Леонид Рапопорт: «При подготовке к ЧМ-2018 каждый регион старается отжать у федерации по максимуму денег для решения своих проблем»

Министр физкультуры, спорта и молодежной политики Свердловской области – о чемпионате мира по футболу, Олимпиаде в Сочи и хоккее в валенках.

Формат встречи с Леонидом Рапопортом оказался несколько неожиданным. Вместо интервью состоялся пресс-завтрак, на котором кроме JustMedia присутствовали наши коллеги из «ИТАР-ТАСС Урал», «Европейско-азиатских новостей» и «Московского комсомольца» - все те, кто несколько месяцев ждал интервью.

 

В качестве оправдания, министр сразу показал календарь на Айпаде. Все дни недели, включая субботу и воскресенье, расписаны по часам: встречи, совещания, командировки.

 

—Работы много, —начал с места в карьер Леонид Рапопорт. —У нас по сравнению с 2009 годом, когда я принимал отрасль, бюджеты выросли в четыре раза. Это связано с принятием областных целевых программ. Это вопросы финансирования, гарантированные на 3-5 лет. Мы знаем точно, что когда построят. Более того, это аргумент для разговора с Москвой. Есть еще один показатель. Когда я пришел в министерство, мы получали от Москвы миллионов 50, по-моему. Сейчас 700 миллионов. Это один из аргументов, связанных с деятельностью министра. Если идет ноль или понижение, это показатель моей KPI: король устал, свободен. Если сохраняется, то работаем. Мы проводим 7400 спортивных мероприятий в год. А сейчас я обещаю ответить честно на все ваши вопросы.

 

«Одна из задач тривиальна: приехали иностранцы, оставили деньги»

 

 

—Сейчас арбитражный суд Свердловской области рассматривает исковое заявление от санкт-петербургских подрядчиков, которые требуют от Центрального стадиона порядка двух миллионов рублей за проект реконструкции.

 

—Я не знаю про судебные тяжбы. Центральный стадион перешел в областную собственность, структурно через МУГИСО будет подчинен мне. И мы проводим еженедельные совещания по реструктуризации задолженности перед кредиторами, но не по судебным искам.

 

Что касается работ по реконструкции, сейчас рассматривается один из вариантов строительства легковозводимых трибун. После проведения соревнований их можно будет использовать на других спортивных объектах. Это очень интересное решение. Нам предстоит опустить футбольное поле, и стадион перестал быть футбольно-легкоатлетическим. В этой связи Евгений Владимирович Куйвашев (губернатор Свердловской области – прим. ред.) провел переговоры с Виталием Леонтьевичем Мутко (министром спорта РФ – прим. ред.), нам дадут средства на строительство легкоатлетического стадиона. Во время реконструкции Центрального стадиона футболисты «Урала» переедут на стадион «Уралмаш». А легкоатлеты – на новый манеж. Приятно, что после презентации готовности региона к чемпионату мира по футболу 2018 Мутко сказал: «В качестве бонуса Минспорта вам дает средства на легкоатлетический манеж». Вчера было совещание с федерацией легкой атлетики, решали, где он разместится. Решили строить рядом с училищем олимпийского резерва, чтобы завершить формирование современной инфраструктуры. А Мутко сказал, что все училища ор должны стать кусочками Европы.

 

—Легкоатлетический манеж построят до того, как закроется на реконструкцию Центральный стадион?

 

—Возможно. Опыт есть. Я в 2010 году ездил в Омск смотреть проект повторного применения манежа. Мы его адаптировали для нас, получается, за два года построим. Это все будет до чемпионата мира 2018 года.

 

—Сметы проекта еще нет?

 

—На уровне согласования есть, потому что это все типовое. Чтобы участвовать в федеральных целевых программах, важно, чтобы были типовые проекты, чтобы все понимали, о каких объемах идет речь. Появились новые деньги, важно видеть их эффективность. Мы аккредитовали большинство федераций по видам спорта. Это возможность получать гарантированные средства на подготовку спортсменов. Спортивные объекты у нас все типовые, и мы знаем, что у нас не будет такого, что трамплин стоил 1,5 миллиарда, а стал 8 миллиардов (так случилось с трамплинами на Красной поляне в Сочи – прим. ред.). Наш трамплин стоит 2 миллиарда 34 миллиона рублей. Конечно, будут изменения по бюджету, они связаны с лыжероллерными трассами. Там должна быть система фиксации, система дренажа. Но это не в разы.

