«Фруктовый кефир»: «Новый диск можно слушать от начала до конца и без конца!»

Интервью после концерта.

Вокалист группы «Фруктовый кефир» Алексей Бусурин рассказал JustMedia о новом альбоме «Клетчатый», о чистенькой публике группы, о своём желании снять фильм и раскрыл тайну об истинном дне рождения группы.

—Сегодня группа презентовала новый альбом «Клетчатый» екатеринбургской публике. Расскажи о новом детище.
—Дело в том, что изначально он планировался как «Клетчатый альбом». И должен был быть оформлен как кусок клетчатой рубашки, на которой было бы написано «Фруктовый кефир». И Паша — дизайнер, который в итоге составил этих человечков, — он, когда увидел фотографии, сделанные нашим саксофонистом Тимуром, который придумал изобразить нашими фигурками буквы, решил сделать их клетчатыми. В общем, решили оставить такой вариант. Кстати, за его оформление по итогам премии Артемия Троицкого «Степной волк» мы получили награду в номинации «дизайн». А философия альбома очень проста: многие считают, что жизнь идёт полосами — чёрными и белыми. А мы решили её разнообразить и сделать в клеточку: цветную, разнообразную. Так, мне кажется, интереснее.

—А песни в этом альбоме все по своему смыслу «клетчатые»?
—Ну, что-то в этом есть, да. Но хотя клетчатыми песнями можно было бы назвать песни с первого альбома — они уж совсем такие прямо клетчатые, разнообразные! В плане текстов и настроений, последний альбом – он тоже, безусловно, клетчатый. Но по сравнению с предыдущими двумя пластинками, он вышел более цельный такой, более единый по концепции, по связке текстов между собой. Каждая песня — она, по большому счёту, как продолжение предыдущей. И если слушать диск от начала до конца, то можно последнюю песню закольцевать с первой и слушать это от начала до конца и без конца!

—Создавая музыку, оглядываешься на предпочтения и вкусы публики?
—Я скажу лишь только то, что когда компилируется новый альбом, некоторые песни могут быть выкинуты оттуда по разным причинам. То есть они могут просто выбиваться из концепции альбома. Или, опять же, нужно учитывать мнение публики. Есть у нас такой широкий разброс — совсем агрессивные песни, которые, скажем, более эффектнее исполнили, может быть, какие-нибудь другие группы, которые концептуально к этому относятся. У нас же это всё идёт в шутку. И одно время мы с ними, как мне вот кажется, даже немного переборщили. То есть люди совсем терялись: как это, что такое, а-а-а, мне взрывает мозг! Были такие мнения. Вот сейчас мы постарались, так сказать, слушателя немного пожалеть (смеётся.) в этом плане. Конечно, учитываем мнение публики. Но идёт же контакт какой-то между зрителем и исполнителем. И это невозможно не учитывать, потому что та энергетика, которую ты получаешь взамен — это же отдача, правильная обработка материала, который ты посылаешь публике. То есть энергетику, которую ты отдаёшь —она как бы приумножается от всех этих людей, которые отдают тебе свои положительные эмоции. Это волшебно и нельзя не учитывать. Поэтому мы решили, так сказать, к этому уважительнее относиться.

—Алексей, а что ты чувствуешь после концерта?
—Ой, эмоции — это такая вещь, знаешь, (с придыханием) волшебная! Но в то же время бывает по-разному. Бывает, что после концерта устаёшь. И это вовсе не значит, что концерт был плохой. Просто как-то с энергетикой не сложилось. Это связано с разными вещами. Например, музыкант — он же не может полностью создать ауру. Достаточно будет какой-то мелкой гадости в виде поломки шнура от микрофона, как у меня однажды случилось в Казани. Мне было так обидно! Потому что пришло столько людей и многие ждали концерт. И в итоге, когда на второй песни у меня сломался шнур от микрофона, у меня прям начали опускаться руки, я думал: «А-а-а! Какой отстой!». Конечно, это не могло (смеётся.) отразиться на моём поведении, на поведении ребят, которые в зале слушали нашу музыку. Но, тем не менее, люди приходят позитивные. Мне вообще очень нравится публика, очень её люблю. Особенно в последнее время. Потому что мы, опять же, стали больше учитывать мнения людей, которые приходят на наши концерты. Однажды Влади из «Касты» выразился о нашей публике так: «Лёха, блин, я очень люблю вашу публику!» Я спрашиваю, а что такое, почему? Мы понимаем, что к ним ведь приходит такая толпень людей разных! Он говорит: «Ты знаешь, они у вас такие чистенькие!» (Смеется.)

