Питались замороженными щами в лесу и получали меньше чернорабочих. О нелегкой жизни почтальонов в дореволюционном Екатеринбурге

В поездку они всегда брали с собой саблю и пистолет для защиты от разбойников.

Работа почтальонов в дореволюционном Екатеринбурге была крайне тяжелая и малооплачиваемая. Люди этой профессии жили в крохотных комнатах, питались замороженными щами, разогретыми на костре, и неделями были в дороге. В поездку они всегда брали с собой саблю и пистолет, чтобы защититься от разбойников.

 

В сегодняшнем материале JUSTHISTORY мы расскажем о нелегкой жизни шушеры в Екатеринбурге.

 

В дорогу всегда брали саблю и пистолет

 

В 1597 году был открыт первый сухопутный тракт, соединяющий Сибирь, Москву и Урал (Верхотурье), который получил название Бабиновский в честь ее строителя. В течение двух столетий эта дорога была единственным маршрутом, соединявшим Европейскую часть России с Азией. По ней доставляли царские указы, денежные средства и почту.

 

 

«До XVIII века почтовым центром на Урале был город Верхотурье. Здесь в 1599 году открыли первый на Урале почтовый «ям» – почтовую станцию. Екатеринбург станет почтовым центром только после закрытия Верхотурской таможни и открытия Московско-Сибирского тракта», - рассказывает научный сотрудник Дома-музея Ф. М. Решетникова, кандидат филологических наук Татьяна Каменецкая.

 

 

Так выглядел первый почтовый ящик, который установили в Санк-Петербурге в 1848 году

 

Популярным и при этом самым опасным считалось почтовое направление Екатеринбург-Пермь и обратно. Время пути в одну сторону – неделя. Самые дальние точки, куда доставлялась корреспонденция были Санкт-Петербург и Тобольск. Из Екатеринбурга до Москвы и северной столицы нашей страны письмо «добиралось» месяц. Конечно, если бы ямщики гнали лошадей день и ночь без остановок, то тогда бы этот срок сократился вдвое и составил 2 недели, но так, разумеется, в почтовой службе не делали.

 

 

В таких кибитках перевозили почту зимой

 

В день извозчик и почтальон преодолевали до 100 верст, по 8-10 верст в час. И все это время в любую погоду: в мороз, метель, ливень они находились на открытом воздухе, поэтому люди этих профессий должны были обладать по-настоящему богатырским здоровьем.

 

 

 

В дороге на них нередко нападали, потому как они перевозили не только письма и посылки, но и деньги. Именно поэтому почтальон, согласно должностным инструкциям, всегда должен был возить с собой саблю и пистолет. Если забывал брать с собой оружие в дорогу, то его могли побить розгами.

 

 

В таких металлических сундуках, называемых капсом, перевозили денежные переводы

 

«Пистолеты выдавали на работе. И это было характерно и для XIX века. Даже сейчас есть некоторые почтовые служащие, которым выдают оружие», - отмечает пресс-секретарь УФПС Свердловской области Анна Первушина.

 

Усталость, ухабы, морозы. В пути «зябли ноги» и «злило равнодушие» ямщиков

 

О жизни почтальонов и ямщиков XIX века можно прочитать в произведениях уральского писателя Федора Решетникова, который был сыном почтового служащего и писал достоверно о дорожных буднях «забытых людей» своего времени.

 

 

Дом-музей Ф.М. Решетникова на Пролетарской, 6

 

Так, в рассказе «Макся» на примере главного героя почтальона Максима Максимова мы узнаем, как можно было попасть в почтальоны, что должен был сделать почтальон, чтобы его повысили, почему почтовые служащие не слишком были рады своей работе. Вот как, например, собирался почтальон в путь:

 

На тарантасах почту перевозили весной, летом и осенью
 
«Пришла почта; Максю стали снаряжать. Поевши очень плотно… Макся надел на грудь, поверх сюртука, сумку, прицепил к ней пистолет, заряженный на всякий случай, взял с собой табаку», - цитирует Татьяна Каменецкая.

 

 

Уральский писатель показывает, как тяжело было почтальону в дороге: «некуда было протянуть ног», и после остановки в ушах «долго еще звенели колокольчики», «казалось… как будто пошатывает взад и вперед», «ноги очень зябли». Сам герой Решетникова приходит к выводу, что «ездить с почтой не то, что ездить в карете».

 

 

С ямщиками почтальонам тоже приходилось нелегко, цели у них были разные. Почтальон стремился скорее доехать до назначения или хотя бы остановиться на почтовой станции, ямщиков больше заботило, как сберечь лошадей («лошади-то, поди-ко, свои...»). Станции находились на расстоянии 30-40 верст, ехали днем и ночью, нужно было стойко переносить усталость, ухабы, морозы. Максю из одноименного рассказа «злило равнодушие» ямщиков: «проедут город и целые пятнадцать-двадцать верст пустят лошадей шажком; хоть ты кричи на них, хоть уговаривай — скорее не поедут, а только говорят: в часы будем!».

