Сообщить новость
14 ноября в 16:05

Как после скандала с «Домом старчества» живут бомжи Екатеринбурга. РЕПОРТАЖ

Директор АНО «Дари добро» Ольга Бахтина готовит документы, чтобы получить новое здание для приюта.

Как после скандала с «Домом старчества» живут бомжи Екатеринбурга. РЕПОРТАЖ
Как после скандала с «Домом старчества» живут бомжи Екатеринбурга. РЕПОРТАЖ

У приюта для бомжей и одиноких стариков «Дари добро» в переулке Транзитном, 4 появился шанс переехать в новое здание. К проблеме подключилось правительство региона. Корреспондент JustMedia.ru проверил как после скандала с «Домом старчества» Алексея Новожилова в Екатеринбурге живут бомжи. Подробности — в нашем материале.

 

Первый замглавы администрации губернатора Вадим Дубичев на встрече с главой приюта для бездомных Ольгой Бахтиной сказал ей готовить нужные документы, чтобы получить новое здание. Запрос он пообещал направить в МУГИСО.

 

«Я все подготовила с учетом количества человек, площади помещения и отправила по электронной почте. Я не прошу в центре города, дайте за 30-40 километров здание на 200 человек, где можно было бы сделать огород, они бы там сажали картошку, копали. А то тут покурят, поедят и поспят, все», — рассказала Бахтина корреспонденту JustMedia.ru.

 

Двухэтажный дом достался Бахтиной «в наследство» от экс-священника Алексея Новожилова в 2016 году. После того, как на него завели уголовное дело за «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей», одно из зданий  – на улице Автономных Республик, закрыли.

 

Второй приют – цыганский особняк на Транзитном, 4 остался. Туда женщина перевела и бомжей из закрытого cо скандалом учреждения. Из-за многочисленных нарушений летом прошлого года суд на месяц приостанавливал работу приюта, но старики отказались покидать здание.

 

 

В январе 2017 года прокуратура приезжала туда, чтобы проконтролировать устранение нарушений. Ольге Бахтиной как индивидуальному предпринимателю нужно было поставить пожарную сигнализацию и организовать прачечную. Но привести дом в соответствие с нормативами тогда не удалось из-за нехватки средств. Цыгане предлагали выкупить дом за 20 млн рублей. Таких денег у женщины нет. «Я работаю за 10-15 тысяч, откуда?», — удивляется она.

 

После этого в доме поставили экстренную кнопку, а позже Бахтина оформила автономную некоммерческую организацию «Дари добро» (АНО) — теперь требования уже другие.

 

Новое помещение Ольге Бахтиной необходимо, потому что вместить всех желающих в этот дом невозможно – в нем одна ванна и туалет. За аренду цыганам приходится отдавать в месяц 110 тысяч рублей.

  

Чтобы у общественницы был транспорт для перевозки стариков в больницы, Бахтиной в правительстве предложили заявиться на грант. «Нужно будет зайти в министерство соцполитики, чтобы там помогли все правильно оформить», — добавила она.

 

Корреспондент JustMedia.ru решил проверить, довольны ли сейчас бездомные условиями, организованными в двухэтажном доме, и какая жизнь у них была до попадания в особняк на Транзитном,4.

 

С бомжами заключают договоры

 

 

Сейчас в приюте находятся 55 человек, один работает — подметает пол в ближайшем киоске. На весь дом одна кухня, ванна и туалет. Еду постояльцы три раза в день готовят себе сами.

 

Полы в особняке вымыты, а матрасы выстираны — в подобных заведениях обычно не так чисто. Но как только заходишь внутрь, по носу все равно бьет запах мочи. Сильно он чувствуется только на первом этаже – там лежат те, кто не может сам встать с кровати, и инвалиды-колясочники. На втором — ходячие. Они помогают сиделке ухаживать за инвалидами этажом ниже.

 

После случаев, когда бездомные приходили на несколько дней, отогревались, оформляли с помощью Бахтиной инвалидность (чтобы получать постоянные выплаты, – прим.ред) и сразу уже уходили из приюта, она начала устраивать гостям «испытательный срок». Документ оформляется на полгода, потом его можно продлить.

 

 

Подписавшие бумагу соглашаются вносить пожертвования за четыре вида услуг: койко-место, питание, душ, стирка вещей. Добровольные взносы не превышают 75 процентов от доходов, которые за услуги взимают государственные дома-интернаты для престарелых. Восстановление документов тоже обговаривается с Ольгой Бахтиной. Нуждающимся она вновь делает паспорт и помогает оформить инвалидность. Пенсию старикам приносят на дом.

 

Отец-инвалид обуза в 15-метровой комнате

 

 

Олег Шаламов живет в цыганском особняке уже месяц. Его привезли сюда после того, как он сломал шейку бедра. Мужчина с третьей группой инвалидности не может передвигаться сам и с трудом разговаривает. Пенсионер в спортивной куртке и белых шерстяных носках, очевидно, любит разгадывать головоломки и пить чай — на тумбочке сборник сканвордов и чашка недопитого напитка.

