Евгения Чудновец о конфликте с московской правозащитницей: «Она каждую ночь пила, а когда мы приехали, она была с бодуна, ее тошнило» ИНТЕРВЬЮ

Осужденная за репост воспитательница рассказала о своей борьбе с системой и жизни после колонии.

Евгения Чудновец о «рабстве» в колониях: «Представляете, какое унижение шить форму для полицейских, которые тебя поймали?» ИНТЕРВЬЮ
Евгения Чудновец о «рабстве» в колониях: «Представляете, какое унижение шить форму для полицейских, которые тебя поймали?» ИНТЕРВЬЮ

Осужденная за репост Евгения Чудновец на свободе уже больше двух недель. За это время женщина успела съездить в Москву, принять участие в нескольких телевизионных передачах, провести пресс-конференцию, объявить о создании общественной организации и ток-шоу, поссориться с «Первым каналом» и некоторыми москвичами и встретиться с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Девушку не раз обвиняли в звездной болезни, но сама Чудновец утверждает, что она просто хочет бороться с судебной системой, помогая невинно осужденным людям.

 

Подробнее о конфликтах, планах на будущее и деталях заключения Евгения рассказала в интервью JustMedia.ru. На встрече Чудновец передала корреспонденту мягкую игрушку – ослика Тротро, которого сшила специально для журналиста.

 

 

- Женя, вас уже узнают на улице?

 

- Нет. Только один мужчина в Челябинске увидел меня и сказал: «А ты раньше была толстая, а сейчас - худая».

 

- А как вы себя чувствуете, находясь в центре внимания прессы? Не устали еще?

 

- Я люблю медиа-пространство и журналистов, потому что знаю, как они работают. Сама вела два года реалити-шоу в Катайске, рассказывая людям об их жизни. Вот только «Первый канал» меня помучил, но больше таких проблем со СМИ не было.

 

- Почему вы тогда не стали общаться с журналистами, когда вышли из колонии? Это там вас попросили не давать никаких комментариев?

 

 

- Дело в том, что я долгое время находилась под давлением системы и постоянно с ней конфликтовала. Например, в колонии меня заставляли носить форму, а я отказывалась. Я говорила, что невиновна, поэтому порядки и правила их не признаю. А сотрудники колонии ничего сделать не могли, так как к ним было приковано особое внимание извне. Я этим пользовалась – шатала систему. И после того, как вышла, почувствовала, что у меня пока нет сил общаться с журналистами. Зато потом провела пресс-конференцию в Москве, где ответила на все вопросы.

 

- Одна московская правозащитница написала в соцсетях, что недовольна вашим пребыванием у нее. Расскажите, что там произошло на самом деле?

 

- Мы к ней не напрашивались, она позвала нас сама. Приехали – она была с бодуна, ее тошнило. Жили четыре дня с ней. Каждую ночь она систематически сидела за ноутбуком до 4 утра с бокалом вина. А мы вставали рано, в 7.00. Ребенок начинал играть, а ее это жутко бесило. Выскакивала из своей спальни и кричала: «Пусть твой ребенок замолчит!». А что я должна делать? Говорить сыну: «Замолчи!»? Он, как и все дети, активный. Также ей не нравилось, что он брал из холодильника ее еду. Но ведь ребенок не понимает, где ее продукты, а где наши. Ну, съел мальчик пару бананов, что такого? По-моему, она вообще не любит детей.

 

 

Но самое интересное, что она почти никак не выражала свой негатив. Мы с ней общались, как подружки. Когда прощались, все было хорошо. Мы обнялись и разошлись, а потом появился этот пост. Не понимаю, почему нельзя было это мне лично все это сказать и попросить съехать.

 

- Правозащитницу поддержала московский адвокат. С ней у вас тоже был какой-то конфликт?

 

- Они написали мне речь, которую хотели, чтобы я произнесла на своей пресс-конференции. Начиналась она с предложения: «Давайте поблагодарим Владимира Путина!». Я отказалась это говорить, потому что не понимаю, за что должна благодарить президента. А они начали меня настойчиво уговаривать. Наверно хотели подлизаться к Путину, так как работают при нем. После моего отказа они начали преувеличивать все мои слова. Например, заявили, что я хочу купить квартиру в Москве на компенсацию, которую получу от суда. На самом деле мы планируем брать ипотеку, а компенсацию хотели бы использовать как первый взнос. Они даже говорили, что я якобы у них требовала квартиру. Это какой-то бред. С чего бы я должна была это делать?

 

- А, кстати, почему вы хотите покупать квартиру в Москве, а не в Екатеринбурге?

