Сапожник без сапог. Экстрасенсам их дар счастья не приносит. ИНТЕРВЬЮ

Интервью с екатеринбургскими экстрасенсами Данисом Глинштейном и Сергеем Яром.


Два екатеринбургских экстрасенса — медиум Данис Глинштейн и ритуальный маг Сергей Яр — приняли участие в кастинге 13-ой «Битве экстрасенсов» на телеканале ТНТ. После съемок в паранормальном шоу уральские герои  встретились с корреспондентами JustMediaи поделились своими впечатлениями об участии в кастинге, высказали свои предположения по поводу крушения самолета Ан-2, конца света в декабре 2012 года. Рассказали о неблагоприятных районах Екатеринбурга и даже о том, как пахнут болезни.

 

Расскажите, как вы открыли в себе такие необычные способности и при каких обстоятельствах это произошло?

 

Данис Глинштейн: эти способности у меня с рождения, но скрывал их от своих близких людей, чтобы они не подумали, что я неадекватный какой-то. Какое-то время меня даже перестали брать на похороны, потому что на них я начинал говорить, почему и как погиб человек, о том, что его душа не упокоена, и родственников это пугало. Бабушка говорила, что это не ненормально и что рано или поздно, если я не закрою свой рот, то окажусь в психиатрической больнице. Меня это пугало, и я пытался молчать. Но иногда у меня все же вырывалось. И я мог сказать, например, тому, кто меня обижал: «У тебя бабушка умрет». И на следующий день она и правда умирала. В какой-то момент я перестал скрывать свои способности и начал общаться с людьми. Иногда многие просят, чтобы я поговорил с ними. Я спрашиваю: «Зачем»? Они: «Рядом с тобой сбываются желания». И я решил пойти на кастинг, чтобы понять: либо я сумасшедший и у меня «ку-ку» с головой, либо я действительно гениальный человек.

 

 

 

— Сергей Яр: Я не знаю, откуда ко мне пришел дар, у нас в роду ни у кого не было таких способностей. Считаю, что он идет из прошлой жизни. Впервые я ощутил его в детстве, лет в 13. Начал предсказывать события, связанные с родственниками. У меня погиб брат и я увидел, как и в чем мы будем его хоронить и для меня это было шоком. Как-то мы поссорились с моей двоюродной сестрой — а у нее был кулон в виде скорпиона. И я взял этот кулон и маленькое зеркальце и произвел с ними какие-то манипуляции. А потом, когда сестра надела свой кулон, он стал ее душить, пока его не сдернули с ее шеи. И с тех пор он лежит где-то на шкафу. Родственники не хотят осознать, что во мне есть что-то такое. Вообще я ритуальный маг, но постепенно начало проявляться ясновидение.
 

 

— Что вас просили сделать на кастинге?

 

— Данис Глинштейн: после первого испытания, на котором необходимо определить, что спрятано за ширмой, из 5 тысяч претендентов остается всего 120-140 человек.  Участники, конечно, все разные. Много откровенных придурков, например, была женщина в костюме феи, которая просматривала все через попу, то есть трогала попой, а потом говорила. Другая — с повязкой на голове  — говорила: «Космос-космос-земля». Был какой-то парень с плеткой, кто-то в колокола бил. Другие — кидались тараканами, чесноком, пауками. У меня осиновый крест, ставший популярным у экстрасенсов благодаря «битве». И если я пройду с ним по улице, те кто смотрят битву, меня узнают. Ведьмы колдуны их боятся. Вообще осина – это дерево, дающее вещие сны. Человек может спросить о чем-то, положить осину под подушку и увидеть ответ на вопрос во сне.  

 

И что там было?

 

Данис Глинштейн: Аквариум с пираньями, в которую кидали курицу. И рыбы ее они раздирали. Я сказал, что там что-то квадратное с дном, пахнет кожей и плотью и от этого идут страдания и боль.

 

Сергей Яр:Что-то живое в квадрате и чувство что там, что-то древнее, существует уже много лет (про пираньи).  В одном ошибся немного, сказал что там что-то пушистенькое. Меня спросили: «Вы бы хотели это взять существо»? Я сказал, что они (пираньи) — противные, и я не хочу их брать.

