Андрей Золотухин: Мы — аполитичный банк

Интервью с председателем правления ОАО «ВУЗ-банк».

2010 год после сложного кризисного 2009-го многие называют годом стабилизации. Банкам этот год принесет, как минимум, два закона не в их пользу и предложение поддержать альтернативу системе Visa. О том, как пережил 2009 год ОАО «ВУЗ-банк», как он позиционирует себя сейчас на рынке, об отношениях с государством и клиентами — в интервью JustMedia с председателем правления ОАО «ВУЗ-банк» Андреем Золотухиным.
—Как ВУЗ-банк пережил кризисный 2009 год? 
—Хорошо, что год прожили, банк выстоял, сохранил свои активы и базу, прирост по вкладам. Значительно увеличилось количество клиентов среди юридических лиц. К сожалению, не удалось заработать той прибыли, которую хотели.
—Лично для себя какие вы уроки из кризиса вынесли? Как преодолевали его?
—Год был, конечно, тяжелый. Работать порой и по 18 часов приходилось. Но отдыхать удавалось, тем не менее. Я этот сложный период заношу себе в личный актив, так как был приобретен определенный опыт. Негатив оставляем в прошлом, а позитив используем в дальнейшем.
—Насчет дальнейших планов. Поделитесь ими.
—Мы хотим расширить сеть своего присутствия в УрФО не менее чем на 25 %. В декабре начал работу наш новый офис в районе Химмаша. А в 2010 году мы планируем открытие вторых отделений в Челябинске и Тюмени, освоение Севера и Перми. Что касается новых проектов в 2010 году, то их будет достаточно много. В розничном бизнесе — это создание новых продуктов, улучшение уровня сервиса во всех действующих офисах, переход на новое, более совершенное программное обеспечение. Также мы будем активно развивать наше рассчетно-кассовое обслуживание (РКО), делать его более технологичным — в частности, в ближайшее время начнем принимать платежи через кассы по штрих-кодам. Также в конце 2009 года мы — первые в Уральском регионе — реализовали уникальный карточный проект. Отныне заемщики финансовой компании могут самостоятельно определять ставку по своему займу.
—А если говорить о работе с юридическими лицами?
—В сфере малого и среднего бизнеса планируется запуск программ лояльности, расширение услуг РКО, консалтинга, кредитования. При этом особое значение в 2010 году мы уделим скорости принятия решений по кредиту. Мы хотим сделать этот процесс максимально быстрым — за счет применения новых методик и технологий. Кроме того, дивизион малого и среднего бизнеса хочет стать привлекательным местом работы для молодых специалистов. Мы планируем создать разветвленную агентскую сеть.
Похожий проект, но более масштабный, будет реализован и в другом подразделении ВУЗ-банка — Дивизионе корпоративного бизнеса, где работают с крупными клиентами. Называться он будет «Корпоративный университет».
Еще один из наших последних проектов в сфере МСБ — внедрение Института персонального менеджера. А если говорить о корпоративном секторе, то здесь мы можем похвастаться такими продуктами, как авансовый депозит и кредитование под конкретные сделки.
—После тяжелого 2009 года в банковской сфере России и Свердловской области в частности произошла некая перестановка сил. Как вы ее оцениваете?
—Произошло усиление государственных банков. Однако коммерческие банки стараются не отставать. Все стараются восстановить и увеличить объемы кредитования. Мы — не исключение и с мая 2009 года стараемся активно кредитовать юридических и физических лиц. Разумеется, из кризиса мы сделали определенные выводы и сейчас кредитуем не так, как раньше. У многих коммерческих банков произошло падение кредитного портфеля, а у государственных, наоборот, — увеличение, и поэтому перед нами сейчас стоит задача этот разрыв уменьшить. В целом по банковскому сектору Свердловской области могу сказать, что после кризиса остались сильные региональные игроки, и они будут те планы, о которых я сказал, воплощать в жизнь.
—Банков в УрФО порядка 50. Чем ВУЗ-банк отличается от других финансовых учреждений?