 

—Сколько денег федерация дает на стадион?

 

—Соотношение будет 50 на 50, скорее всего. По чемпионату мира у нас соотношение 80 на 20 по проектированию, и 70 на 30 - по строительству (большая часть из средств федерального бюджета – прим. ред.). Мы показали свой менеджмент, качество работы . Виталий Леонтьевич имеет возможность сравнивать трамплины в Сочи, в Чайковском и у нас. Начиная с асфальтовой дороги до самого трамплина (это есть только у нас), заканчивая уровнем сервиса. Когда мы презентовали трамплины в Швейцарии, Япония спросила: «А что, у вас будут олимпийские игры в Тагиле?» Оказывается, их удивило наличие гостиницы и трассы для двоеборцев.

 

—И все-таки, в какую сумму обойдется легкоатлетический стадион?

 

—Порядка 16 миллионов рублей - поле с естественным покрытием, порядка 15 миллионов – восемь дорожек. По поводу трибуне не могу сказать, надо понять, какой это будет формат. Рядом тренировочная площадка примерно в половину стоимости основной площадки.

 

—На днях приезжал в Екатеринбург Виталий Мутко. Как после этого изменилась смета подготовки к ЧМ-2018? Помнится, сначала речь шла о ста миллиардах, потом федерация сильно порезала смету, потом, наоборот, увеличила. Как сейчас обстоят дела?

 

—Приезд Виталия Леонтьевича был связан в том числе и с проверкой готовности региона. Я вхожу в состав рабочей группы и езжу постоянно в Москву на встречи с оргкомитетом ЧМ-2018. И вижу, что каждый регион мечтает по максимуму отжать деньги у федерального центра, для того, чтобы решить все свои проблемы. Вместе с тем минспрота сказал: мы отвечаем за спортивную инфраструктуру. Иные вопросы связаны с работой и выстраиванием коммуникаций с иными министерствами. Евгений Владимирович рассказал, какую работу мы ведем с Минздравом, Минюстом, Минрегионразвития, Минтрансом и т.д. Везде есть понимание и поддержка. Для нас важно, чтобы все наши предложения были разведены и вошли в программную часть бюджета РФ по отраслям. Ну не может быть тюрьмы в центре города. Мы это понимаем. Сейчас отрабатывается дорожная карта. Будет создано АНО, которое будет занято менеджментом спортивного проекта. Будут внесены предложения по введению должности областного вице-премьера, отдельно сопровождающего этот проект. Одному минспорта нереально это делать. Это выстраивание коммуникаций по энергетике, по экологии, по связи, по медицине, по дорогам.

 

—И все-таки, на что мы претендуем?

 

—161 миллиард рублей. При этом больше 130 миллиардов – это транспортные вопросы.

 

—Вы сказали, что не может быть тюрьмы в центре города. Вместе с тем ФСИН говорит, что если в этом году начнутся работы по переносу, к 2018 году власти не успеют построить новую колонию. Это очень сложный проект. В Камышлове строили с нуля СИЗО на тысячу мест, ушло пять лет. А тут и СИЗО, и колония…

 

—Свердловская область не имеет права разрабатывать проекты пенициарной системы. Это федеральные проекты. Это компетенция министерства юстиции.

 

—А переговоры с Минюстом ведутся?

 

—Есть федеральная целевая программа, связанная со строительством объектов. Просто она была секвестрирована.

 

—Вопрос будет снят?

 

—Идет работа для того, чтобы это произошло.

 

—А будут специально готовиться наши болельщики и стражи порядка к приезду такого количества иностранцев?

