«Добрый Дождик»: «В трамваях мы — вне конкуренции!»

Новая музыкальная группа появилась в Екатеринбурге.

Екатеринбургский музыкальный коллектив «Добрый Дождик» выступил в Доме писателя с программой «LIVE/ИНЬ». В состав коллектива входят двое выпускников Екатеринбургского государственного театрального института (ЕГТИ) нынешнего года — Алексей Шестаков (музыка, стихи, вокал) и Вадим Долговых (гитара, флейта, бэк-вокал), а также студент третьего курса этого же вуза Павел Батухтин (перкуссия, бэк-вокал). Творчество этого пока еще мало известного широкой публике музыкального коллектива специалисты квалифицируют как рок с примесью реггей, блюза, ритм-энд-блюза, панк-рока, фолк-рока, романсов, бардовской песни, стихов под гитару, оперного пения, восточной песни и, наконец, актерского существования. О том, с чего начиналось столь разноплановое творчество и чем сегодня живет «Добрый Дож-дик», корреспондент JustMedia побеседовал с вокалистом коллектива Алексеем Шестаковым.
—Началось все с трамваев. Мы вдвоем с Вадимом начали играть. Потом назвались «Добрым Дождиком». Это название как-то само «вытекло». Звучит оно не коммерчески, не попсово и очень круто. Люди, может быть, пока думают, что это детское такое название. Но надо всегда что-то менять, ломать представления. Дождь — это вообще соединение Неба с Землей, двух стихий. А Добрый — потому что он добрый, посылающий благодать и вдохновение.
—Как вы с Вадимом поняли, что обладаете определенными музыкальными навыками и можете создать группу?
—Накануне 8 Марта какого-то недавнего года мы сидели ночью и готовили поздравление нашим сокурсницам. Я был со своей гитарой, Вадим пришел со своей. Я спел ему пару собствен-ных песен. Он попытался подобрать их на гитаре. Понравилось. Потом выяснилось, что у меня есть еще много песен, потом я стал писать еще больше. Пытались что-то дома записывать, записи были очень плохие, потому что времени не было: учились с утра до ночи. Собирались ночью у меня в квартире, на час, на два, пока все не уснут. Вот так мы и «доехали» до Дома писателей. Сначала выступали вдвоем, а потом взяли Пашу Батухтина.
—Ваши музыкальные эксперименты кому-нибудь, кроме самих вас, приглянулись?
—В вузе мы пока спели только одну песню — «Танцы». За нее мы взяли первое место на внутривузовском конкурсе авторской песни. В ЕГТИ нас, собственно, по этой песне и знают. А вообще наши музыкальные эксперименты пришлись по вкусу многим.
—Чем обусловлено обилие музыкальных стилей и направлений в вашем творчестве? Собственными музыкальными предпочтениями или тем широким спектром возможностей, которым наделил вас театральный вуз?
—Наверное, тут больше моя инициатива в плане разных стилей. Мне всегда хотелось сделать какой-то интернационал, нечто единое — в музыке, в религии… Маме моей всегда нравился джаз. Она поет хорошо, но она не певица. Я с детства слышал эту музыку. В институте нас приучили к романсам. Сам я рос на рок-музыке. Что-то еще мне нравилось. Высоцкий, например. Я всегда считал, что нельзя застревать на чем-то одном, нужно использовать всего понемногу, чтобы получилось нечто новое и свое. К сожалению, у нас пока нет достаточного количества музыкантов. Нам нужны скрипка, гармошка, ударные, еще что-то… А пока наше творчество — это только наброски: тут оперно попели, там тяжелый рок сыграли…
—То есть у вас в планах дальнейшее развитие музыкального коллектива?
—Да. Сначала нас было двое, потом трое, потом будет квартет, потом — оркестр. Мы уже пе-реписываемся с ударником и аккордеонистом в одном лице, он живет в Челябинске, куда мы уезжаем в ближайшие дни.
—В связи с чем переезд?
