Ирина Хрусталева: «Ехать на Запад за пластической хирургией? Нет смысла»

JustMedia заинтересовался пластической хирургией и расспросил именитого эксперта.

Ирина Хрусталева — пластический хирург, кандидат медицинских наук, доцент кафедры пластической и эстетической хирургии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования, национальный секретарь Международного общества эстетических пластических хирургов (ISAPS) в России. Екатеринбург Ирина посетила благодаря международному форуму «Медицина красоты». Ирина Хрусталева рассказала JustMedia, стоит ли ехать на запад за операциями, кто формирует моду на пластику, бывают ли безнадежные случаи и почему пластическим хирургам необходимо доверять.

—Интересна цель вашего визита в Екатеринбург.
—Форум «Медицина красоты» проводится в Екатеринбурге уже шестой раз, в рамках этого мероприятия пройдет международный курс по пластической хирургии. В российском последипломном образовании пластических хирургов этот курс имеет огромное значение благодаря своему исключительному качеству: лекторы, которые здесь выступают — это цвет мирового сообщества пластической хирургии. На этом курсе появилась возможность послушать их не за границей, в иностранных президиумах. То, что они привозят сюда, всегда очень интересно. Популярность этого мероприятия раз от раза возрастает, потому что есть немаловажная деталь — здесь идет синхронный перевод. Те люди, которые не могут себе позволить — даже не в плане материальном, а в плане языкового барьера — участие в подобных конгрессах на западе, здесь чувствуют себя комфортно.

—Кто организует это мероприятие?
—Исключительно клиника Сергея Владимировича Нудельмана. Сергей Нудельман — первый российский секретарь ISAPS (Международное общество эстетической пластической хирургии). Он придумал и проводит с 1996 года это просветительское мероприятие, а помогает ему его большой друг, а теперь уже большой друг России — профессор Томас М. Бигс из Хьюстона. Они обсуждают актуальность тем, подбирают лекторов и в результате сюда, в Россию, привозят все самое лучшее, самое современное, что есть в мировой эстетической хирургии.

—Как можно оценить состояние пластической хирургии в России? За чем стоит ехать на запад, а что можно сделать здесь?
—Мне кажется, что если говорить об эстетической пластической хирургии, то на Запад вообще вряд ли имеет смысл ехать. Разве только по конкретным рекомендациям к конкретному доктору — так же, как к конкретным докторам ходят и в России. Потому что уровень современных российских эстетических, пластических хирургов — не всех, конечно, но многих — достаточно высок. Могу сказать, что доктора клиники Сергея Нудельмана — фактически одни из лучших хирургов в нашей стране.
Аналогичного уровня хирурги представлены в московской школе, санкт-петербургской школе, откуда, собственно, я сама. То есть это довольно компактная, но известная в нашей стране группа хирургов, которая постоянно совершенствуется, развивается и обладает хорошей материально-технической базой, что очень важно. На западе, куда многие наши женщины стремятся, можно прооперироваться в условиях, аналогичных нашим, но за совершенно немыслимые для нашей страны деньги.

—А можете какие-то тенденции обозначить, как меняются предпочтения клиентов? Может быть, существует хирургическая мода, если можно такое слово применить?
—Безусловно, мода существует, и масс-медиа её формируют, поэтому многое зависит от вашей вменяемости. Если вы обратили внимание, сейчас идет волна негатива по поводу пластической хирургии, которую поднимает желтая пресса. Наших пациентов периодически называют «люди с изменениями психики», постоянно говорится о том, что пластическая хирургия — это «хирургия смерти, уродства» и прочие гадости.
Это как в свое время про врачей — «убийцы в белых халатах». Это явно какие-то «жареные» недобросовестные материалы. Если масс-медиа будут корректными, не грязью поливать, а говорить о том, что есть на самом деле — наверное, все будет нормально. Ведь эта хирургия помогает людям обретать себя и жить в гармонии с собой.
Из последних тенденций: более популярными становятся менее инвазивные вмешательства, то есть менее травматические. Это тенденция скорее европейская. Если размышлять в пользу шприца (инъекционных техник, контурных техник) или в пользу скальпеля, то сейчас акцент немного переместился от бесспорного лидерства скальпеля в сторону шприца.  Кстати, то же самое отмечают и американцы. Тем не менее, самыми популярными операциями остаются все те же: контурная пластика тела, липосакция, увеличение молочных желез, эндоринопластика и омолаживающая хирургия лица.