 

—Культура боления, которую показали наши болельщики, поддержав молодежную сборную нашей страны по футболу, показала, что у нас прекрасные люди. Я немножко разволновался, когда файеры у москвичей загорелись. Но уральцы свистели не в сторону игры, а в сторону болельщиков, а это дорогого стоит. Вместе с тем подготовка к чемпионату мира приносит свои изменения. Мы провели учения всех силовых структур на Центральном стадионе по координации их деятельности. Мы готовим волонтеров, это отдельный уникальный состав. У нас есть золотой резерв около 500-600 молодых людей, которые имеют сертификаты, знают язык и привлекались в Сочи. 300 человек поедут в Казань. Конечно, будут еще специальные программы по подготовке полицейских, которые будут задействованы. Потому что на корректно и вежливо заданный вопрос на английском, немецком и французском языке, надо, чтобы был дан конкретный исчерпывающий ответ, а не тот неопределенный, посылающий вдаль. Это будет связано и с сервисом – такси, рестораны, гостиницы. Не исключено, что мы попросим на время ЧМ жителей города быть готовыми. Ведь приедет до 100 тысяч гостей.

 

—Уже известно, когда поступят в продажу билеты на матчи в Екатеринбурге, и кому будет отдаваться предпочтение?

 

—Большая часть будет отдана гостям. Будут использоваться электронные билеты, которые позволяют пройти границу, зарегистрироваться всюду, которые являются своего рода паспортом. Будет бесплатный проезд.

 

—Недавно вы призывали екатеринбуржцев смотреть матчи дома.

 

—ЧМ – это самое крупное событие, крупнее, чем Олимпийские игры. Будет много иностранцев. И это основные поставщики материальных ресурсов, в том числе для Свердловской области. Одна из задач, она тривиальна: приехали – оставили деньги.

 

«Если у тебя нет чувства рвоты, значит тренировка прошла зря»

 

—Как идет подготовка спортсменов перед Олимпиадой в Сочи? Вы учли ошибки прошлых игр, когда наши биатлонисты очень хорошо выступили на чемпионате мира, а потом потерпели тотальное фиаско на самой Олимпиаде. Как вы оцениваете на данный момент подготовку нашей сборной, все ли вас устраивает в работе тренерского штаба?

 

—15 вечером мы сидели с Виталием Леонтьевичем Мутко, с губернатором, с Пумпянским и переживали за нашу биатлонную женскую эстафету. Там министр пошутил, почему одни только Шипулин и Глазырина с Урала? Я ответил, что нам очень повезло, у нас губернатор – кандидат в мастера спорта по биатлону, и он знает о биатлоне больше, чем министр. Он понимает, что делать. Мы разговаривали о развитии биатлона, в частности, о втором дыхании для УСБ «Динамо». Мы говорили, что получили лыжебиатлонную базу на Зеленом мысе в Первоуральске. Мы тоже будем ее реанимировать, это уже становится областной собственностью. Будет построена трасса 3333 метра в Каменске-Уральском. Это наша мини-Швейцария, мы дополняем существующую лыжную базу, чтобы был единый комплекс.

 

Говоря о подготовке, хотел процитировать Глазырину. Она в интервью одному из журналов рассказала, что тренер ввел жесткую дисциплину посещения тренировок и выполнения задач, которые ставятся на тренировке. Ведь можно слукавить, схалявить, а можно делать от и до. Я помню, сам тренировался. Когда после тренировки у тебя нет чувства рвоты, значит, она прошла зря.

 

—Вы поедете на Олимпиаду? Участвовали в ажиотаже, который царил 7 февраля?

 

—Я был на летних Олимпийских играх, был на десяти всемирных универсиадах, и я представляю, что это такое. Возможно, это непатриотично, но для того, чтобы увидеть все перипетии борьбы, лучше смотреть их дома у отечественного телевизора. Потому что полдня тратишь, на то, чтобы перейти через зоны безопасности, полдня потом оттуда уходишь. Билеты для простого человека, как правило, где-то наверху, мало что увидишь.

 

Но мы разговаривали с Виталием Мутко, он сказал, что главы субъектов федерации и руководители органов в сфере физкультуры, спортсмены которых будут представлены в национальной команде, будут приглашены на олимпийские игры. Поэтому я уверен, что я там буду.

