Граундланч: парашют и лыжи. Перемешать, но не взбалтывать!

Несколько слов о новом виде спорта. Интервью с Сергеем Новоселовым.

Не так часто в мире появляются новые спортивные дисциплины, особенно технические, со своим специальным снаряжением. Так, совсем недавно, около десяти лет назад, на стыке парапланеризма и парашютизма зародился новый вид спорта под названием граундланч. Возможно, уже в недалеком будущем в пеструю картину горнолыжных склонов добавят красок яркие купола спидглайдеров. 

 

О том, что собой представляет новый спорт и в чем его особенности, нам рассказал один из пионеров граундланча на Урале — Сергей Новоселов.

 

—Так что же такое граундланч?

—Значение слова граундланч — это, если дословно, «старт с ног» или «запуск с земли». Вообще, история появления этого вида спорта такова: начали отходить и от парашюта, и от параплана в сторону, так получился новый купол — спидглайдер. Вся суть отличий граундланча от парашютного спорта и парапланеризма сводится к разному отношению к рельефу. Например, при совершении парашютных прыжков спортсмену практически не важно, что происходит внизу, он приземляется на специально подготовленную площадку аэродрома. Парапланерист стремится после старта максимально отдалиться от земли, используя восходящие потоки воздуха. А спортсмен, пилотирующий спидглайдер, не только не стремится уйти от рельефа, но и наоборот, старается как можно ближе прижаться к земле, используя все неровности и препятствия для прокладывания собственного маршрута.

 

 

После появления спидглайдера началось развитие граундланча, уже как самостоятельной единицы, в разных направлениях. Сейчас этот термин обозначает наиболее общее название дисциплины, включающее в себя несколько видов полетов. Выделяют спидфлай, спидрайдинг и пока что экзотический параглайдинг. Разница в понятиях возникает из-за того, что например парапланеристы считают спидглайдер таким же парапланом, только маленьким и быстрым. Парашютисты считают граундланч тем же парашютизмом (только ты не выпрыгиваешь из самолета, а разгоняешься с горы и взлетаешь), а спидглайдер — неким специальным парашютом.

 

Спидрайдинг (этот вида так чаще называют в Европе) — это когда большую часть времени спортсмен едет на лыжах, и только иногда «подлетает». Они и крылья «затачивают» под это. Объяснение простое: в Европе много гор, отсюда и доступность, и популярность. В целом, конструктивно крыло для спидрайтинга — скорее, парашют.

 

Спидфлай отличается от спидрайдинга тем, что большую часть спуска пилот находится все-таки в воздухе, хоть и максимально близко от земли, обычно 2-3 метра. Конструкция крыла примерно такая же, как и в спидрайдинге, только сам купол больше.

 

 

Параглайдинг — для него производители делают не спидглайдер как таковой, а параплан, только маленький. Если спидглайдер, и тем более парашют, не могут двигаться вверх на восходящих потоках воздуха, то параглайдер может. Он как параплан может двигаться, как минимум, без потери высоты и даже «подскакивать» вверх, иногда существенно. При этом конструктивно параглайдер имеет гораздо больше общего с парапланом, чем с парашютом.

 

—Как давно вы занимаетесь спидфлаем? С чего началось увлечение?

—Лет пять уже занимаюсь. Как раз с того времени, как граундланч только начал появляться в России. С тем, как я именно нача,л была целая история. Мой давний друг, Костя Яблоков, которого я когда то четырнадцатилетним пареньком таскал за собой в походы, учил ставить палатки, разводить костры, стал матерым альпинистом и потащил меня в горы. Однажды попалось на глаза — «Граундланч», и как-то зацепило!

 

 

—То есть, по сути дела, в этот спорт вас привел друг?

