Обманутые строители «ЭКСПО»: «Мишарин загнал нас в ловушку: если не закончите — денег точно не получите»

«Русград» и его субподрядчики с начала года находятся на грани банкротства.


Один из самых грандиозных проектов бывшего губернатора Александра Мишарина — выставка инноваций «ИННОПРОМ-2011» — не только не оправдала возложенных на нее ожиданий по количеству привлеченных в область инвестиций. Она оставила на грани банкротства сразу несколько крупных и мелких строительных компаний, откликнувшихся на призыв главы региона: «Если не вы, то кто?».

Тогда Александр Мишарин и первый вице-премьер Михаил Максимов обещали строителям золотые горы. В итоге оба чиновника покинули область, а строители остались у разбитого корыта.

18 мая обманутые подрядчики устроили пикет перед Белым домом. Это была первая публичная акция за год пустых обещаний и циничного равнодушия чиновников. Ведь с октября 2011 года строителей просили не предавать огласке ситуацию с долгами «Уральского выставочного центра». А через полторы недели после пикета они обратились в СМИ.

«Екатеринбург-ЭКСПО» начинали строить по рисункам

По словам самих строителей, проблемы начались из-за того, что на начало работ не было сметной стоимости объекта, прошедшей госэкпертизу. Да что сметы, самого проекта не было, был только эскиз. Но Михаил Максимов говорил: «Надо». И делали.

«Стоимость объекта нельзя определить на глаз,— считает региональный директор «Уралзарубежсервис» Алексей Садовский.— Сметная стоимость объекта образуется после того, как проект проходит госэкспертизу. После этого большая работа по составлению сводного сметного расчета. Только тогда появляется ориентировочная стоимость объекта. Ориентировочная, потому что сама госэкспертиза предполагает изменение цены в пределах десяти процентов. Ну и потом, стройка не ведется один день. Цены меняются вместе с инфляцией, меняются и коэффициенты инфляции. Кроме этого есть сезонный фактор удорожания работ. Например, ряд работ дешевле делать зимой в закрытом помещении, а ряд работ дешевле делать летом на открытом воздухе — фундаменты, сваи и так далее».

По словам Садовского, на площадке «Екатеринбург-ЭКСПО» все было наоборот. Работы начинались в тот момент, когда был готов только эскизный проект, а рабочая проектная документация по большинству разделов постоянно дорабатывалась по ходу работ. Естественно, о какой-то окончательной, даже примерной стоимости объекта речи быть не могло.

«Вся стоимость объекта складывалась из договоров, которые генподрядчик заключал с субподрядными организациями, из тех смет, которые субподрядчики предоставляли генподрядчику,— рассказывает Алексей Садовский.— Ничего не мешало инвестору или заказчику-застройщику «Синара девелопмент» контролировать ход работ, чтобы понимать стоимость объекта. Ничего не мешало участвовать в переговорах генподрядчика с субподрядчиками, выяснять стоимость материалов, заложенных в сумму договора, выяснять стоимость арендных механизмов, стоимость работ, оценивать ее рыночность, завышена она или нет, можно ли сделать дешевле, можно ли найти другого подрядчика. К сожалению, никто из нас представителей заказчика и технических служб инвестора не наблюдал. А между тем, изменений в проекте было предостаточно».

После 5 млрд. работать под честное слово было тяжело

Вплоть до марта 2011 года все субподрядчики регулярно получали авансы. А потом начались серьезные проблемы с финансированием. Темпы строительства снизились в четыре раза. Деньги появились только во второй половине апреля, финансирование продолжилось, но шло со скрипом. Тогда на первый план вышел министр инвестиций и регионального развития Михаил Максимов.