 

—Сейчас в активную фазу вступает борьба за то, чтобы пронести факел над Екатеринбургом, Нижнем Тагилом и Каменк-Уральским. Помимо простых людей будут и вип-факелоносцы. Как определяются эти фамилии?

 

—Мы подготовили список желающих. В связи с тем, что он объективно дополняется всеми, кто зарегистрируется, а их около полутора тысяч, есть ограничения. Например, лица, которые находятся на избранных должностях – губернаторы и депутаты, не могут принять участия в этом мероприятии. Таково положение. Сейчас идет отбор кандидатур, будет постановление правительства по этому вопросу. Я не в списке факелоносцев. У нас столько чемпионов и подающих надежды, что даже между ними будет конкуренция. А я бы не хотел туда вмешиваться. В мае мы получим рекомендации по тем людям, которые будут участвовать. Факелоносцев будет больше на 10 процентов, с запасом. Среднее  расстояние для каждого факелоносца – 185 метров, движение по каждому городу не более трех часов. Бег начнется ровно в 20 часов 14 минут.

 

Чаши останутся в муниципальных образованиях, это ведь история. Факелоносцы могут купить дубликаты факелов на сувениры. Есть запрет на производство и использование самопальной продукции с символикой Олимпиады. Были уже порицания в адрес Екатеринбурга, который на одном из мероприятий сделала презентацию олимпийского огня.

 

—Сколько стоит подготовка к Олимпиаде одного спортсмена и спортсмена в команде?

 

—Спортсмен должен быть свободен от всех тяжб и вопросов бытия. Он должен тренироваться, питаться, пользоваться комфортным спортивным инвентарем. Я подводил расчеты, но они не точны. Подготовка по игровым видам спорта практически в два раза превышает подготовку одиночек. Примерная стоимость подготовки в год олимпийца по индивидуальным видам спорта составляет 8 миллионов рублей, по игровым – 16 миллионов. Но это усредненные подсчеты. Спортсмен может участвовать и в других чемпионатах, в том числе и чемпионате мира.

 

За четыре часа, что ехали до Тагила и обратно, мы с Евгением Владимировичем (Куйвашевым, губернатором Свердловской области – прим. ред.) и Виталием Леонтьевичем обсудили необходимость сохранения траншей со стороны федерации, чтобы министр остался на работе. Мы запустили два крупных федеральных проекта – трамплины и манеж. Сейчас идет разговор о теннисном центре Ельцина, дворце дзюдо и втором дыхании УСБ «Динамо». Министр обещал поддержку.

 

—Когда станет окончательно известно, кто поедет на олимпиаду?

 

—Олимпиада будет в феврале, так что точно сможем сказать в декабре-январе. Но к сентябрю уже в рамках целенаправленной системы подготовки к соревнованиям будет готовиться двойной состав по каждому виду спорта.

 

—Сколько медалей планируете?

 

—Я скажу четко и определенно, что спортсмены Свердловской области возьмут гораздо больше олимпийских медалей, чем это было в Ванкувере. Там была одна – у Шипулина.

 

—А какие бонусы они получат за медали, уже известно?

 

—Да, известно. Кстати сейчас, после принятия решения губернатора по поводу оплаты – 4 миллиона рублей за олимпийскую медаль, к нам стали возвращаться спортсмены. Нами стали больше интересоваться иные федерации. Для меня это необычно, но ко мне сейчас прорывается водное поло. Отчасти это тоже хорошо. Когда мы были в Североуральске, я попросил, чтобы они развивали водное поло, потому что этот спорт конъюнктурный, олимпийский и не развивается в Свердловской области, значит, будет гарантированная государственная поддержка.

 

—На последней зимней Олимпиаде было тотальное разочарование. Какая работа над ошибками проведена, и какие ошибки лично вы отметили?

 

—Я вошел в состав рабочей группы, которая занимается подготовкой наших олимпийцев, и раз в квартал выезжаю в Москву, где мы заслушиваем выступления руководителей спортивных федераций по зимним видам спорта, как идет процесс подготовки. Для меня всегда был интересен этот процесс, и я однажды пришел посмотреть, как тренируется одна футбольная команда. Спросил тренера, какие параметры нагрузки он использует. Мне показалось, я сказал что-то оскорбительное, потому что ответ прозвучал в рамках пешеходного маршрута. Я понял, что кроме объемов нагрузки очень важно, как восстанавливаются спортсмены.

