Как сохранить исторический Екатеринбург: дружинники, борьба экспертов или «власти на кол»?

12 мая состоялось первое собрание инициативной группы по защите памятников архитектуры Екатеринбурга.

За сохранностью исторического облика Екатеринбурга на сегодня следит девять организаций. Результат налицо: каждый год строительный сезон начинается с разрушения. В марте снесли купеческий дом XIX века, в апреле — постройку медопивоваренного завода Гребенькова.

Каждая потеря для исторического облика Екатеринбурга в JustMedia.Ru сопровождается слезами градостроителя Марины Сахаровой по телефону. Неравнодушный архитектор ООО «ВикторияИнвестСтрой» уже два года одна из первых приезжает на обломки разрушенных старинных строений и собирает информацию об оставшихся. Инициативная группа по защите памятников архитектуры, которую организовала Марина Сахарова, станет десятой организацией, защищающей исторического наследие Екатеринбурга. Изменит ли она хоть что-то, покажет время. Но уже радует, что на первое собрание группы были приглашены не только эксперты, но и обычные горожане, и ценился вклад в обсуждение каждого. Сумбурное, местами фарсовое, но полезное многоголосье екатеринбуржцев о сохранении исторического наследия читайте на JustMedia.Ru.

Марина Сахарова, градостроитель, инициатор создания группы: Если дома XIX века исчезают, их не вернуть в любом случае. Ничто не заменит вложенные душу и руки мастера. Каждый защищает исторический облик Екатеринбурга по-своему, занимаясь своим небольшим делом, но порой забывая об общем вкладе. У нас всех общая цель. По-моему, это сохранение и включение в полноценную жизнь города исторических зданий. Как вы считаете?

Владислав Головацкий, любитель: Верно, в виде музейных экспозиций эти здания не сохранятся точно.

Горожанин: Не согласен. Я живу по проспекту Ленина, 54, корпус 5. Мне претит проживание в памятнике. Недавно в нашем доме вырезали родные, деревянные двери и поставили пластиковые…

Татьяна Макарова, руководитель отдела археологических исследований НПЦ по охране памятников Свердловской области: Это все частности. Если вы не будете там жить, туда придут бомжи, потом будет пожар, а потом небоскреб…

Дмитрий Холецкий, студент УрФУ (перебивает всех): С сентября 2009 года мы боремся за заброшенный травмпункт на ВИЗ-бульваре. Мы предлагали администрации Верх-Исетского района передать объект нам в безвозмездную собственность. Все было подкреплено бизнес-планом: хотели отремонтировать здание и создать там ресторан-музей. Нам отказали. Не так давно его начали сносить под видом консервации. Потихоньку бомжи разбирают дом на доски. Единственное, что сегодня сохранилось — репродукция Девы Марии на одной из стен…

Марина Сахарова: Ближе к делу. Когда теряется мысль, гибнут памятники.

Дмитрий Холецкий: Мое предложение — организовать дружинников, которые бы прогоняли оттуда бомжей. Или договориться с хорошими бомжами. Пусть живут там, лишь бы не гадили.

Горожанин: И с бомжами, и с администрацией нужно бороться.

Владислав Головацкий: Нужно уметь заставить работать власть. Действовать нужно комбинированным методом, не оставляя юридическую сторону. Все пятьсот памятников дружинники охватить не смогут.

Марина Сахарова: Я четко сформулировала направления действий. Сначала нужно понять, что мы имеем: сделать фотографии, поднять историко-архивные данные. Потом проанализировать информацию, создать карты, схемы охранного зонирования и «Кондуит». В средневековых городах существовала такая книга, где указывалось, кто строит здание, кто его защищает, а кто разрушает. Так и у нас: «Травмпункт на ВИЗ-бульваре, архитектор Малахов, разрушает его тот-то». Мы ждем предложений, как защищать историческое наследие.

Владислав Головацкий: Пример успешной борьбы за историческое наследие — Санкт-Петербург.

Андрей Григорьев, заместитель гендиректора НПЦ по охране памятников Свердловской области: В случае с «Охта-центром» повлияла позиция Александра Кибовского, который возглавлял Росохранкультуру. Он заявил, что если небоскреб построят, то Санкт-Петербург исключат из списка культурного наследия. Это был удар для чиновников. «Охта-центр» строить не стали, но и Кибовскому отомстили: Росохранкультуру ликвидировали. Кибовский вместе с двумя десятками специалистов ушел в департамент культурного наследия Москвы. Говорят, что они готовят документ, объявляющий центр столицы исторической зоной. Так нужно и у нас: квадрат Восточная—Челюскинцев— Московская—Декабристов нужно объявить охраняемой зоной.

Заметьте, с 2005 года в Екатеринбурге появились самые ужасные строительные проекты. Культурное наследие перестало защищаться, потому что губернатора перестали выбирать. Раньше он смотрел вниз, на народ, хотя бы раз в четыре года. Теперь он глядит только вверх: на Кремль и инвесторов. Нужно создать инициативную группу, которая бы обратились в Европейский комитет по соблюдению конвенции об историческом наследии. Власти испугаются, может, даже выборы губернатора и мэра вернутся.

Марина Сахарова: Меня не интересует политика, я борюсь за здания.

Евгений Легедин, координатор движения «Оборона»: Напротив, без этого никуда. Нам нужно создать мощное общественное движение. В Санкт-Петербурге бучу поднял народ. Заслуга Кибовского преувеличивается. Основная наша задача — чтобы люди знали: здесь стоял дом Ярутина, теперь его нет, виновата в этом власть. Когда люди выйдут на улицы с лозунгом «Якоба на кол», тогда к нему прислушаются.

Анна Дементьева, общественный инспектор СРО «Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры»: Уральская архитектурная академия разработала охранные зоны исторического наследия как раздел для стратегического генерального плана Екатеринбурга. Только чиновники не соблюдают этот раздел.

Вячеслав Опарин, экс-директор Екатеринбургского центра по охране и использованию исторического и культурного наследия: Потому что он не подписан Минкультом. Они как жулики сделали: создали видимость действий и все замяли. С Юрием Курашовым (начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия министерства культуры Свердловской области — ред.) мы много раз говорили, а все без толку. Видимо, удобная позиция, что нет.

Татьяна Макарова: Почему не работает закон об охране памятников? Потому что в Свердловской области за это теперь отвечает только управление Курашова. Памятники снимаются с охраны по причине ветхости или переосмысления его исторической ценности. Принимать такое решение может только эксперт: дипломированный специалист, проработавший в своей сфере охраны памятников много лет. Аттестоваться можно только в Москве, специально для этого наши бедные работники туда не поедут. Нужно создать аттестационный центр в Екатеринбурге…

Марина Сахарова: Нам пора заканчивать. Чтобы дело двигалось, нам нужно работать по всем направлениям. Ожидаю от вас конкретных предложений в следующее собрание.

P.S. Неравнодушие бывает разное. Об историческом облике Екатеринбурга каждый судит со своей колокольни. Безусловно, попыткам что-то изменить не хватает общего вектора: чтобы историки и архитекторы собирали и обрабатывали сведения о старинных домах, журналисты, блоггеры популяризировали эту информацию, политики и «общественники» вооружались ею и действовали. Главное сейчас — всем договориться.

Просмотров: 2701

Автор: Иван НЕКРАСОВ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Дарья Сокол, журналист:

«Зима часто может преподнести нам большие сюрпризы»

вторник, 26 января

Сегодня

-15
-15
0
0
Днем
-17
-17
Вечером
Загрузка...