Максим Ряпасов: «ЛДПР — единственная оппозиционная партия»

Интервью с представителем фракции ЛДПР в областной думе.

JustMedia продолжает серию интервью с новоизбранными депутатами Свердловской областной думы.
Выдвижение на свердловскую политическую арену партией ЛДПР Максима Ряпасова вполне логично. Новоиспеченный депутат облдумы учился азам политики у «госдумца» Владимира Таскаева, оттачивал способности организатора, будучи заместителем председателя регионального отделения партии, набирался твердости оппозиционера в ЧОП «Трансблок». В своем рабочем кабинете законодателя Максим Ряпасов рассказал JustMedia о «провинности» Рината Садриева, борьбе в рядах КПРФ и давлении на Богдана Процыка.

—Как вам новый кабинет?
—Не факт, что это мой новый кабинет. «Единороссы» не определились, кого куда рассадить. Своих хотят определить поближе, чужих — подальше. Мне дали сначала этот кабинет, потом выгоняют: мы тут своего посадим, идите на третий этаж. Как ключи дадут, перееду. Пока же я, возможно, единственный депутат без определенного кабинета.

—То есть конфронтация с партией власти идет даже в быту?
—Как в колхозе! Думал, здесь, в нижней палате, все намного организованнее.

—Вы поставили на стол свидетельство о своем мандате…
—Пока нет другого места... Не свидетельство, а надгробие какое-то.

—Не считаете эти таблички предрассудком?
—Ерунда, а приятно. Что-то останется на память депутату.

—Накануне выборов областная ГИБДД опровергла давнишние слова Жириновского о том, что его могут скомпрометировать пробками на дорогах...
—Смешно, конечно. В свой мартовский визит Владимир Вольфович с единомышленниками ездили на трех частных машинах. Никаких дорог не перекрывалось. В этой кампании давили больше всего ЛДПР: и облизбирком, и «Единая Россия», и наши заклятые враги, с которыми была договоренность не поливать грязью друг друга. Хотя коммунисты выпустили в своей газете информацию, компрометирующую Владимира Вольфовича. Все партии боялись всплеска активности наших избирателей. Чего и добились.

—А на прошлой неделе прокуратура докладывала, что выборы прошли тихо, неправомерной агитации, «подвозов» и «каруселей» не было…
—Как не было? Все же прекрасно знают, кто кого возил, кто лишился депутатского мандата, потому что с его территории увозили избирателей на другую территорию. Например (это информация из кулуаров), Ринат Садриев не получил мандат, так как больше 12 тысяч екатеринбуржцев вывезли с территории Орджоникидзевского района.

—Чем вы занимались 14 марта?
—Как и все — голосовал. Было несколько сигналов о подвозах: съездили, проверили, зафиксировали на видеопленку. В этот день я мало, чем занимался, за два месяца кампании накопилась усталость. Тем более, в день выборов применять технологии нецелесообразно и противозаконно.

—Кстати, глава облизбиркома Владимир Мостовщиков недавно сообщил, что на этих выборах полностью возродился «черный пиар»…
—Это было особенно видно в городах, где выбирали мэров. Но все-таки эти выборы были более чистыми, если не брать во внимание вовлечение в кампанию административного ресурса партии власти. Так, по всем больницам Екатеринбурга 14 марта с утра развесили обращение губернатора, которое призывает голосовать за «Единую Россию». Это было и в областной больнице №1, и в онкологическом центре.

—Результаты выборов для ЛДПР — это победа или поражение?
—В целом, это победа. Есть небольшой осадок: мы взяли только два мандата. Где-то мы не доработали, где-то приврали избирательные комиссии. Но в эти думские выборы мы набрали голосов больше, чем в предыдущие. Поскольку явка была ниже, то и процент низкий. Не любит наш избиратель посещать выборы.

—Кто был бы номером три во фракции ЛДПР при лучшем раскладе для вашей партии?
—Им был бы однозначно Богдан Иванович Процык, замминистра ЖКХ, из нижнетагильской группы. Во время кампании на него оказывалось давление. Забегали в кабинет его руководители, члены «Единой России», кричали на него, пытались получить от него заявление об увольнении. Он это тяжело переживал, но в итоге по своей территориальной группе показал отличный результат. Жаль, не поработаем вместе.

—Он тоже спонсировал кампанию?
—И Богдан Процык, и Олег Жилин, и я, и другие члены партий давали денег, кто сколько мог. Я, заместитель председателя регионального отделения, был обязан поделиться деньгами, если у меня было немного. Кстати, на партийном месте я остался.

—К 2009 году вам ставили задачу сформировать 28 новых ячеек партии в Свердловской области. Удалось?
—Семь крепких ячеек мы создали с нуля, в некоторых слабых ячейках заменили руководство. Это произошло в Первоуральске, Сысерти, Верх-Нейвинске. Всех заменить физически не получается, нет времени и ресурса. Ведь все боятся вступать к нам. Крупного члена ЛДПР начинают со всех сторон дергать. К следующим выборам обновим партийный аппарат полностью, поставим во главу тех, кто умеет и хочет работать. Завтра все депутаты от ЛДПР в региональных думах соберутся в Москве. Будем обсуждать деятельность отделений, будущую думскую, обсуждать ошибки избирательной кампании.

