Открытая Позиция. Александр Трахтенберг: «Четкой идеи развития региональной пищевой промышленности до 2030 года выработать не удалось»

Член совета по созданию Стратегии развития области до 2030 года опасается, что новый документ будет ориентирован только на чиновников, но не на бизнес, не на конкретное предприятие.

Открытая Позиция. Александр Трахтенберг: «Четкой идеи развития региональной пищевой промышленности до 2030 года выработать не удалось»
Открытая Позиция. Александр Трахтенберг: «Четкой идеи развития региональной пищевой промышленности до 2030 года выработать не удалось»


 

Член нескольких советов по созданию отраслевых разделов Стратегии развития области до 2030 года Александр Трахтенберг выступает с критикой разработки раздела «Пищевая промышленность». Недавнее заседание Стратегического совета по этому разделу, по его словам, выявило серьезные проблемы отрасли: областные поставщики представлены на местном рынке намного слабее, чем хотелось бы, особенно в федеральных сетях, а стратегические решения для их укрепления пока так и не найдены. О том, каковы основные камни преткновения, и что необходимо сделать — в рубрике «Открытое мнение».

 

Думаю вот о чем.


На той неделе состоялось заседание Стратегического совета по разделу «Пищевая промышленность» рабочего проекта Стратегия 2030. Профильное ведомство – Министерство агропромышленного комплекса и продовольствия Свердловской области.

 

Докладчик – Министр Михаил Копытов. Увы, представительство на заседании Совета было, мягко говоря, далеко от ожидаемого; вообще состав советов по всем направлениям в сфере ответственности МинАПК весьма далек от приемлемого. Видимо, это системная недоработка, впрочем, не только данного министерства.


Уже стандартные для заседаний советов вопросы: цели и задачи, приоритеты, механизмы и целевые показатели мы опустим, оставим на совести работников МинАПК. Это все нельзя назвать приемлемым для главного документа Среднего Урала - Стратегии социально-экономического развития Свердловской области на период до 2030 года. Хотя следует напомнить о  принятых ранее документах: Стратегии 2020, Стратегии на период 2011-2015 годы, наконец, Стратегии развития пищевой промышленности Свердловской области до 2020 года. Возможно, такое состояние дел объясняется малым участием курирующего (назначенного) зампреда в подготовке данного раздела. Но тогда это должно компенсироваться участием, как было изначально предусмотрено, в непосредственной работе Стратегического совета. Увы, ни того, ни другого не было.  


В процессе обсуждения представителями МинАПК была отмечена характерная особенность состояния пищевой промышленности региона и соответствующего рынка – жесточайшая конкуренция на фоне сильного спроса. Обсуждения выявили некоторую растерянность в определении механизмов и инструментов реализации Стратегии, что уже в полной рост проявилось на заседании Совета по разделу «потребительский рынок», но это отдельная тема.

 


На заседании были озвучен ключевой, по мнению чиновников, показатель состояния отрасли -  доля местных продуктов на рынке. Мясные продукты занимают в своем сегменте в регионе почти 52% при плане в 85%, молочные продукты – 46% при плане – 62%, хлеб – 85%, при плане 94%. Причем почему-то в областном законе о продовольственной безопасности, например, местного молока должно быть не менее 90%; весьма странный подход депутатов – в  промышленном регионе гнаться за молоком. Опять же по словам Министра АПК – каждый процент вверх по своему молоку стоит далеко за 2 млрд. рублей. Интересно, где это найдут депутаты почти 100 млрд. рублей?....


Состоявшаяся дискуссия укрепила ощущения какой-то перевернутости. Чиновники никак не могут в зять в толк, что сейчас обсуждаются, в первую очередь, «хотелки» с точки зрения развития подведомственной отрасли. Что стратегический документ, тем белее, Стратегия СЭР 2030 – документ первого уровня, на который потом все нанизывается, главнее его нет никаких документов. Все бюджеты – это потом. Цели, задачи и приоритеты, а только потом финансирование, структура и источники финансирования, условия. Потом. Сначала идеи, а деньги потом, под эти идеи. Именно под влиянием Стратегии 2030 будет формироваться стратегия бюджетирования, что будет впервые. 


По какой-то странной причине такое понимание отсутствует.


По большому счету, четкой, аргументированной идеи развития региональной пищевой промышленности выработать не удалось. Да, признано уместным использование механизмов ГЧП, да, было упомянуто формирование вертикально-интегрированных предприятий в АПК Свердловской области, да, обсуждалась целесообразность «управляемой конкуренции». Но одно из ключевых предназначений стратегии – дать бизнесу четкий, недвусмысленный сигнал - что архиважно, что будет поддерживаться и в каком объеме, и не только материально, но и иными ресурсами, в конечном счете, «что можно» и «что нежелательно», так и не было озвучено. Без этого стратегия опять превратиться в документ для чиновников, для их обычной каждодневной рутины. Но не будет бизнеса…. 

 

Просмотров: 2748

Автор:

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...