Екатеринбургские VIP — про украшение тела

Как известные жители города относятся к запрету татуировок и пирсинга?

2 мая в Госдуме обсуждалась «Концепция государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в РФ и защиты их нравственности». Согласно одному из законопроектов, депутаты намерены бороться с представителями таких молодежных субкультур как «эмо» и «готы». В частности, предполагается законодательный запрет на татуировки и пирсинг для несовершеннолетних («за исключением женских сережек»).

JustMedia решил спросить известных жителей Екатеринбурга, как они относятся к данной инициативе депутатов, и как сами «выделялись» среди сверстников в подростковом возрасте.

Владимир Мишарин, председатель Свердловского отделения СТД РФ:

Запретительные меры никогда не дают действенных результатов. Все дело в повышении уровня культуры — а это процесс более кропотливый и трудоемкий. Есть примеры применения известных технологий по повышению внутренней корпоративной культуры, например, в вузовской среде и в Екатеринбурге.Думаю, гораздо эффективнее депутатам было бы не разрабатывать запреты, а направить усилия на повышение культуры в обществе в целом.

Мое стремление к публичной общественной деятельности еще в школьные годы проявилось в том, что я достаточно рано предпочел классический стиль и это, разумеется, выделяло меня среди ровесников. В семейном архиве сохранились даже детсадовские фотографии, на которых я в костюмчике и галстуке. Вообще, на мой взгляд, именно в классике мужчина может наиболее эффектно подчеркнуть свою индивидуальность.

Игорь Иванов, фотохудожник, член Союза фотохудожников России:

Отчасти я согласен с данной инициативой. Волнует меня проблема не в плане красоты или не красоты, а в плане гигиены. Прокалывая что-то можно занести инфекцию. Понятно, что школьники — как обезьяны, готовы всему подражать. Но против тех, кто экстравагантно одевается, делает пирсинг, татуировки я ничего не имею. Беспокоит проблема здоровья, и проблема восстановления поврежденных участков тела. Опять же, если разонравится «украшение», его нужно сводить. Если человеку двадцать уже с небольшим это одно дело, а вот дети, школьники, совсем другое.

Тот, кому надо, сделает себе и пирсинг, и татуировки. Но необходимо воспитывать в человеке внутреннюю культуру, чтобы он мог выбирать. У нас же борются путем запретов. Не совсем это, наверное, эффективно.

Как я «выделялся» в школе? Я увлекался танцами и носил длинные волосы. Доходило до смешного: сижу с девочками, учительница отправляет мальчиков на стрижку. И меня не заметила! Парни уходят, ей на меня показывают: вот этого забыли! Подстригли нас тогда.

Роман Торощин, президент Барменской ассоциации Екатеринбурга:

— Если наше общество стремится к демократии, то введение подобных запретов, мне кажется, это серьезное ущемление прав и свобод. То, что ты делаешь со своим телом — это твое личное дело. С другой стороны, все пирсинги и наколки дети делают, чтобы обратить на себя внимание родителей. Поэтому лучше было бы написать закон, который бы обязал родителей меньше пить и больше смотреть за детьми.

У нас, в свое время, даже мыслей не было о татуировках. Тогда все знали, что это знаки людей сидевших. У нас больше «выделялись» перед сверстниками тем, что начинали пить и курить. С другой стороны были те, кто занимался спортом, участвовал в секциях…

Когда я учился в старших классах, уже появилась мода на хайры. Их ставили, укладку делали.

Виктор Пастухов, директор музыкального училища им. П.И.Чайковского:

— Я бы такой законопроект поддержал. Взрослый экспериментирует с татуировками или пирсингом осознанно, а ребенок часто не понимает, что делает. Несовершеннолетний человек еще слабо соотносит подобные действия с искусством, с законами эстетики. Если говорить о пирсинге, то это — африканская традиция. Зачем нам, в России, копировать то, что чуждо нашему менталитету?  