—Будем работать в драматическом театре имени Орлова. Когда из театрального института вы-пускается курс, студенты, как правило, разъезжаются по городам. Потому что режиссеры смотрят, отбирают актеров себе. Так получилось, что нас пригласили в разные города. И чтобы не разъезжаться, мы решили ехать в Челябинск — город, который нам никто не предлагал. Мы ту-да приехали, была страшная жара (37 градусов), прочитали на прослушивании в театре басню, прозу, стихи, парные отрывки. Прочитали, как нам показалось, плохо, но нас взяли. Но это не значит, что в Екатеринбург мы больше не вернемся. Понедельник в театре, как известно, выходной день. Будут еще какие-то выходные, и мы будем приезжать в Екатеринбург и давать концерты.
—Песни, тексты песен — из чего они у вас произрастают?
—Из всего. Но это не значит, что песня это сплошной реализм («что вижу, то пою»). То, что волнует, то и пишется. На самом деле, это такой кайф — писать песни. Если песня живая, от души, то от этого огромный кайф испытываешь.
—Напряжения какого-то или соперничества между вами, двумя дипломированными актерами, внутри группы не возникает?
—Напряжение бывает с моей стороны, но не в плане соперничества, а из-за моего сложного характера. А Вадик очень уравновешенный человек, в чем-то мудрее меня. Он «мозг» в плане аранжировки песен, того, как их сделать. А что я делаю в группе? Я пишу песню, записываю ее на диктофон, подбираю на гитаре и пою Вадику. Все! У меня сейчас еще и гитару отобрали, так как гитарист я неважный, многому еще надо научиться.
—Сейчас в Челябинске какая вас деятельность ожидает в большей степени — актерская или музыкальная?
—И та, и другая. Я не думаю, что нам сразу дадут Гамлета играть. Естественно, первое время будем ходить в массовке, получать копейки (нам обещали зарплату в 8 тысяч рублей), надо где-то будет подрабатывать. Хорошо, что дают служебные квартиры. То есть в то время, когда мы не будем задействованы в театре, будем заниматься музыкой. Мне интересно и то, и другое, поэтому надо совмещать.
—Ваша песня «Колыбельная аскера» про трамвайного музыканта, которую вы исполнили на концерте в Доме писателя, — она тоже из вашей повседневности проистекает? Какую часть вашей жизни занимает исполнение песен в трамваях?
—На самом деле, у нас есть много песен про трамвай. Это, наверное, лучшая. Вообще, петь в трамваях — это хороший заработок. Когда меня спрашивают, не стыдно ли мне, я отвечаю: а чего стыдиться? За это, я извиняюсь, больше дают, чем за то, что мы вели в Камерном театре на День города поэтический марафон. За один час работы можно получить минимум тысячу рублей на двоих. Кого мы обычно видим среди аскеров? «Белый снег, серый лед..» (поет намеренно гнусавым голосом). Все! Ну кто за это даст деньги!? А если это поднять на уровень, чтобы людям стало интересно и чтобы они видели, что это не просто попрошайничество, а своего рода творчество, тогда успех обеспечен. Работа в трамваях характерна еще и тем, что здесь нам час-то дают визитки, просят спеть на каком-нибудь мероприятии, поздравить с днем рождения любимую девушку.
—В Челябинске тоже есть трамваи. Будете продолжать петь в них? Не боитесь, что составите конкуренцию местным аскерам?
—Мы — вне конкуренции!

Фото автора

 
 

 

 

Просмотров: 5134

Автор: Беседовал Максим Чалков

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Архангельская, Gaudí bar:

«Для того, чтобы настроение было всегда отличным, одевайтесь по погоде».

четверг, 21 января

Сегодня

-15
-15
-13
-13
Днем
-17
-17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 10:26

В Верхней Пышме взрывобезопасность в 2021 году будет обеспечена круглосуточно одним специалистом

В его обязанности войдет обнаружение и обезвреживание взрывоопасных предметов.

Сегодня в 09:57

Диетолог назвал идеальные в морозы блюда

Также врач рассказал, как не набрать лишний вес зимой.

Сегодня в 09:48

В центре Екатеринбурга иномарка влетела в остановку, где были люди

По предварительным данным, пострадал один человек.

Сегодня в 09:44

Алексей Орлов подал документы на конкурс по выбору главы Екатеринбурга

Завтра последний день приема документов.