—Скорее, он обратил мое внимание на его новое увлечение. Костя с друзьями вообще были самыми первыми в России. Года на два, на три раньше граундланчем начали заниматься на Украине. Это не потому, что они ближе к Европе, просто, когда есть «вкусный» Крым под боком, грех не развиваться в этом направлении. В Крыму опять же много парапланерных школ, вот они-то и начали интересоваться новой техникой. Правда, по этой же причине и граундланч у них идет больше с упором на параглайдинг. Вв России же первыми были Яблоков и Цветков, которые прежде всего парашютисты. И, имея парашютные навыки и подготовку, они начали развивать граундланч в России уже в эту сторону. От них я узнал о существовании такого вида спорта, но на этом участие моих друзей практически закончилось. Я уже тогда занимался парашютным спортом и точно знал, что следующим этапом будет парапланеризм. Вышло так, что спидглайдер я начал осваивать даже раньше, чем параплан.

 

 

—А как вы начали учиться, где-то есть школа или инструкторы?

—Все полностью сам, с нуля. Когда я начал заниматься, в России еще только все зарождалось, а в Екатеринбурге никто даже и не слышал о таком направлении. Я перечитал все, что можно было найти по граундланчу, проштудировал все, до чего смог добраться. И понял, что вся эта информация большей частью бесполезна. Большинство статей того времени, да и большая часть доступных сейчас в свободном поиске материалов сводится к тому, что «ребят, лучше бы вам этим не заниматься вообще, ну, а если заниматься, то только с инструктором». А как быть? Инструкторов-то нет! Я взял всю известную литературу по параглайдингу и проштудировал ее, не разбирая, надо мне это или нет. Потом уже, приезжая на склон со всей снарягой, на месте понимал, что мне пригодится, а что нет. Вывод получился такой, что большинство информации, которую дают парапланеристы, подходит с некоторыми оговорками и для граундланча. Подъем купола, старт — все очень похоже. Спидглайдер на этом этапе не ведет себя как парашют — парашют всегда «тугой» в воздухе, а спидглайдер никогда. Пока он не наполнится воздухом, он живет своей жизнью.

 

 

—Чем интересен граундланч, чем он цепляет?

—Сейчас для меня самое привлекательное — это скорость. Хотя дорога была одна, но теперь точно разделяю: прыжки отдельно, параплан отдельно, спидглайдер отдельно. У них общего только то, что над головой тряпка с привязанными веревочками, а по ощущениям это вещи абсолютно разные. Для меня сейчас спидфлай — это, прежде всего, скорость и драйв. Для наглядности можно сравнить с лыжами. Тебе хочется попробовать, ты начинаешь как-то худо-бедно кататься в странной позе, кувыркаться, отбивать колени, локти и так далее. Потом что-то начинает получаться, и ты стараешься получить какие то новые ощущения. И начинаешь гонять по вешкам или просто гонять, но уже далеко не так, как учился. Вот и в граундланче самое интересное — это именно скорость и именно работа с рельефом. Повторюсь, в параплане рельефа нет вообще, спортсмен отрывается от земли и старается взлететь повыше, ну а потом остается только приземлиться на заранее выбранную площадку. Для парашютиста земля также не представляет особого интереса, как правило, это какая-то большая и ровная поляна на которую нужно приземлиться. Да, есть пилотирование скоростных парашютов, с огромной скоростью и длинными эффектными пролетами вдоль земли, но опять же, рельефа как такового там нет. А в граундланче как раз есть возможность работать на большой скорости с рельефом. Ты летишь между какими-то препятствиями, рядом с препятствиями, и это ощущение скорости и драйва как раз очень похоже на лыжные гонки, только свободы больше.

 

—Какое необходимо снаряжение, и какова цена вопроса?