 

Ели редко, но много

 

В пути почтальоны и ямщики нередко питались щами. Их брали в замороженном виде и разогревали на костре. Очень радовались, когда приезжали на постоялый двор почтовой станции, потому как здесь их, как госслужащих, кормили бесплатно. Пример такой ямщицкой избы или государственной столовой для извозчиков можно увидеть в доме-музее Ф.М. Решетникова на Пролетарской, 6 в Литературном квартале. Здесь же можно заглянуть в комнату почтальона, увидеть форменную одежду, почитать старые письма.

 

 

Пример ямщицкой избы, где бесплатно кормили госслужащих

 

Стоит отметить, что комнатки для почтовых работников были очень маленькие и нередко вместо стен разделялись перегородками. Печь в таких домах была, как правило, одна, поэтому зимой все его обитатели собирались у нее и вместе грелись.

 

 

 

Как факт, ямщики ели редко, но много, о чем свидетельствует еще одно произведение Ф. М. Решетникова — «Очерки обозной жизни».

 

 

 

«Обед ямщиков был сытный. Ели щи «со свежей капустой, картофелью и морковью», после щей была говядина, просовая каша. Обед сопровождался долгим чаепитием, во время которого каждый мог выпить «по десяти чашек чаю»,- рассказывает Татьяна Каменецкая на основе «Очерков обозной жизни».

 

Извозчиками и почтальонами могли быть только мужчины

 

Во второй половине XIX века почтальоны служили 15-20 лет, их службу часто сравнивали с солдатской:

 

«Служба наша чисто солдатская: ни днем. Ни ночью нет покою», - говорит один из героев рассказа Федора Решетникова «Макся».

 

 

 

Только дослужившись до звания унтер-офицера, почтальоны могли покинуть почтовые ведомство. Почтальонам и ямщикам надлежало всегда быть в трезвом и подобающем виде.

 

 

 

 

Почтальоном мог стать только мужчина, причем он мог быть из небогатого сословия. В конце XIX и начале XX века рабочий день тех, кто разносил корреспонденцию, длился 16 часов. За это время сотрудник почтового ведомства мог пройти 25-30 верст с сумкой, вес которой мог достигать несколько пудов (1 пуд равен 16,3 кг).

 

 

 

Разносить почту женщинам разрешили только в советские годы. До этого они могли трудится только на самих почтовых станциях. При чем на службу принимали только незамужних, бездетных и вдов, потому как считалось, что семья будет мешать выполнению рабочих обязанностей. А трудились тогда очень много. Так, на почте и телеграфе 293 дня в году рабочий день длился по 12 часов в сутки, 64 дня – по 8 часов. Выходных было всего 6 дней.

 

 

Почтальон 14-го отделения связи В.К.Стулова, первая в городе удостоенная звания «Заслуженный 
связной РСФСР». ФОТО: Свердловский госархив.

 

В начале XX века женщины, прежде чем поступить на почтовую или телеграфную службу, подписывали следующее обязательство:

 

«Я, нижеподписавшаяся, даю настоящую подписку в том, что изложенное в § 2 инструкции 9 января 1909 года правило о службе женщин в почтово-телеграфном ведомстве, на основании коего на службу принимаются девицы и бездетные вдовы, а из замужних могут состоять на службе только жены чиновников названного ведомства, мне объявлено, причем в случае выхода моего замуж обязуюсь оставить службу».

 

 

Ямщики должны были быть дисциплинированными и не младше 18-и лет. Судившиеся и наказанные за кражу, мошенничество, одержимые недугом или физическими недостатками, препятствующие управлению лошадью, ни в коем случае не допускаются к занятию извозным промыслом. Также не могли выполнять эту работу женщины.

 

 

У каждого извозчика был свой номер, который выбивали на кожанном ярлыке и крепили к спине

 

«Почтальоны ехали на тройке. Лошадьми и транспортом обеспечивало почтовое ведомство. Надо сказать, у извозчика могли быть и свои лошади. Ямщиков нанимали через биржу. У каждого был свой номер. Он выбивался на кожаном ярлыке, который крепился к спине ямщика. Все эти номера были зарегистрированы в полиции», - говорит научный сотрудник Дома-музея Ф. М. Решетникова.

 

 

Каретная мастерская в Доме-музее Ф.М. Решетникова

 

За ненадлежащий вид или поведение почтальона и ямщика могли уволить.

 

Для ямщиков – кафтан и тулуп, для почтальонов – мундир и шинель

 

В XIX веке у почтальонов и ямщиков была форменная одежда. И если последним надлежало носить приличный кафтан из сукна темных цветов, а зимой — тулуп и кушак (пояс красного цвета), то для почтальонов был мундир темно-зеленого цвета и серая шинель с желтыми плоскими пуговицами, на которых был изображен герб России – двуглавый орел. На голове почтальоны носили фуражки, а станционные смотрители – треуголки.

 

 

  

Работники телеграфа также носили офицерский мундир военно-рабочих рот из сукна темно-зеленого цвета. На пуговицах было изображение гранат.