—Чистенькие?! Это как понимать?
—Я решил сохранить оригинальное выражение! Не стал его никак коверкать. Но я лично понимаю это в том плане, что у людей, которые к нам приходят — у них чистые глаза, чистые эмоции, и они воспринимают нашу музыку по-чистому. (Пауза.) Знаешь, доверие есть, что ли. Потому что я сам слушаю очень много различной музыки и всегда приятно полюбить исполнителя «от» и «до». То есть когда ты понимаешь, что «блин, мне эта песня очень понравилась! Следующая не очень, но, в общем, ничего. А третья песня вообще отличная!», ты понимаешь, прежде всего, что ты влюблён в этого человека. А потом оказывается, что он исполнит какую-то песню, что ну просто палево, палево по всем статьям. Блин, чёрт, что-то как-то не пошло! И это теряется. Поэтому мы стараемся сохранить этот труд.

—Группе почти 10 лет. Выходя на сцену, волнуешься?
—Во-первых, нашей группе не 10 лет.

—Но ведь группа была создана в 2001 году, то есть почти 10 лет назад?
—Дело в том, что с 2001 года у нас организовался первый состав, из которого сейчас фактически в группе почти никто не играет. Юра играл в первом составе, тем не менее, он потом от нас ушёл. Что-то вообще делал какие-то непонятные вещи (смеётся.)! Потом года два наша группа вообще тупо ничего не делала. Мы тогда ещё были в Ростове-на-Дону. С того момента, как мы перебрались в Москву, вещи поменялись. Пришли одни, ушли другие. И Кирилл с нами начал играть. Потом тоже на какое-то время покидал коллектив. И я решил так: справедливее будет каждый раз заново отсчитывать День рождения коллектива. Из-за того, что меняется состав, значит, меняются вибрации, меняется энергетика. Значит, день рождения можно отсчитывать с того дня, когда образовался состав, в котором мы сейчас играем.

—И с какого дня можно отсчитывать «свеженький» день рождения группы?
—Если бы ты пришла к нам ещё буквально полгода назад, я бы сказал, что нашей группе года два. Но коллектив, который сложился сейчас, ему буквально пару месяцев! (Смеётся.)

—Молоденькие какие!
Знаешь, спорно. Они ещё такие хитрецы (с улыбкой смотрит на музыкантов, собирающих вещи после концерта). Вот, например, я думал: всё, если уйдёт этот, придёт другой, начнётся вообще жёсткий график. Что-нибудь изменю и вообще очень сильно настучу по голове! Что происходит? К нам возвращается, например, Кирилл. Что с ним делать — непонятно. Он играл вроде раньше с нами, вроде бы он свой. И в то же время уходил. Ты думаешь: «Так-так-так! Может, запомнить за человеком что-нибудь такое неприятное?» А потом понимаешь: «Блин, ему же нравится играть, и были обстоятельства — возвращайся, ради Бога!». Он же всегда с нами, тогда наш.

—И всё же, волнение перед концертом испытываешь?
—Бывает по-разному. Бывает, и испытываем. Я вот лично частенько волнуюсь.