—Ну, цена — это что то среднее между парапланом, парашютом и кайтингом. Средненький купол, скажем, украинский, будет стоить около тысячи долларов, европейский — около тысячи евро, хотя в плане цены, как говорится, нет предела совершенству. То есть можно и за две тысячи чего-нибудь найти и даже дороже. Подвесные системы по ценам сравнимы с парапланерными, даже чуть дешевле. Подвески для граундланча не такие массивные, как парапланерные, ну и «запаска» в них не предусмотрена, так как бессмысленно. Цена колеблется в районе восьмисот долларов. Остальное снаряжение — дело вкуса. Например, лыжи — это не обязательный атрибут, стартовать можно и «с ног». Просто если есть лыжи, то стартовать легче и кое-где можно проехаться по склону, ну и приземление удобнее. Из защиты все-таки я считаю обязательной каску, остальное — по вкусу.

 

 

—Где вы обычно летаете?

—Обычно на горнолыжных базах, правда, не все горнолыжки это терпят. Львиную долю времени я провожу в Михайловске, потому что это место, где терпят совершенно всех. Там и парапланелисты, и кайтеры теперь тоже летают с гор. В общем, нормальный полигон, пока, слава богу, каких либо происшествий не случалось. Бывало, что на каких-то хороших горах мне просто запрещали летать. На других горах можно было летать только в будние дни. Ну, это понятно — в выходные там реально небезопасно, очень много народу.

 

—А из условий на горе что необходимо? Подъемник, например?

—Подъемник и нужен, и не нужен. Летом тоже бывают «вкусные» полеты, просто качество другое у них. Были облетаны многие склоны в Башкирии, на которых даже парапланелисты нечасто бывают. Такие полеты вроде коллекционных получаются. Вот ты один раз поднялся — улетел, второй раз — с другого места улетел. Это всегда интересно, это другой рельеф. А вот потренироваться летом не получится, подъем в гору отнимает не только силы, но еще и время. А на горнолыжке по времени точно так же, как катание, только разве что чуть медленнее. К примеру, в Михайловске я успевал за день сделать двадцать спусков, а это двадцать стартов и столько же приземлений. Сейчас я на пятидесяти уже бросаю считать, это как тренажер — механическая наработка навыков. Конечно, от одного и того же места со временем начинает подташнивать, но тем не менее отрицать пользу бесполезно. Механизм простой, спустился, собрал купол в охапку и на подъемнике вверх, и все по новой.

 

 

—Насколько популярен граундланч в мире в целом и в Екатеринбурге в частности?

—Скажем так, в мире — популярно, в России — только набирает популярность, а в Екатеринбурге непопулярно совсем. Это, конечно же, не леность местных жителей, а прежде всего отсутствие условий. Во-первых, занятие не из дешевых. Тот же кайт в два раза дешевле. Во-вторых, я не знаю людей, которые пришли в граундланч с нуля. Все они либо парашютисты, либо парапланеристы, то есть люди, имеющие какие-то навыки, а школы или инструкторов в Екатеринбурге попросту нет, все самоучки. Ну и третье, самое важное, — мало мест для полетов. Если в Европе все горнолыжные курорты уже выделяют специально склоны для спидглайдеров, то в России их почти нет и о них никто не думает. Развиваются в основном Москва и Питер: первые могут ездить куда-то, а вторым повезло с местами. Рядом с Санкт-Петербургом есть город Кировск, там не столько высокие горы, сколько очень много снега. У нас же в городе нет практически никого, кто бы занимался граундланчем. Был у меня опыт, двое друзей парашютистов, молодая пара, обратились: «Научи!». Я взялся, вспомнил свой опыт, наложил это на уже появившиеся материалы, методики обучения, которые трансформируются с параглайдинга на спидфлай, все это освежил, накидал свою программу, составил план, и мы за сезон шикарно ее отработали. И как результат, люди к концу сезона начали летать. В глазах появился огонек. Начальную программу они освоили, дальше только совершенствоваться. 

 

 

—Какие-нибудь забавные случаи у вас были?