 

«Мне сделали операцию. Сказали, что поставили германский эндопротез. Куда идти? К сыну не могу, зачем мне скандал?», — говорит он.

 

Старика с сыном поссорил «квартирный вопрос». В 15-метровой комнате проживает четыре человека – в таких условиях пенсионер-инвалид становится обузой: 

 

«Естественно, у него скандал в семье, и он говорит, что я мешаю. Ну и пока я в больнице лежал, мы снова поругались. Зачем очередной скандал, тем более, что нервничать мне нельзя».

 

Одинокий мужчина мечтает найти «нормальное жилье» и работу, несмотря на то, что сейчас не может передвигаться без чьей-то помощи. 

 

«У меня незаконченное среднее. Сколько раз пытался устроится еще до больницы, нигде не берут. Не устраивают даже по знакомству. Сейчас и с законченным высшим трудно найти место, а инвалиду тем более. Но я хочу работать, надоело на месте сидеть, а восстанавливаться еще полгода», — уточнил Шаламов.

 

«Мне бы на дискотеку»

 

 

Юрий Точилкин оказался в приюте две недели назад. Попал в это заведение он тоже прямиком из больницы после инсульта. Пожилой человек в черной рубашке показывает, что у него отнялась левая сторона тела.

 

Жена пенсионера, с которой он прожил более 10-и лет, продала квартиру в Екатеринбурге, половину денег отдала сыну, другую часть – дочери. После этой сделки Юрий поехал жить вместе с супругой в поселок Шамары. «Потом дочь погибла, а жена «на стакан», — уточняет он.

 

После этой ситуации мужчина три года прожил в поселке один. В итоге, он снова вернулся в столицу Урала и устроился в охрану на Посадской. 

 

«На работе мне дали благоустроенный вагончик. Там жил я и две собаки. Одна — алабай, вторая — среднеазиатская овчарка. Сейчас скучают без меня», — приветливо улыбаясь говорит бездомный.

 

После инсульта старику некуда было идти. По его словам, он бы мог вернуться на работу, но в 33-й больнице на ВИЗе его «определили сюда».

 

«Мне говорят врачи, что восстанавливаться буду еще шесть месяцев. Потом вернусь на работу. Я привык шевелиться, работаю с 15-и лет. Потом два года армия, затем снова на работу. Был шофером на междугородних перевозках», – рассказал мужчина корреспонденту JustMedia.ru.

 

На условия содержания, как говорит пенсионер, «грех жаловаться». Под подушкой у него лежит радиоприемник. 

 

«Что нам старикам надо — поел, поспал», — вступил в разговор его друг на инвалидной коляске.

 

«Не знаю, что надо тебе, мне бы на дискотеку», — ответил ему Точилкин.

 

 

Сын сожителя выгнал из комнаты

 

 

Для разговора с корреспондентом агентства Екатерина Васильева принарядилась. Женщина, которой скоро уже седьмой десяток, спустилась на первый этаж в сережках с синими камешками и черном платье. Она здесь живет уже почти два года.

 

После сложного перелома врачи хотели отнимать ей ногу, но после полугода ходьбы на костылях, женщина смогла потихоньку передвигаться сама. Идти после больницы ей, как и остальным бездомным, было некуда.

 

До этого пенсионерка жила с мужчиной на улице Стачек. 

 

«У нас была комната гостиничного типа. Но его сын выгнал меня. Страшно в немолодом возрасте в такой ситуации оказаться», — добавила она.

 

Сейчас сожитель Екатерины живет в общежитии на Щорса. Забрать ее к себе он не может опять же из-за отношения сына. Но каждый месяц он приходит сюда навещать женщину. В приюте она помогает подмывать лежачих бездомных. Каждую пятницу пенсионерка ходит на беседы с «братьями из церкви», которые приезжают в двухэтажный особняк.

 

В беседе с журналистом все постояльцы говорили, что организации нужно новое здание. И найти его надо скорее — Цыганский поселок собираются застраивать. В марте 2017 года на публичных слушаниях обсуждали участок в границах улиц Московская – Шаумяна – Фурманова. Строительство начнется со стороны перекрестка Московской и Шаумяна, сдача первой очереди намечена на 2020 год. Ближе к 2030 году девелоперская компания «Брусника» займется участком в районе переулка Воронежского. Судьбу соседнего участка в границах улиц Амундсена — Московской — Расковой обсудили сегодня на публичных слушаниях. За проект застройки проголосовало 130 человек.

 

 

Полный ФОТОРЕПОРТАЖ из приюта можете посмотреть здесь.

 

Просмотров: 5037

Автор: Дарья Александрович

© JustMedia




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также