 

 

 

— Данис Глинштейн:  Второе испытание — поиск человека в 30-40 автомобилях. Все испытания идут очень долго. Первое шло 12 часов и это очень тяжело для обычного человека, а для экстрасенса и подавно. В зал нас запустили в 18.00, а приехали в 14.00. И все это время мы снимали на улице проходки. Со вторым испытание - тоже самое. Нас привезли на место в звуконепроницаемом автомобиле с закрытыми глазами. Показывали всякие фотографии, просили рассказать о людях запечатленных на них. На входе в зал с машинами все очень строго, как будто там секретный завод. Нас проверили металлоискателями на наличие телефонов, диктофонов. К слову сказать, техника меня не любит. Иногда на фотографиях вместо моего изображения — черные пятна. За время съемок было большое количество поломанных диктофонов и микрофонов (около 20-и!). Еще перед началом задания духи мне сказали, что человек лежит либо в синей, либо в зеленой машине. И у меня возник спор между двумя машинами. В итоге я открыл синюю, а он был в соседнем зеленом BMW.  После меня многие экстрасенсы открывали эту же машину. Просто машины очень рядом и энергетика путается.

 

— Как к вам относилась съемочная группа?

 

Данис Глинштейн:  Вся съемочная группа — скептики, но все равно этого боятся. Боятся чего-то неизвестного и не поддающегося объяснению. Видимо поэтому работники съемочной бригады очень часто меняются.  

 

— Вы дошли до третьего испытания. Среди екатеринбургских экстрасенсов это впервые

 

Данис Глинштейн:  Испытание «Мистер икс» проходило в кафе на Новом Арбате. Мы приехали в 2.00. Я зашел самый последний в 5.00, и мне уже наплевать было, кто там будет, потому что я устал и хотел спать. На лицо надели непроницаемую какую-то штуку, а потом маску, отчего стало тяжело дышать. Они спрашивают меня пол человека. Я сказал, что не вижу пол, я — медиум. Мне сказали: «Давай быстро, мы хотим спать». У всех было 30 минут, у меня — 5. Я сказал, что у человека два этапа в жизни. В первом он был великий, советский человек, связанный с искусством. Скорее всего, актер.  А во втором — он никто. Опять спросили про пол. «Вижу много женщин, поэтому на 70% уверен, что он женщина  — блондинка или рыжая. Открываю глаза — сидит Кокшенов. После съемок он рассказа, что его воспитывали женщины, и он всю жизнь от них зависел:  дочери, тети, жены, начала мужского нет.

 

— Получается, что вы прошли испытание. Почему вас не взяли?

 

Данис Глинштейн:  По поводу меня очень долго не могли принять решение. Но я думаю, что я им не интересен. Это шоу и помимо способностей, надо быть интересным персонажем. Надо устраивать представление: резать, жечь себя, рыдать, падать в ноги Башарову, а я не такой. Я не в обиде, что меня не взяли. Но хотелось бы, чтобы объясняли, почему они не берут тех или иных людей.

 

 

 

— Давайте отвлечемся от «битвы» и поговорим о вас и о нашем городе. Чаще всего с какими проблемами к вам приходят люди?

 

Данис Глинштейн:  В основном приходят женщины по личным вопросам: не могут найти мужа, родить детей, найдут человека, но что-то в нем не устраивает. Иногда приходят с поиском, но я не поисковик. Если специалист говорит, что он может все, бегите от него. Также специалист должен априори видеть, с чем к нему пришли. Я открываю карты и вижу.  Однако, если подсознание человека не хочет раскрываться, то карты ничего не скажут. В этом случае я советую искать другого экстрасенса.  Я не работаю на потоке и считаю, что так нельзя делать. Принимаю 1-2 человека в день, но уделяю ему 2-3 часа, потому что за 15 минут человека нельзя просмотреть.

 

Сергей Яр: Бывает, что информация от человека начинает идти через 30 минут – час. В основном я по магической сфере – порча, сглаз. Иногда люди приходят снимать порчу или сглаз, а его нет. Приходится работать психологом. У 70% пришедших нет порчи, но они доказывают обратное, обижаются, говорят, что мы плохие специалисты и уходят.

 

Данис Глинштейн:  Когда человек уходит в хроническую депрессию, он начинает думать, что его кто-то сглазил. Ему надо в клинику неврозов — «прокапаться» , а люди придумывают порчу. Так легче, чтобы поводил кто-нибудь рукой, поддел что-то, похлопал по плечу и все прошло. И готовы за это деньги отдать, чем многие пользуются. Вот, вы — рыжая. Рыжие — Богом целованные люди. Вы должны работать над собой и нести счастье. Рядом с вами сбываются мечты и желания. Сами же рыжие, как правило, не очень счастливые. Но вам ни в коем случае нельзя впадать в депрессию. Сразу уйдете в анабиоз.