Многие думают, что у нас учатся музыканты, значит, почти половина училища — в татуировках и пирсинге. Но это нет так. Если вы зайдете в училище, то вряд ли увидите кого-нибудь с татуировкой или кольцом в губе. У нас занимаются серьезным искусством и не отвлекаются на всякие безделицы.  

Я, когда был подростком, конечно, следовал существующей моде, но только в одежде, телу вреда не причинял. Как многие шестидесятники, я был стилягой. Сам заузил брюки, чтобы они стали «в дудочку», носил просторный белый пиджак, ярко желтую рубашку с черными и белыми клеточками, галстук-шнурок. Некоторые молодые люди еще волосы бриолинили. Например, мой друг, музыкант Александр Дмитриевич Шершелюк с помощью бриолина делал себе шикарную прическу.

Но в школе мы в таком виде не появлялись. У нас тогда была отличная форма (тогда еще школьники носили фуражки), которой мы даже гордились.

Сибгатулла Хозрат, муфтий екатеринбургской соборной мечети:

— В исламе запрещены татуировки. Видимо мусульманам хватает обрезания и на татуировки сил не хватает. Поэтому лично я также негативно отношусь к подобным вещам.

В свое время мы пытались выделиться иными вещами. Я жил на окраине Свердловска, и мы часто бывали в лесу, в летних лагерях. Старались выделяться не внешне. Например, кто-то мог проплыть быстрее всех 50 метров, а у другого мопед быстрее ездил — он сумел лучше его отрегулировать.

Пронь Сергей Валерьевич, трубач:

— Я человек старой эпохи. И конечно поддерживаю принятие такого законопроекта. В мои школьные года, а это 60-е, мы выделялись умом, энергией. Да, были, конечно, те, кто хотел выделиться — были популярны хиппи. Но я себя к хиппи не относил. Была некая «дворовая жизнь», над ней смеялись. Когда парень вешал на себя огромную цепочку — это было довольно странно. Я проявлял себя по-другому, например, на мотоцикле катался.

Есть такие строчки: «Наши руки привыкли к пластмассе. Наши руки боятся держать серебро». Это значит, что молодежь не знает, что такое настоящее. Появилось много заменителей и у современного подростка уже другие ценности. Когда западному обществу уже нечего делать, оно придумывает суррогаты, эти заменители настоящего. Люди ищут внешние ценности, потому что внутреннего ничего не осталось, про это забыли. В наше время внешнее все было достаточно. Люди выделялись блеском в глазах и умом. И это было правильно.

Сергей Айнутдинов, руководитель детской студии анимации «Аттракцион»:

С такими ограничениями я согласен, так как оригинальность должна быть в мыслительном процессе. Тату и пирсинг либо молодежная глупость, либо тяга к «племенному образу жизни». Более того, все это не очень полезно для здоровья. Посмотрите «Криминальное чтиво» — очень иронично и точно подмечен «уровень ума» у обладательницы пирсинга.

Государству надо работать с молодыми людьми. Необходимо что-нибудь предлагать: кружки, клубы, молодежные движения, секции. Тогда на глупости себя растрачивать не захочется. В мире столько интересного и практически все разрешено...

В наше время тату считалось уголовным атрибутом, отсутствием внутренней культуры. Про длинные волосы и клеши очень много писалось. Смысл молодежного протеста был понятен. Если отвлеченно, то я достаточно демократичен. Каждый сходит с ума индивидуально, но любой молодой человек или девушка должны знать и понимать как одеться, если идут в театр, клуб или торжественной вечер. Уметь пользоваться во время еды приборами: нож в правой руке, а вилка в левой. Уметь хорошо говорить...и так далее

«Встречают по одежде, а провожают по уму»..., но крайне редко неформалы соответствовали этой поговорке. А исключения всегда были и будут.


Просмотров: 2077

Автор: JustMedia

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Ирина Зубова, руководитель отдела наружной рекламы:

«Эх, январь, мороз жестокий с большой, но ледяной душой».

среда, 20 января

Сегодня

-13
-13
-11
-11
Днем
-20
-20
Вечером
Загрузка...