—А сегодня волновался?
—Сегодня не помню, чтобы я очень сильно волновался. Скорее был такой подготовительный этап – я пытался вспомнить, какие песни мы исполняем (смеётся.) и какие могут быть нюансы в этих композициях. Но потом я вспомнил, что, в общем-то, ничего там такого нового мы, пожалуй, для себя не найдём. Потому что программа отрепетирована, и я перестал волноваться. Но частенько волнуюсь! В отличие, кстати, от многих других участников коллектива! И я им иногда так завидую! Смотрю на их хладнокровность… Да, её можно назвать уверенностью. Но я частенько переживаю, не буду скрывать. Но, надеюсь, это не сказывается на качестве исполнения. Наверно, лишние переживания – они, знаешь, тоже не помешают. Раз человек переживает, значит, он думает о том, как сделать лучше. И хорошо, когда это действительно происходит — делается лучше. Знаешь, да, что в нашей стране бывает «хотел как лучше, а получилось как всегда»? Но будем считать, что это не про нас.

—Есть в твоём творчестве что-то такое, что ты ещё не реализовал, и пока об этом только мечтаешь?
—Да! Я хочу, чтобы мы наконец-то с группой «Фруктовый кефир» сняли о себе фильм! (Смеётся.)

—Серьёзно?
Да! Недавно посмотрел фильм группы «The Beatles» «Help!». Это был просто взрыв мозга! Никому из участников группы этот фильм не нравится, по-моему, они его просто не смотрели! Но мне показалось, что это будет смешно. У нас уже накопилось масса «мувиков», которые можно каким-то образом просто тупо соединить между собой в каком-то едином концепте или просто сочинить сюжет и создать какой-то сценарный ход.

—Так это будет документальный фильм или игровой?
—Пока не ясно. Я думаю, что, в принципе, можно сделать и то, и другое. Почему бы и нет? Мы растём, группа разрастается разными историями, и многие из них выдуманные, но они не теряют своего очарования. И реально как-то влияют на наш коллектив. Я вот думаю, что люди должны об этом знать, что это можно будет воплотить в какую-нибудь книгу.

—Фильм и книга — в далёком будущем или близком?
—Я совсем недавно хотел выпустить книгу своих стихов. Но в последний момент передумал. Потому что многие из них потеряли, так сказать — ну, опять же с моей точки зрения — какую-то своеобразную актуальность. И, видимо, их надо было выпустить немножко раньше. Теперь момент ушёл. Корить за это некого. Но будем работать над чем-нибудь новым! Зачем оглядываться на какие-то старые вещи? Лучше заморочиться о будущем — мне кажется, это гораздо интереснее.

—В какие моменты жизни ты чувствуешь себя счастливым?
—Я чувствую себя счастливым в момент, знаешь, когда проходит буквально 15 минут концерта, и ты понимаешь: да, точка опоры найдена! Вот она! Те вибрации, о которых я всегда мечтал! Я иногда сижу дома возле телевизора и думаю: «Телевизор — полный отстой!». Я его выключаю и концентрируюсь на песнях, концентрируюсь на материале, концентрируюсь на группе. И понимаю, что есть чего сказать. И эти моменты не могут не радовать. Знаешь, я прямо понимаю, как мои глаза расширяются, я чувствую себя центром. А когда ты чувствуешь себя центром, то всё крутится вокруг тебя. Когда ты не чувствуешь себя центром, находишься где-нибудь вдали от него, твоя точка сборки рушится и ты чувствуешь себя мясом (усмехается.), которое окружает кого-то другого. Но когда ты чувствуешь себя центром — это сильное, незабываемое ощущение. И я называю эти моменты — моментами счастья!

 


Просмотров: 1491

Автор: Ирина ШАМСУДИНОВА, фото — Донат СОРОКИН

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Фериде Сейт-Османова, Екатерининский оркестр:

«Лето ассоциируется с отпуском и морем, а у кого-то - с дачей и огородом»

понедельник, 13 июля

Сегодня

+28
+28
+34
+34
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...