—Самое забавное происшествие было, когда я «намотался» на елку. Это была явная ошибка, даже не геометрическая, а тактическая. Я не просто зацепился за ветку, я в ненужное время вошел в ненужное место, попал под нисходящий поток воздуха, купол «просел», одним «ухом» (купол сшит таким образом, что ткань образует трубы или сопла, крайние трубы купола называются ушами — прим. автора) зацепился, ну и с размаху практически полностью намотался на раскидистую елку. Часа три я потратил на то, чтобы снять с нее купол, зато повеселил немногочисленных катающихся и парапланеристов. Пришел к выводу, что елки — это очень безопасно.

 

 

—Насколько это травмоопасный вид спорта?

—Я учился «с ног», поэтому синяков было будь здоров. Естественно, покупал себе защиту, наколенники, налокотники и так далее. Теперь у меня полная «черепаха», то есть комплект: голени, колени, бедра, локти, грудь, спина, — в общем, все-все-все. Я понимал, что могу себе позволить кувыркаться как угодно без риска получения серьезной травмы, не говоря уж о мелких царапинах. Как следствие — ни одной серьезной травмы я не получил за все то время, что я занимаюсь граундланчем. Зимой надеваю самые мягкие налокотники и наколенники. Еще можно пододеть плоский наспинник. Зимой падения точно такие же, как на лыжах, если падаешь, то катишься и кувыркаешься по снегу. Вдобавок купол спасает, он же находится сверху и тянет вверх, то есть на руки упасть или головой вперед полететь не так просто.

 

 

Но я понимаю, что это занятие — потенциально опасное. Человеку с улицы, если у него нет парашютного или парапланерного опыта, просто невозможно научиться самостоятельно. Если почитать форумы Москвы или Питера, то там люди с печальной регулярностью получают травмы. Это происходит просто: появляется «тело», начинает что-то получаться, спортсмен берет «на октаву выше» — и все, привет, больничная койка. У парашютистов есть поговорка: «Самый страшный отказ — это отказ головы». Не стоит забывать о том, что мы не бессмертные и что занимаемся потенциально опасным видом спорта, тогда многих проблем можно избежать. Самая сложность состоит в том, что в воздухе человек теряется. Он, допустим, всю жизнь рулил, а тут ему дали в руки две клеванты (стропы управления куполом — прим. автора) и сказали: лети, а руки привыкли с точностью до наоборот работать. Человек может просто не понимать, что он делает и что с ним происходит. А когда поймет, может статься, что уже поздно.

 

—А проводятся соревнования по граундланчу?

—Проводятся, за рубежом они в настоящее время очень популярны. Многие соревнования по лыжам или фрирайду проходят параллельно с спидрайдингом. В России приняты правила, заимствованные за рубежом. В них граундланч не делится на дисциплины, выделено лишь несколько упражнений. Из этих правил понятно, что, если относиться к граундланчу как к спорту, то это, безусловно, зимний вид спорта, хотя повторюсь, летать можно и летом.

 

 

Просмотров: 6398

Автор: Артем Никитин

Фотограф: Артем Никитин, Александр Новоселов

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...

Елизавета Фитисова, «Уралочка-НТМК»:

«Поднимайтесь из своих теплых кроваток и выходите гулять на улицу»

пятница, 26 апреля

Сегодня

+1
+1
+9
+9
Днем
+4
+4
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 12:00

Директриса уральской школы платила зарплату из бюджета своим друзьям

Руководитель трудоустроила их на липовые должности.

Сегодня в 11:53

Более 65 тысяч уральских должников не смогут уехать отдыхать на майские праздники

Если должники не идут к приставам, то мобильные приставы проводят «заманчивую» акцию!

Сегодня в 11:25

Лидер США призвал разоружиться главных ядерных игроков

После встречи Путина и Ким Чен Ына президент Трамп «запел» старую американскую песню о денуклеаризации мира.

Сегодня в 10:57

Ранняя весна помогла убрать Екатеринбург раньше срока

Чуть больше трех недель понадобилось коммунальным службам и волонтерам, чтобы «отмыть» значительную часть уральской столицы.

Сегодня в 10:54

Конец апреля на Урале будет морозным и снежным

Потепление ожидается только в начале мая.