«Полуголые и голодные больные без присмотра врачей и медикаментов». О том, как в Гражданскую войну разграбили Верх-Исетскую больницу и сыпнотифозный госпиталь в JUSTHISTORY

После ухода Колчака медицинской практикой в городе занимались всего около 30 врачей

В Екатеринбурге существовавший более ста лет Верх-Исетский госпиталь оказал серьезную поддержку фронту во время Первой Мировой войны. Здесь лечили тяжело раненных и контуженных на фронте солдат. Однако уже в годы Гражданской войны он был разграблен, а большинство его врачей эвакуированы. Некоторое время больница даже не могла принимать людей. Такая же картина наблюдалась и в других больницах. Фактически в это время была разрушена почти до основания вся система медобслуживания в столице Урала.

 

О работе старейшей больницы Екатеринбурга - Свердловской областной клинической больнице №1, – а также судьбе других медучреждений города в годы революции и Гражданской войны, мы и расскажем в сегодняшнем материале JustHistory.

 

После того, как заводские госпитали стали убыточны для своих владельцев и в декабре 1910 года их отдали в аренду Екатеринбургской земской управе. С этих пор доход врачей Верх-Исетской больницы значительно снизился. Так, земства устанавливали своим врачам жалованье от 1500 до 1800 рублей в год. Это в два-три раза меньше, чем получал главрач госпиталя Федор Ламони еще в середине ХIХ века.

 

 

ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

Также по новым условиям, все земские врачи, в том числе и персонал Верх-Исетской больницы, были обязаны участвовать в реализации таких важнейших социальных законов Российской Империи, как, например, Закон от 23 июня 1912 года «Об обеспечении рабочих и служащих на случай болезни и введении обязательного государственного страхования рабочих и служащих». По нему на всех промышленных предприятиях создавались больничные кассы, через которые больным и получившим травмы рабочим и служащим оплачивались дни, проведенные «в болезни». Но для того, чтобы у заболевших была возможность получать выплаты, им приходилось отдавать в эту же кассу 1-2% от зарплаты. Большинство заводчан, привыкших к бесплатной медпомощи, не хотели этого делать, но выхода у них не было.

 

 

ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

С началом Первой Мировой войны материальное положение заводчан, и в целом жителей города, значительно ухудшилось. Начались нападения на больницы, где была еда и медикаменты. 

 

 

ФОТО: Государственный архив Свердловской области

 

«Ухудшение материального положения рабочих семей в связи с началом Первой Мировой войны, массовой мобилизацией заводчан и служащих в армию, привело к тому, что больницы, стали постоянными объектами ночных, а то и дневных нападений на них «громил». Однако серьезных потерь для больницы они не наносили», - рассказывают в Свердловской областной клинической больнице № 1.

 

 

Екатеринбург, 1917 год. ФОТО: Музея истории Екатеринбурга. Предоставил Евгений Бурденков 

 

Разрушительно отразились на состоянии Верх-Исетской земской больницы события революции 1917 года и Гражданской войны. Последняя привела фактически к свертыванию горнозаводской системы здравоохранения. Медицинский персонал больницы подлежал почти поголовной мобилизации сначала в Красную, а затем в Белую армию.

 

 

ФОТО: Свердловской областной клинической больницы
 

Однако, если отступавшая Красная армия вывезла оборудование Верх-Исетского лазарета частично, то покидавшие Урал в июле 1919 года войска Колчака его полностью разорили.

 

 

ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

Все медоборудование, хирургические инструменты, перевязочные материалы и даже продукты питания для больных были погружены на поезд и отправлены в Сибирь. В палатах не было даже ручек у окон и дверей. Остались лишь голые стены и койки, на которых лежали полуголые и голодные больные. Они находились здесь без надзора высшего медперсонала, потому как последний почти весь был эвакуирован. Одни врачи уходили добровольно, других под страхом смерти белые забирали насильно. Также было угнано большинство лошадей.

 

 

Екатеринбург, 1917 год. ФОТО: Музея истории Екатеринбурга. Предоставил Евгений Бурденков 

 

«Белые дочиста обобрали Верх-Исетскую больницу. Помимо бегства врачей и смотрителя, больница осталась без белья, продовольствия, денег и лошадей. Больные и низшие служащие были возмущены этим варварством. В 1918 году, когда уходили красные, больница не была опустошена, а, наоборот, была снабжена продовольствием на несколько дней. В виду такого опустошения растерзанная Верх-Исетская больница очень долго не могла оправиться от разграбления, а поэтому в переходный период бездействовала», - писала газета «Уральский рабочий» в 1919 году.

 

 

ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

Помимо Верх-Исетской больницы, полностью были опустошены и выведены из строя все военные госпитали, Железнодорожная больница, детская больница Красного Креста и Рязановская сыпнотифозная больница. В связи с этим какой-то период в городе работали всего три лечебных учреждения: родильный дом, Главный сыпнотифозный госпиталь на Сибирской улице, где ранее располагалась Алексеевская 2-я женская гимназия (ныне здание Горного института), и городская больница. После ухода Колчака медицинской практикой в городе занимались всего около 30 врачей. Тогда как отступающие в свое время красные оставили на той же территории около 300 врачей.

