Адвокат Соколовского: «Кого-то постоянно что-то оскорбляет. Сейчас любой поп может запретить любой спектакль». ИНТЕРВЬЮ

JustMedia.ru пообщался с защитником блогера о борцах за веру и репрессивных мерах против тех, кто эту веру оскорбляет.

Адвокат Соколовского: «Кого-то постоянно что-то оскорбляет. Сейчас любой поп может запретить любой спектакль». ИНТЕРВЬЮ
Адвокат Соколовского: «Кого-то постоянно что-то оскорбляет. Сейчас любой поп может запретить любой спектакль». ИНТЕРВЬЮ

«Я вот сейчас сижу и вспоминаю, а может, я тоже что-то выкладывал в Сеть? Наверняка, выкладывал. Но думал ли я тогда, что могу попасть под статью про экстремизм? Когда ты начинаешь задумываться не только о курсе евро, ценах на нефть или что себе купить поесть, но и о том, как бы не попасться в руки правоохранителей, к примеру, за неудачный пост в соцсетях, это создает излишнюю напряженность в обществе», — размышляет представитель правозащитной организации «Агора» Алексей Бушмаков, сидя в кафе после многочасового заседания в облсуде. Только что ему и еще двум коллегам-адвокатам удалось добиться освобождения из СИЗО скандального блогера Руслана Соколовского. За чашкой чая в своем эксклюзивном интервью корреспонденту JustMedia.ru адвокат рассказал, кто оскорбился роликами Соколовского, за что стоит уважать скандального блогера и почему из Уголовного Кодекса стоит вычеркнуть статьи, по которым судят его подзащитного.

 

 

—Всех волнует вопрос, кто же все-таки написал заявление об оскорблении чувств верующих, на основании которого была проведена проверка и возбуждено уголовное дело?

—В судебных материалах на арест заявлений нет. Там есть лишь показания свидетелей. Мы насчитали несколько оскорбленных, но, думаю, они еще будут появляться. Пока ведется следствие, доступ к материалам ограничен, и нам не показывают всего, что есть.

 

—А корреспондент Ura.ru Андрей Гусельников, которого обвиняли в доносе, как-то в деле фигурирует?

—Никакого доноса Гусельникова в материалах на арест я не видел. Но есть другие сообщения от другого журналиста.

 

—Можешь подробнее?

—Скажем, есть в деле человек, который оскорбился. Он был допрошен как свидетель. Этот человек глубоко верующий, соблюдающий религиозные обряды, и это нужно уважать. Когда его имя станет достоянием общественности, а он будет вызван в суд и допрошен, вы будете удивлены или не будете. Сейчас я не стану озвучивать его имя (на момент публикации стало известно, что речь идет о журналисте Максиме Румянцеве — прим.ред.).

 

 

—Скажи, а история с наркотиками и находившейся при задержании школьницей — это правда? И как Соколовский объясняет наличие шпионской ручки в квартире?

— Что касается ручки, она отправлена на экспертизу. Надо еще доказать, использовалась она или нет, есть ли на ней информация. Соколовский утверждает, что ручка не его. Насколько я понял из разговора с ним, в его квартире бывало много гостей. Выпала у кого-то или кто-то ее забыл. Про школьниц упоминаний не видел. Про наркотики следствие заявляло в ходе судебного заседания, но доводы были недостаточно убедительны, судья не восприняла их и вынесла законное на сегодня решение. Я подчеркну, что заключение под стражу — это самая суровая предусмотренная законом мера пресечения, ей предшествуют домашний арест, залог, подписка о невыезде.

 

—Какие еще доводы приводило следствие?

—Говорили, что у Соколовского нет официального дохода, требовали справки с места работы. Подошли с позиций советского образа жизни — когда нужно приходить на завод, стоять у станка, иметь запись в трудовой книжке и прочие подтверждения, что ты действительно где-то работаешь. Он не бездомный, не бродяжничает, не попрошайничает.

 

—Соколовский зарабатывал только роликами?

—Возможно, не только ими. Когда я увидел один из них, сразу понял, что-то будет.

 

—То есть, ты усмотрел в его действиях состав преступления?

—Эти вопросы решает следствие, суд и экспертиза, и она покажет, есть ли там признаки оскорбления чувств верующих или нет, есть ли умысел разжечь ненависть или вражду. Над этим работают  профессиональные лингвисты и психологи. Но лично я не согласен с обвинениями и отношусь к роликам Соколовского нейтрально. В то время как моя мама, а она человек верующий, настроена против подзащитного, равно как и некоторые мои друзья. В обществе сейчас бытуют разные мнения, и все они имеют право на существование.

 

 

—А ты сам верующий?

—Да.

 

—Тебя, как человека верующего, эти ролики не оскорбили?

—Нет, не оскорбили. Более того, я считаю, что глубоко верующего человека это все не оскорбит.

 

—Почему?

—У такого человека есть стержень, его вера крепка. Кидайте в него камни, он все равно будет верить. Оскорбляет и задевает это лишь тех, кто хочет поднять шум и пропиариться на этой теме. Слабым духом людям нужно постоянно подтверждать свою веру, утверждаться в ней, и такой способ находят в борьбе за нее, за ее чистоту.

