджетах. И постоянно стараюсь покупать что-то новое. В айфоне разочаровался, потому что он ограничивает возможности пользователей. На него можно установить ограниченное количество программ. Долго ждал хороший аппарат с двумя sim-картами и хорошим программным обеспечением. Почему-то производители относят такие телефоны к бюджетной нише. Но потом появился хороший двухсимочный HTC. Я его купил и очень доволен. Мой первый телефон — Nokia450 — я купил в 1997 году. Он был безсимочным, и я программировал его в «Уралвесткоме». По размеру он был, как трубка современного домашнего телефона. Через полтора года я купил усовершенствованную, но тоже безсимочную модель телефона. За все время у меня было более 20 моделей телефонов, и все они хранятся у меня дома.

 

Антон Баков, премьер-министр Российской Империи, лидер «Монархической партии России»:

— У меня, конечно, айфон. У нас в семье главный поклонник продукции Apple – мой младший сын. И когда выйдет новый айфон, он, несомненно, купит его себе. И, возможно, мне. Приду домой, а на столе лежит новый айфон, и в него уже все перекачано. Так, обычно, у меня и происходит обновление гаджетов.

Свой первый сотовый телефон помню хорошо. Это была одна из самых первых Моторол, без полифонии и каких-то наворотов. «Мотив» тогда еще был «Билайном» и работал только в Екатеринбурге. Где-нибудь в Серове по нему уже было не позвонить. Стоил он сумасшедшие деньги, тысячи долларов. Я купил его году в 1996-м, как только перестал носить огромную трубу. Впрочем, и тогда меня техникой снабжали сотрудники. Сам я далек от этого.

 

Вадим Овчинников, руководитель видеоканала Roomple:

—Я не являюсь «яблочником», потому что считаю, что телефон должен только звонить и отправлять sms. Если мне нужно что-то сфотографировать, я могу взять хороший фотоаппарат. Я не вижу смысла тратить столько денег на телефон, потому что нам продают торговую марку, а не средство связи. Жизнь гораздо ярче, чем сотовый телефон.

Свой первый «мобильник» я хорошо помню. Это был Alcatel, очень маленький телефон с черно-белым экраном. Он был страшненький, но надежный и, как мне тогда казалось, очень удобным.

 

Анатолий Гагарин, директор института системных политических исследований и гуманитарных проектов:

— У меня айфон. Но в то же время я поклонник андроидов. Купить айфон меня убедили родственники, но мне не нравится. Я до сих пор не овладел всеми его функциями и программами, типа iTunes, iCloud и прочими. Так что новый покупать точно не буду. Разве что детям, они у меня в этом плане более продвинутые. В айфоне, конечно, много интересных вещей, но я все-таки поклонник раздельного использования. Мне не нравится, когда в одном устройстве есть и телефон, и музыка, и фотоаппарат. Это, конечно, удобно, но обилие функций мешает рабочему процессу.

Вообще, я считаю, что культ айфона вызван гламуризацией общества. И мифом о том, что он удобный, послушный, легкий.

Мой первый телефон – Моторола. Или Сони Эрикссон. Помню, он такой треугольный был, жутко неудобный, как пирамидка. Куда он делся, не помню.

 

Дмитрий Нисковских, заместитель министра строительства Свердловской области:

— Я вынужденно стал собственником айфона. Мне его подарили друзья. В аппарате меня все устраивает, кроме того, что он быстро разряжается. Телефон использую для общения, обмена информации и просмотра документов. Игры и приложения не загружаю, потому что не пользуюсь ими. Часто бывает, что телефон у меня падает, поэтому я ношу его в чехле. Первый телефон — Siemens. Я купил его в 2002 году, но через месяц он у меня сломался и мне по гарантии поменяли его на серебристую раскладушку от Samsung. После нее длительное время у меня была неубиваемая Nokia. Когда я работал начальником пожарной охраны, то уронил телефон, и по нему проехала пожарная машина. Я открыл чехол, в котором он лежал, и из него высыпались детали. Однако он продолжал работать. Я заменил корпус и пользовался им дальше. И если аппараты я менял, то номер телефона у меня сохранился все тот же.