—Мы стараемся придерживаться принципа лояльного клиента. То есть предоставить лучший сервис, чем у наших конкурентов. Мы пытаемся оказывать тот уровень услуг, который востребован. Гибкость, лояльность и быстрота — этим мы стараемся отличаться. В бизнесе побеждает тот, кто отличается от других.
—От быстроты порой страдает качество…
—Мы пытаемся найти золотую середину, а для этого большое внимание уделяется обучению коллектива. Мы проводим тренинги с персоналом, вводим новые проекты по качеству обслуживания. К примеру, осенью 2009 года мы реализовали интересный проект по внедрению системы денежной гарантии качества обслуживания Money Back. Согласно новым стандартам, юридические лица и индивидуальные предприниматели могут возвращать деньги за задержки в проведении платежей, некачественный сервис и даже за невнимательное отношение к ним сотрудников банка. Мы не единственные в регионе, кто работает по этой международной системе. Но наш Money Back — «эмоционален», и в этом его принципиальное отличие. Другие банки возвращают клиентам деньги за «технические» недостатки в работе, мы же готовы платить за эмоциональную неудовлетворенность. Если предприниматель считает, что наш менеджер был с ним недостаточно приветлив, мы в качестве компенсации вернем ему стоимость тарифного плана. Эта услуга помогает нам также делать определенные «оргвыводы» по поводу наших сотрудников. От тех, кто не удовлетворяет нашим требованиям, мы избавляемся.
—Если говорить о персонале, существует ли среди региональных банков текучка кадров?
—Разумеется. Тем более что банковский сектор в регионе достаточно узок. Но это, скорее всего, связано с тем, что человек порой не может сработаться с коллективом. Кто-то воспринимает корпоративную культуру одного учреждения, а кто-то нет. Большая текучка — это плохо. Когда ее нет — это тоже нехорошо. Поэтому нужна, так сказать, нормальная текучка кадров. Любой компании нужна свежая кровь.
Вообще кадровая проблема, о которой было модно говорить до кризиса, есть. Есть дефицит специалистов. Особенно для банков многофилиальных. Если в Екатеринбурге, допустим, выбор специалистов есть, то найти достойный персонал в маленьком городе уже сложнее. Поэтому мы порой отправляем на временное проживание людей из крупных городов в малые, чтобы они несли нашу философию в то отделение.
—В 2009 году ОАО «ВУЗ-банк» первым среди финансовых учреждений России вывел на рынок услугу по предоставлению кредитных историй частным лицам. Зачем вам это нужно, тем более что банк на этом не так уж много зарабатывает?
—Это стимулирование кредитной грамотности населения. У нас кредитная история касается только банков. На Западе кредитная история — это не только кредиты, но и плата за квартиру, за страховку, за мобильный телефон. Кредитная история — это жизнь человека. Да на этой услуге мы немного зарабатываем, но это способ донести до клиентов понимание принятия решения. Банк, когда отказывает клиенту в кредите, то объяснений обычно не дает. А мы пытаемся это объяснить. К примеру, у человека осталась маленькая задолженность по кредиту — 10 копеек. Банк его об этом вовремя не проинформировал, и на эти 10 копеек начисляется куча штрафных санкций, и все это превращается в несколько тысяч рублей. Это потом создает определенные проблемы для человека, который стал плохим заемщиком.
—Поговорим о заемщиках. Что вы скажете о решении Госдумы запретить банкам менять в одностороннем порядке ставки по кредитам?
—Закон в пользу заемщиков. Однако думаю, что ставки по длинным кредитам будут на 1-2% увеличены. Коротких кредитов это, скорее всего, не коснется. В целом ничего страшного для банков в этом нет. Этот закон — мировая практика.
—Кстати, о длинных кредитах. Промышленники, и в частности — машиностроители, жалуются, что банки не дают длинные кредиты на развитие.