—А можно ли сказать, что больше мужчин стало ходить к пластическим хирургам?
—Мне трудно сказать что-либо в целом, потому что такая статистика в стране не ведется. Если говорить о моей собственной практике, то у меня стабильно от 15 до 20% пациентов — это мужчины, которые делают в основном омолаживающие операции и занимаются контуром своего тела.

—Современный пациент пластического хирурга – какой он?
—Он очень разный. У каждого хирурга свои пациенты: у кого-то это девочки из клубов, увеличивающие грудь; у кого-то — возрастные дамы, делающие омолаживающие операции; у кого-то — люди, которых больше всего интересует современная пластика; у кого-то это и те, и другие, и третьи, и четвертые.

—А чувствуется, что возраст «вниз сползает»?
—Да, чувствуется. Но вообще это совершенно нормально, потому что эстетическая хирургия отражает общий уровень социальной культуры населения. Я могу, например, сказать, что в моем глубоком детстве не было нормальных стоматологов вообще, все жутко боялись лечить зубы. Ходить с некрасивыми зубами было нормой. Теперь в больших городах точно не встретить человека с отсутствующими передними зубами или с жуткими желтыми коронками, потому что это говорит о социальном статусе. То же самое: выглядеть молодо, ухоженно, привлекательно — фактически один из признаков твоей социальной успешности. Эстетическая хирургия позволяет быть на уровне. Разговоры о том, что эстетическая хирургия — это для идиотов, для сумасшедших — это вообще неправильно. Давайте тогда и зубы не будем лечить, можно ходить и так. Можно даже не умываться.

—Для пластического хирурга бывают безнадежные случаи? Или для человека, когда даже хирург не поможет?
—Для человека вообще никогда, надежда умирает последней. Я считаю, что как раз наша хирургия благодарная в этом отношении — выход всегда может найтись. Очень многое зависит не от мануального искусства хирурга, от того, что он умеет руками, а от его личных качеств и того, насколько он хороший диагност. В конце концов, от умения вовремя позвать на помощь своих коллег для того, чтобы попросить их совета в случае чего. Грамотный хирург никогда не оставит своего пациента в одиночестве и депрессии, он будет с ним идти до получения нормального эстетического результата. Это один из принципов вообще хирургии и эстетической в частности.

—То есть получается, важнее всего — доверие пациента к хирургу?
—Невозможно проводить любую операцию, и в первую очередь эстетическую, без доверия пациента к хирургу. Вы ведь никогда не пойдете ко мне оперироваться, если не будете мне доверять, если я не произведу на вас должного впечатления. Останется ли это впечатление хорошим после нашего общения — зависит, безусловно, уже от меня. И если я хороший человек, если я несу за вас ответственность, то, безусловно, я сделаю все, чтобы вы получили результат и остались им довольны. Если я буду рассматривать вас как инструмент собственного обогащения, тогда, наверно, я скажу: «До свидания», как только услуга будет оказана. Но таких хирургов среди нас, наверное, единицы. Все нормальные более или менее люди в белых халатах соблюдают клятву Гиппократа.

 

Просмотров: 2315

Автор: Ксения КОПЫЛОВА

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Фотограф Евгений Зуев:

«Вдохновляйтесь и творите при любой погоде»

вторник, 15 октября

Сегодня

+5
+5
+8
+8
Днем
+5
+5
Вечером
Загрузка...