«Господин Максимов постоянно говорил, что будет финансировать по минимуму, поскольку стоимость объекта серьезно повысилась,— рассказывает Алексей Садовский.— Сказал, что будет давать деньги только на самое необходимое, а все остальное мы получим после того, как сводный сметный отчет пройдет госэкспертизу. На последнем этапе финансирование велось крайне напряженно, приходилось даже останавливать работу. Максимов сам неоднократно обращался к строителям, объясняя ситуацию. Просил не волноваться. Говорил, что финансирование, которое он обеспечил, покроет все наши траты с лихвой. Главное — не останавливаться».

Была реальная угроза остановки строительства в мае 2011 года, когда подрядчики на совещании потребовали, чтобы «Синара» начала согласовывать сметы с «УВЦ». Ведь все цены, которые субподрядчики называли «Русграду», могли быть легко перечеркнуты либо инвестором, либо госэкспертизой.

«Когда общий бюджет перевалил за 5 млрд. рублей, работать под честное слово было тяжело,— ухмыляется Садовский.— Нужно было амортизировать технику, платить людям зарплаты и платить налоги. Очень большие затраты были внеплановыми именно из-за спешки. Когда приходилось привлекать смежников, чтобы успеть вовремя, срочно покупать материал, потому что вовремя не дали для него денег.

«Нас просили не шуметь»

Главной ложью Михаила Максимова на тот момент было то, что разногласий между инвестором и генподрядчиком не существует. Цена, в которую выливается проект, им известна, понятна, и они с ней согласны. Вопрос только в госэкспертизе.

После завершения строительства Максимов вручил всем подрядчикам благодарности в письменном виде и отправил ждать до осени. За это время они должны были сделать сводный сметный отчет, подписать его у заказчика и пройти госэкпертизу.

Прошло два месяца, на которые Максимов брал таймаут, но денег так и не было. А перед Новым годом подрядчики узнали, что у экс-министра с «Русградом» большие разногласия из-за стоимости проекта. В сводном сметном отчете фигурировала сумма 6,3 млрд. рублей с учетом вознаграждения заказчика и генподрядчика.

«В конце декабря нам официально объявили, что госэкспертиза выбросила ряд смет полностью, и сумма уменьшилась до 5,5 млрд,— говорит Садовский.— После этой разницы начались торги, причем за нашей спиной. Нас просили ждать и не шуметь. Проект важный, к нему имеет отношение губернатор. Мы ждали».

Но после Нового года подрядчики столкнулись с новой проблемой — нужно было сдавать годовые отчеты в налоговую. И тут уже образовались долги у строителей, налоги оплачивать было нечем. Максимов дал новое обещание — решить проблему до 1 апреля 2012 года. А через два дня прошло совещание с участием представителей всех субподрядных организаций, заказчика и инвестора. На совещании все сошлись во мнении, что госэкспертиза не отражает реальной сути вещей, многие разделы оценены неверно, стоимость работ занижена. Инвестор согласился рассматривать новые сметы.

«Деньги из Максимова приходилось вынимать клещами»

Новые сроки повлекли за собой новые разногласия. «УВЦ» по-прежнему не спешил выплачивать долги, и 20 апреля строители написали письмо тогдашнему полпреду Евгению Куйвашеву. К работе активно подключился новый председатель областного правительства Владимир власов. Было найдено компромиссное решение, озвучена сумма, на которую все согласились — и генподрядчик, и заказчик, и инвестор.

«Работа пошла настолько быстро, что мы не успевали готовить документы,— рассказывает генеральный директор ООО «Строительная компания «Русград»» Станислав Дресвянкин.— Совещания шли каждый день, причем была не демагогия, а конструктивный диалог».

Но представители «УВЦ» снова показали свой характер. После того как заказчик подписал все документы, инвестор отказался подписывать акты выполненных работ. Заявил, что снова не согласен со стоимостью.

Инвестор назначил новую дату, когда будет принято решение — 29 мая. При этом указал, что 420 смет на сумму 5,132 млрд. рублей госэкспертиза проверила без замечаний. Но отказался подписывать сметы на эти суммы, заявив, что после полной госэкпертизы будет готов принять только сметы на указанную сумму.