—Это общая проблема для России. Не то чтобы банки не хотят выдавать длинные кредиты для машиностроения и производственников вообще. Просто в России нет длинных денег. Проблема прошлого финансового кризиса и вообще кризисов в том, что есть кризис ликвидности — те деньги, которые банки берут на рынке, они «короткие», а деньги населения — они вообще условно срочные, потому что их в любой момент можно потребовать обратно, и при всем этом они даже «короче», чем требует промышленность вообще. Промышленность и машиностроение в Свердловской области требуют длинных денег. На реконструкцию, на перевооружение. Таких денег в принципе нет, или это пенсионные деньги, которые государственный или частный пенсионный фонд откладывают на 20-25 лет. Поэтому «длинных» денег нет. Максимум что есть — это деньги на 3-5 лет. В России на сегодняшний день длинному кредитованию подлежит только ипотека, и то рефинансируемая.
—А вообще есть перспектива, что «длинные» российские деньги появятся как факт?
—Есть перспектива выхода на рынок пенсионных денег, но закон пока все никак принять не могут. Тогда, когда будет закон, и у банков появятся «длинные» деньги и соответственно будут и длинные кредиты.
—Как складывается отношения коммерческих банков с государством?
—Мы — банк аполитичный и делаем то, что нам выгодно. К примеру, мы отказались от участия в ипотечных программах и считаем это правильным. Сейчас было бы хуже для нас, так как государство поступило не очень красиво, перестав выкупать эти кредиты из-за кризиса, хотя надо было бы поступать наоборот, поддержать банки и выкупать закладные, которые больше года лежали на балансе банков с отрицательной доходностью. Вся ипотека строилась на рефинансировании и комиссионном доходе. Но там, где мы видим выгоду, мы участвуем в государственных программах.
—А что вы скажете об инициативе введения в России альтернативы системы Visa? 
—Я не считаю, что это нужно. Есть Visa и Master Card. Другой вопрос, что нужна некая национальная безопасность, и этот посыл в этой инициативе понятен. Однако банки будут подходить к ней все равно с позиции выгодно или невыгодно? Если выгодно — будем участвовать в этой программе, а если нет — то нет. Мы аполитичны.
—В конце года в Госдуму будет внесен законопроект, обязывающий банки повысить капитал до 1 млрд. рублей. Не слишком ли круто, после того как банки только начали оживать после кризиса?
—Рынок сам определит эти суммы. Под эталон 1 млрд. подпадают сейчас банков 200 из тысячи. Но мелкие банки тоже нужны. Они развивают рынок и работают порой с теми клиентами, с которыми крупные банки не работают. Маленькие банки обостряют конкуренцию. Разумеется, не может быть банка с капиталом в 1 рубль, но в пять раз с нынешних 200 млн. поднимать планку — это неправильно. Это скажется на клиентах банка. И это несколько несвоевременно делать после кризиса, но укрупнение банков должно быть. Крупных банков, надежных банков должно быть больше.

 

 
  
 
  
 
  
 
  
 
  
 
  
 

 

Просмотров: 1791

Автор: Беседовал Александр ВОЛКОВ, фото: Александр МАМАЕВ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Любовь Файзулина, ГИБДД Екатеринбурга:

«Любая погода хороша, если есть с кем делиться хорошим настроением»

воскресенье, 12 июля

Сегодня

+28
+28
+35
+35
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...

Последние события

10 июля 2020 в 16:53

Обязательное ношение масок вводится уже в третьем регионе Испании

Эта мера станет обязательной для всех жителей и туристов старше 6 лет.

10 июля 2020 в 16:40

Евгений Куйвашев поручил усилить работу по обеспечению безопасности детей вблизи водоемов

С 11 июля в каждом муниципальном образовании будет работать оперативный штаб.

10 июля 2020 в 16:33

В Свердловской области начал работу центр мониторинга за пациентами с COVID-19

Минздрав РФ создал временные методические рекомендации.

10 июля 2020 в 16:27

Традиционные Царские дни в этом году пройдут в онлайн-формате с 12 по 20 июля

12 июля прозвучит колокольный звон фестиваля «Благовествуй, земле уральская!».