Сообщить новость
2 октября 2015 г в 10:04

Павел Сычев: «Игорные заведения теперь только для своих. Организаторы делают смс-рассылку клиентам».

Член Общественной палаты РФ ответил на самые популярные вопросы об игорном бизнесе в России и на Урале.

Павел Сычев: «Игорные заведения теперь только для своих. Организаторы делают смс-рассылку клиентам».
Павел Сычев: «Игорные заведения теперь только для своих. Организаторы делают смс-рассылку клиентам».

Член Общественной палаты РФ Павел Сычев вместе с депутатом Законодательного собрания Алексеем Коробейниковым на днях закрыли в Екатеринбурге очередное подпольное казино. О том, как складывается ситуации с нелегальным бизнесом в России в целом и на Урале в частности и действует ли закон против организаторов клубов «одноруких» бандитов, рассказал JustMedia.ru Павел Сычев.

 

—Павел Алексеевич, шесть лет прошло с принятия закона о запрете игорного бизнеса. Что поменялось с тех пор? Да, автоматов в общественных местах стало меньше, но подпольные казино только растут. Есть ли какие-то результаты?

 

—Результаты есть, закон действует с 2009 года. Игорные заведения закрылись во всех регионах России. Конечно же, появились подпольные казино и игровые притоны. Это было ожидаемо. С 2012 года такие заведения активно появлялись и работали в Челябинске, Татарстане, Московской области, да и в других субъектах нашей страны. Это было вызвано ослаблением внимания правоохранительных органов на такие заведения.

 

—Почему проще? Какие пробелы были в законе 2009 года, и что изменилось сейчас?

 

—Было очень тяжело привлечь организаторов игорного бизнеса к уголовной, а не административной ответственности. Чтобы возбудить уголовное дело, необходимо было найти в кассе выручку в 1,5 миллиона рублей или доказать факт того, что у заведения был такой доход. Поэтому организаторы отделывались административными штрафами и начинали свой бизнес заново — оборудование стоит копейки. После внесения в январе нынешнего года поправок в закон, любой факт нелегальной игорной деятельности автоматически ведет к уголовной ответственности. Стало легче работать и сотрудникам полиции, потому что возбудить уголовное дело престижнее, чем наказать административным штрафом до 6 тысяч рублей.

 

—А что нужно, чтобы эта поправка заработала и стали привлекать к уголовной ответственности, а не выписывать штрафы?

 

—Главное — грамотно провести экспертизу оборудования и доказать факт того, что это заведение действительно работает незаконно.

 

—Вы сказали, что поправки в закон облегчат работу полиции. Оцените работу сотрудников органов внутренних дел в целом. Как так получается, что рейд прошел, точка закрылась, а потом снова открылась?

 

—Зачастую — и, по моему мнению, и, по мнению многих экспертов, — организация притонов не обходится без участия правоохранительных органов. Сложно поверить, к примеру, что местный участковый не знал о существовании не только подпольного, но даже открытого игорного заведения. Скажу так, в стране есть прецеденты, когда данную деятельность «курировали» и «контролировали» люди в погонах.

 

—Какой в таком случае смысл рейдов, если «контролируют»? Проверка уедет, казино снова откроются.

 

—Если раньше была административная ответственность, то сейчас уголовная, поэтому сейчас очень тяжело попасть в игорные клубы. Эти заведения теперь, так сказать, только «для своих». Организаторы, как правило, делают смс-рассылку своим клиентам. Плюс здания оснащены видеонаблюдением по всему периметру. Технологии дошли до того, что, можно, сидя дома перед компьютером, контролировать, что происходит в заведении, и в случае проверки, отключив Интернет и введя код на головном компьютере, отключить систему. Ставка на такое оборудование загружается через мобильный телефон администратора. При появлении полиции и проверяющих органов телефон отключается, и данная программа становится просто неработающей.

 

—Если так сложно попасть в подобные заведения, то как вы узнаете об их местонахождении?

 

—От самих игроков. Их показания впоследствии будут использоваться при возбуждении уголовного дела.