 

 

Пуговицы мундиров почтальонов украшали гербом России - двуглавым орлом

 

Ближе к концу XIX века, после создания Главного управления почт и телеграфов, на пуговицах почтальонов и работников телеграфа появился герб почты – 2 пересекающиеся стрелы и 2 рожка. Стрелы символизировали скорость, а рожок стал эмблемой почтовой связи еще в начале XVI века. Пуговицы высокопоставленных чиновников покрывались серебром и золотом.

 

 

Поверх мундиров почтальоны надевали серые шинели с желтыми плоскими пуговицами

 

Стоит отметить, что у женщин, трудившихся на почте или телеграфе, тоже был свой мундир, правда, брюки здесь заменялись юбкой.

 

 

Станционные смотрители носили на голове вот такие треуголки

 

Позднее форму для почтальонов, похожую на солдатский мундир, заменили сюртуками или тужурками, которые почтальоны отныне должны были приобретать из своего кармана. Ранее форменную одежду шили для работников этой профессии за счет государства.

 

 

 

Почтальоны получали меньше чернорабочих

 

Несмотря на тяжелые условия труда, почтовые чиновники получали очень мало и жили почти впроголодь. Даже чернорабочие в то время имели больший достаток. Так, отец Федора Решетникова, будучи почтальоном, получал всего 34 рубля 32 копейки в год, а его дядя, тоже служащий почты, – 84 рубля 25 копеек. Тогда как лошадь, например, стоила от 80 до 200 рублей, сапоги от 5 (яловые) до 20 рублей (парадные офицерские), зимнее пальто – от 15 рублей.

 

 

 

 

Правда, во время праздников, например, Нового года и Рождества, работники почты могли заработать больше. За «новогодние деньги» почтмейстер покупал себе карету, его помощник — лошадь, а рядовой почтальон — ткань на салоп жене.

 

 

Перьевая ручка и письмо без конверта. На одной стороне листа писали, сворачивали и ставили печать

 

Недешевыми были в то время и продукты. Например, во второй половине XIX веке пуд (16 кг) мяса предлагали по 2 рубля 20 копеек, сливочного масла – по 8 рублей, сахара – по 6 рублей 20 копеек, муки – по 1 рублю 20 копеек. 100 яиц можно было купить за 1 рубль 30 копеек. Если говорить о готовой еде, то за медный грош, например, в обжорном ряду на Зеленом рынке можно было получить тарелку щей и фунт (410 гр.) хлеба, горячий рубец, пельмени, копчености или шаньги с чаем.

 

 

Старый толкучий рынок. ФОТО: Свердловский госархив

 

В начале XX века батон ржаной стоил 4 копейки, 1 кг мяса стоил от 30 до 70 копеек, сыра «Российский» — 70 копеек, свежей рыбы – от 20 копеек, творога – 25 копеек, сметаны – 80 копеек, сливочного масла – 1 рубль 20 копеек, листового чая – 3 рубля. 

 

 

Приспособление для скалывания льда с копыт лошади
 
«В XIX веке в почтовом ведомстве была четкая иерархия. К аристократам относили почтмейстеров с их помощниками, письмоводителей и контролеров. Почтальонов и сортировщиков называли шушерой, а сторожей с кучерами – чернью. Шушера получала 3-4 рубля в месяц, а средняя зарплата в те времена была 6-13 рублей. Зарплаты станционных смотрителей, которые содержали почтовый двор и встречали почтовых служащих, также были крайне низкими», - говорит Татьяна Каменецкая.

 

Такие фонари были в XIX веке

 

Дома на почтовых станциях зачастую состояли из двух половин. На одной, «чистой», жили приезжие, на другой, «черной», – почтовые служащие, ямщики. На территории станции обычно находились каретник, конюшня, кузница. Известно, что первая почтовая станция в Екатеринбурге была на Колобовской улице во флигеле Гилевых, а дом неподалеку, где сейчас располагается музей, посвященный писателю Ф. М. Решетникову, некоторое время тоже был предназначен для почтовых служащих. В 1889 году дом числился за Натальей Ивановной Калиновской, женой почтмейстера. Она и ее муж сдавали комнаты почтальонам.

 

В этой комнате воссоздан быт почтальона XIX века 
 
«В старом екатеринбургском доме почтовые служащие могли жить так, как некогда в своем очерке «С Новым годом!» описывал Ф. М. Решетников: «В одном доме, каменном, жили: помощник почтмейстера, контролер, письмоводитель и еще один старший сортировщик. Каждый семейный имел комнату, и у каждой кухонной печки стряпали варили на три, на четыре семьи», - так, цитируя очерк уральского писателя XIX века, полагает Татьяна Каменецкая.
 

 

Редакция JustMedia.ru выражает огромную благодарность за помощь в подготовке материалов пресс-секретарю Свердловского филиала «Почты России» Анне Первушиной, научному сотруднику Музея Ф. М. Решетникова, кандидату филологических наук Татьяне Каменецкой.

 

Историю появления почтовых ящиков в Екатеринбурге читайте здесь, екатеринбургской почты и о строительстве Дома связи – здесь.

 

 

Просмотров: 3613

Автор: Екатерина Турдакина

Фотограф: Алина Шешеня

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...