 

 

Открытки Екатеринбурга до 1923 года. Издатель Суворин. Взято с сайта 1723.ru 

 

«Все три этажа сыпнотифозного госпиталя, рассчитанного на 500 человек, были заняты больными. В полуподвальном помещении здания размещались общежитие среднего и низшего медперсонала, кухня, склады и кочегарка. Этот госпиталь при белых был богато снабжен постельным, в том числе плюшевым, и нательным бельем, имел тысячи метров бельевой мануфактуры, богато обставленные офицерские палаты. При эвакуации белых все эти ценности, белье, часть аптеки, деньги и все продукты были вывезены. Часть этого имущества была захвачена еще раньше при эвакуации из госпиталя офицеров. Был снаряжен чуть не отдельный поезд, больные офицеры были снабжены всем необходимым для дальнейшего путешествия их по Сибири», - вспоминала на страницах книги «В боях и походах» Свердловского книжного издательства (1959) старший врач в городской больнице и Главном сыпнотифозном госпитале в Екатеринбурге Клавдия Белобородова.
 

 

ФОТО: Государственный архив Свердловской области

 

В разграбленном госпитале, помимо среднего и низшего персонала, завхоза и заведующего аптекой, остались лишь три врача: Конкордия Фирсова, Анна Дягилева и Анна Серебрековская. Бывший старший врач с двумя другими эвакуировался. Возглавила медучреждение в это непростое время Клавдия Белобородова-Мышкина. Перед ней стоял непростой вопрос: как укомплектовать опустошенную больницу всем необходимым, прежде всего продуктами питания. Тем более, что магазины и склады в городе были закрыты или разграблены.

 

 

ФОТО: из архива Свердловского областного музея истории медицины. 
Из альбома «Екатеринбургские лазареты». Предоставлено врачом Клавдией Белобородовой

 

«Поехали за мукой на мельницу Макарова. По дороге увидели, что белые грабят магазин Богатеева. Складывают в мешки, ранцы и карманы шоколад, конфеты, сахар, чай — все, что попадет под руку. Подъехали к магазину, и я обратилась к одному из офицеров, руководивших грабежом, с просьбой отпустить для больных чай и сахар. Услышав это, он пришел в ярость и закричал на меня. Как это, мол, ты — врач не выполнила распоряжения верховного главнокомандующего, не эвакуировалась, оставила больных, да еще имеешь нахальство просить для них чай и сахар. Он в бешенстве схватил револьвер и, потрясая им в воздухе, продолжал кричать: «Застрелю, как собаку! Именем верховного главнокомандующего Колчака приказываю немедленно эвакуировать весь госпиталь и больных. Коли это не будет выполнено, сам приеду и расправлюсь с тобой на месте». Я возразила, что вывозить не на чем, транспорта нет. Тогда он приказал ехать в госпиталь, свертываться, а подводы он нам пришлет. Но вместо них был прибыл карательный отряд для расправы с нами. Швейцар сумел своевременно предупредить меня, и я избежала жестокой расправы», - вспоминала на страницах книги «В боях и походах» Свердловского книжного издательства (1959) старший врач в городской больнице и Главном сыпнотифозном госпитале в Екатеринбурге Клавдия Белобородова.

 

 

Макаровская мельница. ФОТО: ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

Еще одна попытка больницы достать муку на Макаровской мельнице также не увенчалась успехом. Комендант мельницы, после подданного официального требования на 50 мешков муки, затопал ногами и выгнал старшего врача госпиталя из кабинета. Тогда руководство медучрежения пошло на хитрость и отправилось сразу на склад объекта. Там удалось купить у солдата 50 мешков муки по 50 рублей каждый. Ночью добытое было доставлено в госпиталь.

 

 

ФОТО: из архива Свердловского областного музея истории медицины. 
Из альбома «Екатеринбургские лазареты». Предоставлено врачом Клавдией Белобородовой

 

«Большая часть медперсонала, главным образом, мужчины приняли самое деятельное участие в снабжении госпиталя. Во главе с завхозом группа санитаров и конюх на Златоустовской улице, где разграблялись интендантские склады, купили и вывезли 2 бочонка солонины по 40 пуд. При разграблении продуктовых магазинов тоже группа санитаров и других сотрудников госпиталя вместе с администрацией достали два воза всяких продуктов – манной крупы, рису, чаю, сахару и многое другое. Наше счастье, что медперсонал сумел уберечь от эвакуации лошадь. Наши больные не остались голодными. Добытых продуктов вполне хватило до прихода красных», - вспоминала Клавдия Белобородова.

 

ФОТО: ФОТО: кафе-музея «Демидовъ»

 

Редакция JustMedia.ru выражает огромную благодарность за предоставленные материалы Свердловской областной клинической больницы № 1, Государственному архиву Свердловской области, кафе-музею «Демидовъ», Музею истории Екатеринбурга и Свердловскому областному музею истории медицины. 

.

 

 

Просмотров: 3519

Автор: Екатерина Турдакина

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...