 

—А какие вообще есть форматы подпольных игорных заведений? Вот есть терминалы или вексельные, какие есть еще?

 

—Зачастую оборудование представляет обыкновенный компьютер или моноблок со специальной клавиатурой. Стоимость комплекса достаточно бюджетная. Оборудование в клубах разнообразное. Если маленький зал, то там стоит обычно 10-15 простых консолей, а где-то есть оборудование серьезнее, как в Лас-Вегасе, но это уже в элитных клубах.

 

—Что вы подразумевать под элитными? Где такие располагаются?

 

—Если маленький клуб, то это, как правило, вокзалы, места возле станций метро, в спальных районах. Или там, где раньше были казино, так как эти места насиженные. Там раньше могло располагаться пять клубов, теперь один остался. Что касается элитных, то они могут располагаться в бизнес-центрах, частных квартирах, подвальных помещениях в центре города. Иногда в особняках. Тут и ставки крупные, и есть обслуживающий персонал.

 

—А если говорить об отдельных автоматах? Например, очень популярный автомат, похожий на терминал для платежей, можно найти во многих общественных местах. На них есть наклейки гослото. Это действительно легальные терминалы?

 

—С 1 июля 2015 года осталось только три государственных лотереи, и ни у одного оператора нет терминала. Эти аппараты незаконны! Да, на них наклейки гослото и благотворительных фондов, но никакого отношения они к ним не имеют. Зачастую просишь у владельцев аппарата документы, они показывают разрешения, выданное чуть ли не прокурором, но это липовые документы.

 

—Если такие терминалы незаконны, то насколько сегодня доступны автоматы? Легко ли их купить? И кто-то следит за теми, кто ими торгует? Существует ли какая-то ответственность за их продажу?

 

—Как правило, тот, кто их продает, и тот, кто закачивает в автоматы программу, — это две разные структуры. Но зачастую работающие в тесной связке. То есть, если вы купили терминал или игровой автомат, вам могут быть даны контакты тех, кто установит на них программное обеспечение. Найти продавцов достаточно проблематично, поскольку торговля часто ведется через Интернет. Кроме того, продавец вряд ли будет спрашивать, для чего покупателю оборудование. Может быть, для установки в легальной игровой зоне.

 

—Помимо таких автоматов, сейчас очень распространены онлайн-казино. Ведется ли какая-то борьба с организаторами азартных игр в Интернете?

 

—Действительно, в Интернете очень много сайтов, которые позиционируют себя как интернет-казино. Борьба с ними ведется активная. К примеру, в 2015 году я отправлял запрос в Генеральную прокуратуру. Пришел ответ, что все сайты интернет-казино были признаны незаконными. Из того же ответа следует, что в этом году заблокировано уже свыше двух тысяч сайтов. Работа продолжается и сейчас. Я считаю, что интернет-казино несет большую опасность для подростков. Там не проверяются документы, а ставку можно делать через мобильный телефон.

 

—Были ли случаи, когда удалось вычислить организаторов интернет-казино и привлечь их к ответственности?

 

—На моей памяти таких случаев не было. Это очень тяжело отследить. Кроме того, к сожалению, нет в законодательстве серьезных статей, по которым можно было бы привлечь к ответственности таких «предпринимателей». Поэтому они не боятся и открывают сайты на других хостингах.

 

—По итогам своего рейда можете оценить ситуацию в Екатеринбурге в сравнении с другими городами?

 

—Сейчас серьезные сигналы поступают ко мне из Нижегородской области и из Башкортостана. Я могу сказать только то, что это очень трагическая ситуация, которая несет социальную опасность для всех регионов, где по-прежнему идет игра. На одной из проверок я увидел людей, стоявших в очереди, чтобы поиграть на автомате. Поэтому с игровой зависимостью нельзя прекращать бороться, нужно искать организаторов азартных игр и привлекать их к уголовной ответственности.

 

 

Просмотров: 993

Автор:

© JustMedia




Новости партнеров


Loading...

Комментарии ВКонтакте


Комментарии facebook


Последние события

Читайте также