—В чем же ошибка избирательной кампании ЛДПР в Свердловской области?
—Могли достичь лучших результатов. То, что мы не вступали в конфликт с другими партиями, сыграло против нас. В основном, мы критиковали «единороссов». Если у нас была критика наших политических врагов, коммунистов, и придаток партии власти, «Справедливую Россию», то процент у нас был бы выше. Но мы так договорились, все шли против «Единой Россией». Будем делать работу над ошибками.

—Оппозиция, по-вашему, на выборах шла единым фронтом?
—Не считаю так. Видимость единства была, но, как показало время, у коммунистов была своя игра с партией власти, у «Справедливой России» — своя.

—Поэтому оппозиционеры предложенную вами кандидатуру Кирилла Баранова на должность спикера думы не поддержали?
—«Справедливая Россия» не ожидала, что от их партии пройдет три кандидата. Теперь все там решает Илья Гаффнер, даже Бурков ничего не может сказать. Они не имеют сплоченности, каждый сам за себя. Во фракции коммунистов идет внутрипартийная «грызня». Альшевских, Краснолобов скооперировались против Артюха и Конькова. Они не могут прийти к единому мнению, спорят, кто больше спонсировал кампанию. Поэтому с коммунистами и «эсэрами» договориться не можем. Я считаю, что единственной оппозиционной партией осталась ЛДПР, которая голосовала против Елены Чечуновой как спикера, а также против регламента на прошлом заседании облдумы. Никаких особых портфелей мы не получили. Коммунисты сдались «Единой России», а чем «эсэры» отличаются от «единороссов», я не знаю.

—Срыв кворума — единственное грозное оружие оппозиции. В реалиях, которые описываете вы, он возможен?
—Достаточно 10 депутатов: четыре либерал-демократа, четыре коммунистов и два «эсера». В других «оппозиционных» партиях есть по одному предателю, который ни в коем случае не будет подводить «Единую Россию». По моим наблюдениям, речь идет о Гаффнере и Конькове. Что касается дисциплины в нашей фракции, то мы действуем сообща.

—Не считаете, что первое заседание обновленной областной думы прошло по сценарию?
—И второе тоже прошло по сценарию. Например, Герасименко против его желания поставили в комитет по социальной политике, потому что побоялись лишиться большинства в комитете промышленности и аграрной политики. Герасименко, несмотря на его большой опыт в этой сфере, коммунисты не поддержали, а мы не стали реагировать. Партия власти даже поленилась дать внятное объяснение отказу Герасименко. Сказали, какая разница, в каком комитете работать. В комитете промышленности уже три оппозиционера, и, если бы появился еще один, единороссы лишились бы большинства. «Единая Россия» снова добилась контроля над всеми комитетами. Если бы Герасименко был настойчивее, законно воспрепятствовать его требованиям «единороссы» бы не смогли. Он новичок, его грамотно развели.

—Вы стали простым членом комитета по законодательству? Почему не осмелились взять выше?
—Я, новый депутат, не могу претендовать на высокие посты. Ведь мне еще предстоит вникнуть в работу, увидеть процесс законотворчества изнутри. Кроме того, меня утвердили зампредом региональной комиссии по назначению судей. Теперь буду вникать в работу комитета, в этом помогают старшие товарищи, настоящие профессионалы. Ничего нового пока предлагать не буду, поучаствую в разработке проектов и принятии решений.

—Что вы обещали своим избирателям?
—Конкретной программы у нас не было. Мы обещали защитить, разобраться и помочь каждому, у кого есть проблема. Что-то беспокоит? Приходите ко мне в офис или пишите письмо, будем решать.

—Удастся ли вам решать народные проблемы под руководством Елены Чечуновой?
—Она — профессионал, столько лет в политике — еще с обкома комсомола. Но вчерашнее заседание Чечунова вела фактически под диктовку Воронина. Скорее всего, не Чечунова строит свою политическую карьеру, ее двигают. Пока непонятно, что она из себя представляет, но вопросы от депутатов не слышит. Тем не менее, мнение о ней положительное, вопрос в том, насколько она сможет вести диалог с оппозицией.

 

 

Просмотров: 2158

Автор: Иван НЕКРАСОВ, фото: Александр МАМАЕВ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Наталья Лесникова, ГИБДД Екатеринбурга:

«Даже в самую ненастную и дождливую погоду нужно помнить, что небо голубое»

воскресенье, 05 июля

Сегодня

+17
+17
+24
+24
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

03 июля 2020 в 19:55

Главный эпидемиолог Екатеринбурга объяснил, какие случаи коронавируса попадают в официальную статистику

Александр Харитонов прокомментировал слитое в сеть письмо главы Роспотребнадзора.