 

— Вы снимаете порчу. Принимаете негативную энергетику. Как восполняете свои силы?

 

Сергей Яр: Ты как фильтр, когда снимаешь сглаз или порчу. Потом плохо себя чувствуешь. Восстанавливаешься с помощью ванночек с травами, длительным сном или походом на кладбище.

 

 

 

 

— Говорят, бывают люди с очень сильным сглазом или сами по себе неприятные. Отказываетесь ли вы от таких посетителей?

 

Данис Глинштейн:  Очень часто отказываемся. Многие считают, что мы богатые, однако на этом невозможно заработать. Сам я живу в однокомнатной квартире, доставшейся от родителей. Там же и принимаю посетителей. Хотелось бы куда-то переехать, но нет возможности. А кто зарабатывает миллионы... Ну, это на их совести останется. 

 

— Есть ли в нашем городе неблагоприятные зоны или наоборот благоприятные?

 

Данис Глинштейн: Сам город, как дуршлаг. Стоишь — нормально. Шаг назад — энергетическая дыра. Вот мы сейчас в центре и здесь людям не хочется работать. Они подвержены депрессии, недомогание. Вообще там, где хочется спать, расслабиться — плохая энергетика.

 

— И как с этим справляться, место работы в большинстве случаев не выбирают?

Сергей Яр: Возможно, кто-то умер, или кто-то занимался экстрасенсорикой. Заговор прочитал, открыл порта, а закрыть не смог. В каждом случае надо смотреть отдельно.

 

— А есть ли у нас какие-то аномальные зоны в городе?

 

Данис Глинштейн: В Академическом не надо покупать квартиру — там легочные заболевания: горло, нос, бронхи. Уралмаш, Химмаш,  Ботанический, Вторчермет — это заболевания крови, желудочно-кишечного тракта. Самый чистый район — Синие камни. Печень, желчевыводящие пути — ЖБИ. Ленинский, Верх-Исетский районы, а особенно центр, – депрессия состояние психозов, нервной возбудимости, болезни сосудов, головные боли, головокружение, суицидальные синдромы. В общем, все, что связано с головным мозгом.

 

— В этом году много матерей убивают своих детей, много педофилов. С чем вы это связываете?

 

Данис Глинштейн: Такое происходит, когда в душе человека наступает конец света. Она (мать) запивает, закуривает свою депрессию, постепенно разваливаясь. В какое-то время наступает рубеж суицидального синдрома. И она вымещает все это на самом близком человеке —своем ребенке.Вообще этот год психических заболеваний и преступлений, совершенных на их почве. В прошлом году был год — женского алкоголизма.

 

 

 

— Что до конца года нас ожидает?

 

Данис Глинштейн: Это год, когда объединяется вода и огонь. Мы наблюдаем пожары. Вода нас поглощает. Чего-то глобального не будет. Все катаклизмы и коллапсы будут происходить на уровне человеческого. Тот же Крымск. Это не наводнение. Там открыли платину. Поэтому, когда говорят, что это природа, то это чистой воды ложь. Ко мне в соцсетях многие обращались по погибшим, и их там в 10 раз больше, чем по официальным данным, но как я уже говорил, что я не поисковик. Поиск людей — дело тяжело это надо неделями сидеть, смотреть фотографии. Это не как в фильме: посмотрел на фото и сразу все увидел. Экстрасенс он не точная машина, он настраивается на волну.

 

Сергей Яр: В 99% люди, которых просят найти, уже мертвые. Иногда человек (умерший) вообще не разговаривает, и ты хоть что делай, он не идет на контакт. Особенно тяжело с детьми. Они боятся и не хотят говорить. Взрослый рассказывает, где и как, а ребенка надо уговаривать  неделю - месяц, чтобы он начал тебе доверять. И бывает потом они к нам приходят, потому что только через нас могут поддерживать связь с близкими.

 

— И как вы абстрагируетесь от этих голосов?

 

Данис Глинштейн: Мы не только их слышим, но и видим. Нет ада и рая. Есть рай и земля. И мы в аду. Самое низшее проявление, это, когда вы снова переродитесь в человека. А так все равно произойдет, потому что мы не достойны рая. Перерождаемся и мучаемся на земле. Счастье ежесекундно. Иногда человек встал и понял, что он счастлив, и надо запомнить это мгновение. Хотя люди придумали свое счастье: еду, творчество, семью. Вот кстати, у каждой болезни есть запах. И они отвратительно пахнут. Самый противный запах у онкологии. Запах плесени и гниения.

