Художников выгнали на улицу: руководство школы имени Хожателева ищет новое помещение

Прежнее здание школы пустует с 2006 года. "Кто от этого выиграл?", - спрашивают деятели искусств.


Деревянный дом с резным фасадом на Сакко и Ванцетти, 23, 25 – здание, в котором долгое время располагалась художественная школа имени Хожателева. На вопрос, какой организации сейчас принадлежит дом, сторож отвечает лишь: «охраняется государством». Пройти в дом нас не пускают. Почему некогда отобранное у коллектива художественной школы помещение сейчас благополучно пустует – большой вопрос.

Художественная школа имени Павла Петровича Хожателева была создана в 1959 году. Хожателев работал в художественном училище имени Шадра. Во время войны в госпитали привозили много бойцов, раненых и сломленных морально. Павел Петрович проводил для них уроки рисунка, графики и художественной фотографии, таким образом, он давал понять молодым людям, что жизнь не закончена, что у них есть возможность заниматься интересным делом. Так, один из его учеников, Степан Петрович Ярков, будучи инвалидом, без руки, стал членом Союза художников и замдиректором училища имени Шадра. В 1959-м году Хожателев вышел на пенсию. В этом же году он обратился к руководству города, чтобы получить разрешение на создание вечерней школы для художников-оформителей: в то время появилась необходимость в художниках, занимающихся наглядной агитацией. Разрешение было дано – школа создана.

«В 2009 году ей было бы 50 лет, но она прекратила свое существование в 2006 году, - рассказывает последний директор школы Людмила Сухова. – Когда в 1984-м году художники школы увидели разрушенный дом по улице Сакко и Ванцетти, который планировали снести, обратились к городским властям – позволить отреставрировать дом своими силами. Художники, можно сказать, встали стеной, рисовали плакаты «Не пустим к этому дома строительную технику!», несмотря на то, что здание было разрушено практически полностью: не было стен, не было пола, не было электроосвещения, отопления».

Тогда согласие от горисполкома было получено. На руках у Людмилы Павловны – решение, в котором говорится, что, «принимая во внимание необходимость Свердловской вечерней художественной школы и инициативу ее учащихся и преподавателей по ремонту и реконструкции памятников деревянного зодчества своими силами», исполком городского Совета народных депутатов решил разместить школу в зданиях №23, 25.

«Всю красоту вокруг дома наши художники создали сами: резные водостоки, беседку - все снаружи и внутри, ими же было проведено и тепло. Художники здание восстановили и считали, что могут в нем находиться долго и спокойно», - говорит Людмила Павловна.

Но дирекция по ремонту зданий-памятников, организованная при МУГИСО, вскоре обязала школу покинуть здание.

«Сначала нам говорили «убирайтесь так». Мы пытались бороться, начали писать письма, но нам просто отключили свет и отопление», - вспоминает завуч школы Владимир Вяткин. На этом работа школы прекратилась, так как подписать предложенный договор аренды здания, согласно которому необходимо было платить 405 тысяч 932 рубля в год, школа отказалась – просто бы не потянула.
«Для того чтобы выплачивать такую сумму, мы должны были резко поднять плату за обучение», - отмечает Людмила Павловна. Стоимость последнего месяца обучения в школе составляла 2 тысячи рублей.

В школе обучались дети от 6 до 10 лет (после выпуска они могли поступить в художественные школы города), а также те дети, которые, как говорят руководители школы, «упустили возможность поступления» - с 10 до 15 лет, и взрослые – возраст был неограничен.

«Занимались очень интересные ученики, которым было по 70 леn. Записывались в школу сразу после выхода на пенсию», - вспоминают руководители, преподаватели школы. В 2006 году в группах «художки» учились 200 человек - 40 детей и 4 курса взрослых. В целом, школа выпустила 700 художников.

Даниил Ситников окончил художественную школу в 1988 году: «Увлекал сам процесс обучения, общение в коллективе. По окончании получали дипломную корочку - не просто кружок. Но в школе никто ни к чему не обязывал. Преподаватель – он как добрый наставник. Это был такой клуб единомышленников. И даже в сложные годы люди оставались учиться, потому что было интересно».

«За 4 года куда мы только ни обращались, - говорит Сухова. В начале мая написали письмо на имя губернатора, в ответе из министерства образования сообщили, что наше заявление направлено в МУГИСО. Уже июль – от МУГИСО ни слова. О доме на Сакко и Ванцетти с нами уже и речи не ведут. Руководитель дирекции по ремонту зданий-памятников когда-то заявил, что здание отреставрирует и передаст в собственность некой организации. Как вы видите, никаких реставрационных работ не ведется – тишина. Также бесшумно и быстро уничтожили все наше имущество. Школа была битком набита вещами, которые мы собрали за 20 лет работы: это и натюрмортный фон, и мольберты, и столы, и ткани, и скульптуры, и гипс, и книги по искусству - у нас была целая библиотека!» - с обидой вспоминает директор школы. – Но жаль больше не то, что всего этого нет, а то, что мы увидели - по рисункам детей ходили ногами».

По словам директора и завуча школы, для восстановления работы требуется только здание. Взамен на прежнее помещение, им предлагали несколько вариантов, один из которых, например, в художественном училище, где в течение полутора лет занятия проходили в одной группе. Но, как отмечает Людмила Павловна, художники должны заниматься не менее девяти часов в неделю: «Нам разрешили арендовать классы на 1 час в неделю, а это просто профанация - брать с людей деньги, но не предлагать им взамен ничего. Мы так не можем поступать. И если нам сейчас установят высокую аренду, мы ведь не сможем платить, потому что нужно заново собирать учеников».

«Люди, которые недоучились всего год, оканчивали последний курс со своими преподавателями на дому, а остальные ученики рассеялись. До сих пор мне звонят те, которые недоучились и те, кто хотел бы поступить. К нам всегда приходили с восхищенными глазами: «Да если бы я знал, что есть такая школа!» В совместном обучении детей и взрослых есть своя прелесть: дети видят результаты старших коллег, и понимают, что занимаются нужным взрослым делом», - делится Людмила Павловна.

«Кто выиграл от того, что школу закрыли? Школа работала, платила налог, оплачивала коммунальные услуги, давала работу преподавателям. Мы не говорим уже о том, что она обучала стольких людей. Школа стоит 5 лет. Кто от этого выиграл?», - задаются вопросом руководители художественной школы имени Хожателева.

Просмотров: 6124

Автор: Ксения ЧУРМАНОВА, фото автора

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Наталья Лесникова, ГИБДД Екатеринбурга:

«Даже в самую ненастную и дождливую погоду нужно помнить, что небо голубое»

суббота, 04 июля

Сегодня

+17
+17
+24
+24
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 19:55

Главный эпидемиолог Екатеринбурга объяснил, какие случаи коронавируса попадают в официальную статистику

Александр Харитонов прокомментировал слитое в сеть письмо главы Роспотребнадзора.

Вчера в 16:59

Павел Креков объяснил, о чем говорится в письме начальника Роспотребнадзора

В нем написал губернатору о том, что статистику в регионе специально занижают.