 

- Там проще вести общественную деятельность. У меня в планах запустить ток-шоу, которое будет выходить раз в неделю. На передаче мы будем рассказывать о спорных судебных делах, чтобы привлекать внимание к ним. Будем проводить журналистские расследования. Сейчас рассматриваем предложения от каналов. Проблема в том, что все они принадлежат каким-то партиям, а я не хочу ни к какой из них примыкать. У меня другие задачи и цели. Все мои проекты всегда успешны, поэтому я в себя верю.

 

 

- Когда к вам пришла идея запустить ток-шоу?

 

- В колонии. Я думала, что надо как-то менять систему, чтобы не было таких абсурдных ситуаций. Я сама через это прошла, начиная со следствия, заканчивая колонией и карцером. Знаете, что самое обидное? У нас в колонии законное рабство. В кодексе есть статья исполнения наказаний, согласно которой каждый осужденный обязан трудиться. Но у нас вроде свободное общество. У человека должен быть выбор, работать или нет. Меня больше всего пугало, когда я видела, как девушки работают больше, чем по восемь часов в сутки, шесть дней в неделю. Они возвращались сильно измотанные. И так по восемь-десять лет. Это рабство! Возмущают и их заказы: сшить спецформу для полиции. Представляете, какое это унижение шить форму для тех, кто тебя поймал? И еще зарплата маленькая – 100 рублей в месяц! Я в швеи не пошла. Я там просто бы села и не стала работать.

 

- Но вы попали в библиотеку колонии.

 

- Да, там можно не только мыть полы и протирать пыль, но и читать книжки. Большинство из них - Донцова и Маринина. Это ведь просто пособие для преступников, как выйти и заново совершить преступление. И ведь так и происходит. Люди не умеют жить по закону, поэтому, когда выходят, примыкают к какой-либо группировке, а потом возвращаются обратно. Эту проблему я тоже буду поднимать в рамках своей общественной деятельности.

 

- Вы недавно встречались с мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Советовались с ним по поводу ваших планов на будущее?

 

 

- Мы не стали грузить его своими планами, а просто поблагодарили за поддержку. Планируем еще с ним встречаться. Меня поразило, что он раньше был бодрым и активным, когда агитировал всех, чтобы стать мэром, а сейчас выглядел немного уставшим. Чувствовалось, что в Ройзмане было мало энергии. Но разговор получился познавательный. Глава города поделился со мной знаниями, как работать со статьей 228 (распространение наркотиков – прим. ред.). Сказал, что у нас по этой статье люди сидят виновные, но обещал мне помочь, если я найду тех, кого осудили несправедливо.

 

- Сейчас идут суды над ловцом покемонов Русланом Соколовским. Ваши истории часто сравнивают. А как вы относитесь к этому делу?

 

- Дело заведено на пустом месте. Ничего не случилось такого, чтобы давать Соколовскому срок. Но с моральной точки зрения я считаю, что он ведет себя некрасиво. Нельзя так. Я человек верующий. Мне кажется, что это Бог его наказывает, чтобы он посидел и подумал. Ему там книжки приносят православные. Надеюсь, он их почитает и станет лояльнее относиться к вере.

 

- После таких историй вам наверно страшно проявлять активность в Интернете?

 

- Я боюсь что-то делать именно «Вконтакте», потому что сайт сливает всю информацию по запросу полиции. Например, мне человек не понравился, и я пошла в полицию. Так со мной и поступили. Катайского предпринимателя Эрнста Данеляна, выложившего видео, которое я репостнула, до сих по не осудили, так как понимают, что тогда и сайт «Вконтакте» придется привлекать к ответственности. 

 

- В любом случае, ваша история многих научит вести себя осторожнее в Интернете.

 

- Почему люди должны бояться что-то делать в сети? Да, система несовершенна, но ее бояться не надо. Если вы начнете молчать, то она наоборот будет на вас давить. Система почувствует, что может управлять людьми. Нужно быть осторожным только в вопросах религии и несовершеннолетних. А я буду бороться, чтобы за лайки и репосты никаких уголовных преследований не было.  Призываю всех, кто заметил какое-то несовершенство в системе, обращаться ко мне. Я знаю, что надо делать, чтобы избежать подобных ситуаций, потому что уже получила статус медийности. Я могу говорить и не боюсь это делать!

 

 

Просмотров: 6237

Автор: Дарья Панкратова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...
комментариев
Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook
вторник, 11 декабря

Сегодня

-13
-13
-8
-8
Днем
-7
-7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 17:48

Марчевский написал заявление в полицию по поводу взлома его кабинета

Инцидент произошел во время его отсутствия.

Вчера в 17:32

«Автомобилист» подписал контракт с нападающим Никитой Сетдиковым

Игрок поставил подпись под двухсторонним соглашением с «шоферами» сроком на полтора года.

Вчера в 16:44

Почти 32 миллиона рублей собрал благотворительный проект «Екатерининская Ассамблея-2018»

На эти средства для десятков тяжелобольных пациентов ОДКБ №1 купят портативные аппараты ИВЛ.