 

Важна и психологическая подготовка. Я разговаривал с Ксенией Перовой, 4-е место, деревянная медаль. Что произошло? Вина тренера. Стреляют, готовятся к новой стрельбе, соперники надели на головы полотенца и ушли, а наших потащили к прессе. А пресса задает нетривиальные вопросы, надо готовиться, а это другая концентрация внимания. После этого надо настраиваться. На игры в Сочи мы командируем за наш счет личных тренеров спортсменов.

 

«Если мы мазохисты и любим истязать себя, можно рвать волосы и посыпать пеплом голову»

 

 

—Что вы обсуждали с Мутко за закрытыми дверями, кроме биатлона?

 

—Был разговор о ДЮСШ олимпийского резерва, об объектах, которые мы будем подавать ради сохранения траншей. Представьте, федеральная целевая программа стоит 4 миллиарда рублей. 776 миллионов из них забирает Свердловская область. И мы показываем, как мы их вовремя и успешно осваиваем. Мы своевременно внесли изменения в трамплины, на 23 см подняли. Это тоже хороший уровень менеджмента. Был разговор о том, что надо внести дополнения в отношении базовых видов спорта, о том, чтобы по-другому взглянуть на парки для массовой физкультуры и спорта. Это самое доступное место, куда можно прийти в любое время дня и заниматься физическими упражнениями.

 

—Говоря о парках, какова судьба трамплина на Уктусе? Его демонтируют?

 

—Есть предписание надзорных органов, связанное с тем, чтобы снести эти сооружения, которые стали опасными. Данный объект находится в аренде на 49 лет вместе с участком. В начале февраля поступило предложение от собственников, они готовы передать нам этот объект, чтобы мы могли развить там спортивную инфраструктуру. Конечно, речь идет о сносе трамплина. Есть возможность рядом поставить детские трамплины. Восстановить нельзя, потому что изменились технологии, сейчас прыгают не в яму, а на склон. Здесь это было бы опасным. Есть проекты, связанные с досуговой деятельностью.

 

—Пару слов о футбольном клубе «Урал». Что будет, когда он войдет в премьер-лигу? Есть какие-то варианты со спонсорами, чтобы он не болтался внизу турнирной таблицы? Свердловская область в одиночку не потянет премьер-лигу.

 

—Этот вопрос на контроле у председателя попечительского совета Дениса Паслера. Есть перспективы.

 

—И, конечно, хоккей. В этом сезоне «Автомобилист» сыграл хуже всех команд в России в истории хоккея…

 

—Если мы мазохисты и любим истязать себя, можно рвать волосы и посыпать пеплом голову. Да, команда в самом низу. Сейчас выправляется кредитная история. Когда данный вопрос держит на контроле губернатор Свердловской области, который тоже переживает по поводу перспективы команды. Да, мы будем играть и в следующем году. Но когда кредитная история чистая, можно привлекать и других спортсменов. Это возможность и возвращать спортсменов. «Автомобилист» – бренд Свердловской области, и сейчас начнется подъем, которого не было никогда.

 

—В начале встречи вы сказали, что проводите 7400 спортивных мероприятий в год. На днях под эгидой минспорта прошел чемпионат по хоккею в валенках. Он тоже входит в этот показатель? Для чего министерство проводит такие мероприятия?

 

—К сожалению, я не смог посетить этот турнир, был на совещании. Я сам в него играю с обоими сыновьями во дворе. Это шикарное мероприятие. Конечно, оно не идет в зачет общего числа спортивных мероприятий области. Просто это те сопутствующие вещи, которые популяризуют физкультуру. В Тюмени ребята участвуют в чемпионатах мира.

 

Фоторепортаж с пресс-завтрака с министром смотрите здесь.

Просмотров: 4614

Автор: Евгений Катыхин

Фотограф: Донат Сорокин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...