 

Дмитрий Уткин, генеральный директор «Уралаэрогеодезия»:

— Айфон у меня есть, но я не активный пользователь, он нужен мне лишь для выхода в Интернет, не больше. Для переговоров использую два телефона марки Nokia-6700 — такие уже давно не выпускают, но они очень хорошо себя зарекомендовали. Эти мобильные в металлическом корпусе, сбросишь их со второго этажа на асфальт, и им ничего не сделается. Вообще считаю, что необходимо иметь два телефона, айфон и что-то попроще. А приобретать новые гаджеты нужно, чтобы шагать в ногу со временем и приобщаться к новым технологиям.

Марку первого сотового сейчас не назову, но помню, что приобрел его за четыре тысячи долларов, сумма значительная. В 1990-е годы такое приобретение казалось за гранью комфорта. Он был черный, с выдвижной тонкой антенной, а уже потом появились удобные карманные мобильные.

 

Инна Аверьянова, генеральный директор турагентства «Инна-Тур»:

— Я пользуюсь 5-м айфоном, который мне подарил муж. Вообще в нашей семье не принципиально пользоваться именно продукцией Аpple или какой-либо другой, но супруг разбирается в технике и любит продвинутые новинки. На днях у меня будет день рождение и, как донесла разведка, муж подарит мне новый планшет марки Sony. При этом я достаточно скромный человек и не гонюсь за продвинутыми мобильными, если бы не эти подарки, у меня были бы обычные телефоны. Конечно, в нынешних условиях гаджет дает возможность общаться, выходить в Интернет, смотреть фильмы, слушать музыку - это действительно удобно. А вот айфоны и вообще продукция Аpple, скорее всего, - показатель престижа или просто понты. Знаю, что туристы даже летят за рубеж за новыми версиями. А вот мой первый мобильный мне опять же подарил муж.

 

Александр Меренков, генеральный директор страховой компании «Северная казна»:

—Я пробовал айфон, мне не понравилось, он не подходит для моих нужд. Я пользуюсь двухсимочным телефоном. У андроида понятный интервейс, много программ, переучиваться мне не хочется. Я к сотовым телефоном очень утилитарно отношусь, для меня это средство связи и мессенджер.

Мой первый телефон — это здоровая Nokia, с антенной. Он был такой большой, что его можно было носить только в сумке, антенна постоянно отваливалась. На тот момент в нашей компании я был единственным обладателем мобильного телефона, все остальные пользовались пейджерами.

 

Анатолий Кириллов, руководитель Уральского центра Бориса Ельцина:

— Я за новинками не гоняюсь, мне iPad подарили и все. Телефон для меня — это только средство связи, играми я не увлекаюсь. Главное требование, чтобы связь была устойчивой. Погоня за новыми айфонами, мне кажется, связано с ограниченностью интеллекта. Сегодняшняя молодежь слишком много внимания уделяет телефонам и машинам. Это очень печально и тревожно.

Свой первый телефон я не помню. Особых чувств с его появлением я не испытывал, потому что к тому моменту он уже был ширпотребом. Конечно, он очень помогает в жизни, но и мешает, не дает расслабиться, постоянно кто-то звонит. Пора начинать борьбу за жизнь без телефона.

 

Просмотров: 15631

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Мария Кукарских, психолог:

«Если на сердце тепло, то своей улыбкой можно согреть окружающих»

пятница, 19 апреля

Сегодня

+2
+2
+8
+8
Днем
+4
+4
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 17:06

Гаишники и видеокамеры будут защищать детей от мусоровозов в поселке Садовый

С такой инициативой к руководству ГИБДД собирается прийти глава Орджоникидзевского района Роман Кравченко.

Сегодня в 16:47

В Екатеринбург привезут копию Короны Российской империи, украшенную 11000 бриллиантов

Оригинал венца был создан в 1762 году для коронации Екатерина II.

Сегодня в 16:07

Члены Общественной палаты будут ездить по районам вместе с Высокинским

Общественники решили выйти с такой инициативой к мэру.