 

— А как же вы по улицам ходите, в транспорте ездите?

 

Данис Глинштейн: Я вообще практически никуда не выхожу. Такие информационные потоки идут. Ты же не будешь говорит: «У тебя рак — иди лечись». «У тебя друг скоро умрет». Иногда духи говорят отдельные фразы и надо научиться их трактовать.  Например, краковская колбаса. Что краковская колбаса? А оказывается, что этот человек ее любит, а у него полипы в желудке и он от них умрет.  Или, например, духи говорят: "Красная машина". А потом человек рассказывает, что они с соседом попали в аварию на красной машине и там он себе руку повредил. Я всегда говорю, если человек пришел ко мне и выполнил все мои рекомендации, то ему никогда больше не понадобится экстрасенс.

 

 

 

Сергей Яр: Люди перестали сотрудничать с мастером. Мы можем помочь, но только если человек этого хочет. Он может говорить: «Я хочу». Но внутри у него этого нет. И поэтому тяжело работать. Нам надо понять, где его ошибка, что он делает не так.Собрать всю необходимую информацию, для того чтобы указать им путь, направить. Иногда наши посетители плачут, но работа есть работа, мы не должны сюсюкаться. Но нас за это обвиняют в жестокости.

 

— А по Ан-2 к вам не обращались?

 

Данис Глинштейн: Единственное, что я увидел, так это густой-густой лес, рядом со скалами. Часто спрашивают о конце света 21 декабря. Так вот его не будет.

 

Сергей Яр: Мне другая информация пришла. Как будто какой-то идет спор, но не борьба. «Дай я подержу». Думаю, что они спорили из-за штурвала, кто-то что-то задел, и они не правились с управление. К кому-то из присутствующих идет ведьма, как будто он проклят. Уверен, что их нет в живых. Почему найти не могут? По моему сугубо личному мнению, мать-природа не хочет, чтобы их нашли. Как пелена их какая-то закрывает. Вроде в одном месте видишь, но ненайти.

 

— А вам самим помогали ваши способности?

 

Данис Глинштейн:  Мне — нет. Про себя ничего не вижу. Я как сапожник без сапог. Хотел бы встретить человека, который меня направит. Были пророчества, что меня найдет какой-то меценат. Мы откроем центр парапсихологии, но не знаю, произойдет ли это. Знаю, что не хочу открывать его в Екатеринбурге. Я недолюбливаю этот город, хотя родился в нем.

 

— А почему не любите?

 

Данис Глинштейн: В Екатеринбург люди сами за себя. Много равнодушия, злости, зависти, агрессии. «Это ваша проблема», — самая любимая фраза в нашем городе.  И сколько для города не делал, нет благодарности. «Ваши проблемы ничего не знаем»? «Кто вы такой? Вы нам помогали? Здравствуйте — до свидания». Мне правительство Санкт-Петербурга, предлагало звание почетного человека города и квартиру. А в родном Екатеринбурге у гаражей, напротив моего дома, где собираются и орут алкаши, даже забор не могут поставить, хотя я готов дать деньги, на его строительство.

 

ФОТОрепортаж с интервью с уральскими экстрасенсами Данисом Глинштейном и Сергеем Яром можно посмотреть здесь.

Просмотров: 7484

Автор: Екатерина Турдакина

Фотограф: Александр Мамаев

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Русских, студентка:

«Если погода вас не радует, то закройте глаза и представьте себя на Соррентийском побережье»

вторник, 02 июня

Сегодня

+17
+17
+19
+19
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 18:53

Голосование по новой Конституции пройдет в июле

Дату одобрил Владимир Путин во время обсуждения с ЦИК.

Вчера в 17:19

Куйвашев продлил режим самоизоляции в Свердловской области до 8 июня

Глава региона обсудил ситуацию с коронавирусом с главой Роспотребнадзора Анной Поповой.

Вчера в 16:39

Свердловская магистраль ко Дню защиты детей провела онлайн-акцию «Моя безопасность на железной дороге»

Дети и подростки снимали и выкладывали в интернет тематические видеоролики.

Вчера в 16:28

В Свердловской области для устранения последствий непогоды созданы 150 аварийных бригад

Ночная гроза нарушила электроснабжение жителей в трех населенных пунктах региона.