 

—Хочешь сказать, у этих людей нет желания наказать Соколовского, устроить показательную порку, чтобы другим неповадно было?

—Мне кажется, он им безразличен.

 

—Уже решили, на чем будет строиться линия защиты?

—У нас есть некоторый план, но мы будем действовать в зависимости от решений следствия. Когда читаешь обвинительное заключение по уголовному делу, оно может быть убедительным и неубедительным. В нашем случае это второй вариант. Доводы не убеждают меня в виновности Соколовского ни по 282-й статье («Разжигание ненависти»), ни по 148-й («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих»).

 

 

—Сегодня в перерыве между заседаниями, когда мы общались, ты сказал, что в обществе наметилась тенденция привлекать к ответственности по этим статьям.

—В судебной практике действительно стало больше таких дел. Сейчас пришли новости, что в Москве рэпера Птаху Следственный комитет привлекает по той же 282-й статье («Разжигание ненависти» — прим.ред.). Думаю, что таких случаев будет много. Тенденция на репрессии государства против таких вот граждан налицо.

 

—А тебе не кажется, что Соколовский сам спровоцировал общество и правоохранителей на задержание, заявляя, что его посадят в тюрьму и собирая деньги на адвоката через Интернет?

—Не думаю, что его заявления спровоцировали общественность или полицию, и он не подозревал, что его заключат под стражу. Сам подзащитный, кажется, рассчитывал на возможное наказание в виде штрафа в размере 500 тысяч рублей. Если бы суд вынес постановление о наложении штрафа, мне кажется, что он бы собрал нужную сумму. Надо отдать должное его поклонникам, они его не забывают и всячески помогают.

 

 

—Соколовский признает себя виновным? За время пребывания в СИЗО к нему пришло какое-то осознание того, что он поступил неправильно?

—Надо еще доказать, что он виновен. А по поводу его отношения к содеянному, скажу так: он не хотел никого оскорблять. Все началось с того, что на каком-то телеканале вышел сюжет, что ловля покемонов в храме карается законом. Человек решил проверить,  это какое-то баловство. Ему 21 год. Я вот сейчас задумываюсь, поступил бы я так же в этом возрасте? Может быть. В таком возрасте многие совершают глупости. Но в своем время мы жили свободнее. А теперь кого-то постоянно что-то оскорбляет. Сейчас любой поп может запретить любой спектакль. Знаешь, мне вообще кажется, что оскорбление – это тема философская. Я вам что-то говорю, и вы чувствуете себя оскорбленным, но я не чувствую, что я вас оскорбил. Что это: проблема оскорбленного или оскорбляющего? Я тебе скажу, что ты плохая. Но если ты не чувствуешь, что ты такая, то просто скажешь: «Думай, что хочешь». Считаю, что это все-таки проблема оскорбленных.

 

—Соколовского сравнивают с Pussy Riot. Ты усматриваешь какие-то параллели?

—История с Pussy Riot произошла в 2012 году перед президентскими выборами. Эффект был таков, что общество раскололось на два лагеря, звучали разные мнения. Сейчас у нас предвыборная кампания, и мы наблюдаем что-то похожее. Думаю, на этом будет кому сыграть. Если хочешь знать мое личное мнение, я против того, чтобы за эти преступления было уголовное наказание. Не такие они страшные, чтобы за них сажать. Можно ввести административные санкции, штрафы, например. 

 

 

—А перед церковью Соколовский покаяться не собирается?

—Нет. Во всяком случае, пока. Он считает себя атеистом.  За свои комментарии в ролике, если будет доказан экстремизм, он ответит. Но, знаешь, если отбросить эти реплики, он интеллектуально развитый человек, у него есть свои воззрения, заслуживающие внимания и даже уважения. Не надо этого человека хоронить, ставить на нем клеймо. Все впереди, он нас либо удивит, либо разочарует. И все будет зависеть не только от него, но и от нас, как мы будем относиться к тому, что он делает. Кому-то раньше не нравился Энди Уорхол.  Мне кажется, нынешнее общество перестало быть толерантным. Я не знаю, кто разыгрывает эту карту, но в России сегодня процветает враждебность и злоба. Не надо на это вестись.

 

Просмотров: 5420

Автор: Татьяна Рябова

Фотограф: Владислав Бурнашев

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Теле-радиоведущая Анна Ширяева:

«Хорошее настроение не зависит от погоды»

воскресенье, 15 декабря

Сегодня

-5
-5
-7
-7
Днем
-10
-10
Вечером
Загрузка...

Последние события

13 декабря 2019 в 18:30

«Стрелял в голову». СК опубликовал часть допроса, где Александров признается в убийстве девушек на Уктусе

По решению суда уктусского стрелка арестовали на два месяца до 8 февраля.

13 декабря 2019 в 16:01

Следователи закрыли дело против экс-начальника СвЖД, покончившего с собой

Миронова не реабилитировали посмертно.