«Я нашел, как мне тогда казалось, золотую жилу»… Как известные уральские бизнесмены ввязывались в авантюры, которые их едва не пустили по миру. СПЕЦПРОЕКТ

Истории успешных екатеринбуржцев о первых и не первых ошибках.

Кадр из фильма "Волк с Уолл стрит"
Кадр из фильма "Волк с Уолл стрит"

Вчера Россия отмечала День предпринимателя. В честь этого известные бизнесмены Екатеринбурга рассказали JustMedia о самых авантюрных и рискованных делах, в которые им приходилось ввязываться. Из нашего спецпроекта вы узнаете, почему Илья Борзенков не смог получить с украинцев деньги за древесину, а Татьяна Деменок не смогла продать Игорю Ковпаку недостроенный торговый центр.

 

Илья Борзенков, владелец сетей магазинов «Норд» и «Магнум»:

 

— Один авантюрный проект был еще на заре моей коммерческой деятельности в 1991-92 годах. Мне было 22 года, у меня тогда еще не было собственного бизнеса, я работал брокером в одной брокерской компании. Но поскольку семья испытывала потребность в деньгах, я их стремился заработать. И я нашел, как мне тогда казалось, золотую жилу. Пытался поставлять древесину на Донбасс. Есть такая штука, называется рудная стойка. Это сосновые палки, которые крепят проходы в шахтах. Нашел нескольких поставщиков, нашел потребителя (тогда я познакомился с Донбасс-уголь, Матвеевка-уголь). После 1991 года хозяйственные связи двух стран были разорваны. Я пришел и к тем, и к другим. Наши лесхозы согласились продавать рудные стойки, у нас этого добра было завались. Приехал на Украину, на Донбасс, спросил: вам нужна рудная стойка? Они ответили: жить не можем, как нужна. В общем, прекрасные условия для бизнеса. В то время Россия и Украина уже были самостоятельными государствами, Ельцин с Кучмой поделили страну. И оказалось, что между ними не ходили деньги. Сейчас это кажется удивительным делом, ведь деньги можно передать хоть кредиткой, хоть пейпалом, хоть переводом. Деньги летают между людьми, между предприятиями, между крупными финансовыми организациями. А раньше этого не было. Я до сих пор не могу понять, почему. Мы заключали договора, подписывали бумаги, а деньги потом просто не приходили. Причем украинцы пару раз отправляли деньги, но они пропадали где-то в неизведанных глубинах постсоветской финансовой системы, до нас не доходили. Видимо, потом эти деньги сформировали первичный финансовый капитал, на который были приватизированы российские предприятия, и, возможно, даже украинские. Так мне и не удалось продать ни одного вагона рудной стойки при наличии желания и продавца, и покупателя.

 

Татьяна Деменок, президент-элект Российской гильдии риэлторов:

 

—Рискованный и авантюрный бизнес — это стройка, которой я никогда не собиралась заниматься. В 2005 году банк «Северная казна» «скинул» нам на реализацию много своего залогового имущества в Верхней Пышме: недостроенный торговый центр, косметологический салон, автосалон, заправку и что-то еще. За год смогли реализовать только косметологический салон. 9 месяцев вели переговоры о продаже ТЦ с Игорем Ковпаком. Но, скорее всего, он не собирался его приобретать и специально затягивал переговоры, чтобы построить свой объект. Когда я это поняла, то сказала ему: «Игорь Иванович, за 9 месяцев можно ребенка родить, а мы с вами все разговоры разговариваем». После этого пришла в банк и сказала, что мы сами достроим торговый центр. И с тех пор я ввязалась в этот бизнес, который сегодня очень люблю.

 

Александр Оглоблин, президент торговой сети «Елисей»:

 

—Любой бизнес априори является рискованным проектом. Причем под словом рискованный можно понимать как неудачный проект, так и наоборот сверхудачный, в который, ты как бизнесмен вкладываешься, не зная, даст он отдачу или нет. В моей практике были оба варианта. 15 лет назад я, работая в сегменте оптовой торговли, решил открыть свой первый розничный магазин. Для меня это было рискованно и непонятно

 

Были и неудачные вложения. Так, примерно в 2008-2009 году мы со знакомым открыли бутик «Флоренция», где торговали предметами интерьера из Италии: различными керамическими и фарфоровыми изделиями класса люкс. Это был очень интересный, красивый, но очень затратный и, в итоге, убыточный проект. Через год мы его свернули.

 

Еще одним авантюрным бизнесом можно назвать небольшой клуб-бар «Карибо» на Эльмаше. У заведения был очень интересный концепт, но, к сожалению, не для этого района города. Клуб просуществовал примерно 5 лет. Когда его доходность от месяца к месяцу стала снижаться, то мы закрыли этот бизнес. Теперь сдаем данную площадку в аренду ресторану русской кухни.

 

Иван Зубарев, глава и создатель компании «Труба-Дело»:

 

—У меня и у моих друзей были примеры рискованного и, к сожалению, неудачного бизнеса. Так, три года назад я открыл интернет-магазин по продаже сантехники. Вложил в проект порядка 3 млн. рублей. Мы предлагали качественный сервис, доставку, подбор, установку, консультации. Но дело не пошло. Как мне показалось, из-за того, что люди хотят увидеть товар, потрогать его. 2,5 года мы пытались перебороть рынок, но не получилось.

 

Мой друг открыл несколько точек, где производили сухую мойку машин, в том числе на парковке торгового центра Limerance. Данная технология широко распространена в Европе и Америке. Он вложил кучу денег только в покупку франшизы. Но наши потребители не оценили такой способ мытья машин, поэтому бизнес себя не оправдал.

 

Еще один знакомый в течение двух лет пытался развивать бизнес по чистке обуви. Открыл несколько точек, в том числе в барбершопе и «Хаятте». Главная сложность заключалась в том, что люди не привыкли платить деньги за чистку и полировку обуви. Тяжело было найти квалифицированный персонал, который знаком с технологией, последовательностью работы. Негативное влияние на развитие дела оказал кризис. Поэтому сейчас он постепенно сворачивает свое предприятие.

 

Олег Кудрявцев, генеральный директор компании Cross Development Group:

 

—У девелоперов риски бывают каждый день. Если говорить про конкретные примеры, то я бы отнес к рискованным и, одновременно, амбициозным проектам — логистический комплекс «Про-бизнес-парк» на 1 км Полевского тракта. Его площадь составляет 180 гектаров. Мы не были инвесторами. Выполняли функцию брокериджа. В данный момент в числе резидентов парка «Спортмастер», сеть супермаркетов «Верный». В данный момент мы работаем над рискованным с точки зрения продвижения в административных структурах проектом агропарка вблизи Новоуральска. Успех данного проекта во многом зависит от влияния властей. Пока агропарк только в планах, но в этом проекте мы выступаем не только в качестве девелопера и УК, но и частично как инвесторы.

Просмотров: 5185

Автор: Редакция JustMedia

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Общественный деятель Екатерина Губина:

«На Урале пасмурных дней больше, чем солнечных. Поэтому надо активно использовать альтернативные источники энергии»

четверг, 25 апреля

Сегодня

+2
+2
+10
+10
Днем
+3
+3
Вечером
Загрузка...