«Деньги из Максимова приходилось вынимать клещами, притом, что он обещал, что завалит стройку финансированием так, что всем хватит, лишь бы достроили,— говорит Станислав Дресвянкин.— А летом генподрядчик подвергся рейдерскому захвату, необъяснимому и непонятному. На мой взгляд, это было сделано для того, чтобы уничтожить все документы, касающиеся строительства, чтобы не производить расчет».

По словам строителей, рейдерский захват был попыткой свалить всю ответственность за «ЭКСПО» на владельца «Русграда» Михаила Абсолямова. Целью рейдеров были именно документы. Во время попытки захвата на расчетных счетах фирмы было достаточно много денег, но на них рейдеры не покушались.

Мишарин запретил прекращать стройку — это удар по имиджу области

Казалось бы, логичных ходом застройщиков мог стать иск в суд против Михаила Максимова. Но этим они могут сделать себе только хуже. Ведь экс-министр, покинув область, продолжает влиять на ситуацию вокруг «ЭСКПО».

«Смысл судиться?— пожимает плечами Станислав Дресвянкин.— Если Максимов как-то влияет на ситуацию, это ненормально для действующих властей. Бывший чиновник в каких-то личных интересах дергает за ниточки юридические лица. И этим оказывает влияние на тысячи человек, которые стоят за нашими субподрядчиками. Ситуация выходит из-под контроля, строители выходят с касками на улицу. Последний раз с касками сидели шахтеры на рельсах».

«Судиться надо было в июле прошлого года,— поддерживает коллегу Алексей Садовский.— Тогда сейчас был бы результат. Если сейчас начнем судиться, уже смысла нет. Предприятие — практически банкрот. Если в ближайшее время мы не получим деньги, нам придется наши фирмы обанкротить. Нам нечем платить налоги и за поставленные материалы. Сейчас у каждого начался сезон, есть новые договоры. Любой аванс уходит на покрытие налогов, не можем начать работы. По крайней мере, под теми брендами, которые зарабатывали десятилетиями».

Банкротство «Уральского выставочного центра» ситуацию не исправит, а, наоборот, усугубит.

«Банкротство УВЦ гипотетически возможно, потому что на сегодняшний день расчетные счета инвестора заблокированы, на них наложен арест,— говорит Дресвянкин.— Но за этим последует банкротство всех подрядчиков, включая «Русград». Все рухнет, как карточный домик. Разорятся и некоторые поставщики стройматериалов».

«На оперативках в июне прошлого года Мишарин лично каждого директора поднимал, лично знакомился, спрашивал о проблемах, просил работать,— негодует Садовский.— Это важный политический проект. Давал личные гарантии. Нам говорили, что на «ИННОПРОМ» собирается Медведев. Объект нельзя было не закончить, это удар по имиджу области. Мы попали в ловушку: не закончите – точно ничего не получите».

С сегодняшнего дня в Свердловской области новый губернатор — Евгений Куйвашев. Помимо текущих проблем Свердловской области, ему досталось тяжелое наследие Александра Мишарина и его друзей, которые создавали видимость заботы о регионе.

Просмотров: 1998

Автор: © Евгений КАТЫХИН

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Семенова, певица:

«Сегодня мы отогреваемся после заморозков и неизвестно, что будет завтра».

среда, 27 января

Сегодня

-4
-4
-2
-2
Днем
-7
-7
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 09:27

Осторожно, спойлеры!

Комиссия по отбору кандидатов в мэры Екатеринбурга назвала всех претендентов.

Сегодня в 09:23

Российскую вакцину от COVID-19 будут производить в Белоруссии

Лидеры двух стран уже договорились об этом.

Сегодня в 09:17

«Автомобилист» потерпел третье поражение подряд

«Металлург» забросил две шайбы в самой концовке.

Сегодня в 09:16

«Кейсы от Ветлужских»: о минимальной оплате труда при совмещении

Решение по данному вопросу принял Конституционный суд.