Сергей Лапшин: Мухи орлов не боятся

Интервью с председателем правления «Банка24.ру» в рамках проекта JustMedia «ГОД КАПИТАНА».

Об итогах уходящего года, планах и амбициях «Банка24.ру», пользе тяжелой атлетики и молодых друзей — в интервью JustMedia.Ru с председателем правления банка Сергеем Лапшиным.
—Как вы относитесь к новой политической команде в области? Как это может повлиять на свердловскую бизнес-элиту?
—С предыдущим коллективом у нас не сложилось. И мы привыкли работать автономно. К новому коллективу относимся нейтрально.
—Как эксперт можете сказать, отразятся ли политические события на областной экономике?
—Мне кажется, что ничего кардинально не изменится. По отношению к нам точно. У нас это мечта, чтобы не мешали. Не надо нам помогать.
—Сергей Геннадьевич, можно ли сказать, что кризис пережит?
—Да.
—С чем вы из него вышли, какой багаж опыта накопился?
—Кризис прошел. Мы получили некоторый пул не совсем качественных активов, с которыми сейчас работаем, чтобы превратить их обратно в деньги. Нормальный процесс, все банкиры сейчас этим занимаются. Какой я сделал вывод? Он получился такой противоречивый… Экономика циклична, кризисы и подъемы — регулярны. Прошедший кризис ознаменовался тем, что рыночные механизмы не работали, деньги были только у государства. С точки зрения банкира в экономике по большому счету ничего не поменялось. Также нет длинных денег, и пока не намечается никаких реальных телодвижений, чтобы эти длинные деньги появились. Осенью развенчался миф о том, что можно выдавать длинные кредиты и перерефинансироваться с помощью рыночных механизмов. Если нет длинных денег и не предвидится, значит, не будет никаких длинных кредитов.
—То есть, меняется курс вашего банка?
—Да, происходит смена курса. Главный принцип — нет длинных денег, нет длинных кредитов. Нет смысла наращивать активы за счет таких кредитов, потому как такое увеличение уменьшает прибыль. О хорошей биржевой капитализации в банковской сфере России на ближайшие 3-5 лет можно позабыть. Поэтому нет смысла работать на капитализацию. Сейчас будет работать принцип «трубы». Если в прошедшие годы мы работали на капитализацию, то сейчас на конкретный денежный поток.
—Когда я готовилась к интервью, я читала много новостей об успехах вашего банка в сфере IT. Я так понимаю, вы также делаете ставку на технологичность?
—Вы же читаете СМИ, президент рассказывает о том, что надо высокие технологии развивать. Мы же тоже должны в своей сфере что-то делать. К сожалению, мы не можем заняться нанотехнологиями (смеется). У нас же финансовый бизнес, поэтому мы вкладываем деньги в другие технологии. Нам это нужно для того, чтобы с той же материально-технической базой обслуживать большее количество клиентов, увеличивать доходы, а также, чтобы сокращать издержки. Наша цель — ключевой расчетно-кассовый банк региона и федеральный  интернет-банк.
—Определение «ключевой расчетно-кассовый банк» родилось в 2009 году?
—Да. Нет длинных денег, нет длинных кредитов. Все до востребования.
—Скоро ли вы реализуете эту стратегию?
—Мы работаем стремительно в этом направлении.
—Когда вы сможете сказать, что все — у нас есть результат?
—Это путь, а не цель. Совершенству нет предела.
—Это путь на 2010 год?
—Думаю, на ближайшие пять лет.
—Какими технологическими «фишками», новыми продуктами будет обрастать это направление деятельности?
—Долго это все рассказывать. Все уже изобретено, как и в вашем бизнесе… На одну эту тему можно очень долго дискутировать. Ничего кардинального в ближайшее время не появится. Просто у одних ручки растут оттуда, откуда они должны расти, а у других — из других мест. Поэтому у одних одно, у других — другое.
—Иногда простым людям, нашим читателям нужны простые образы, слова…
—Круглосуточно, мгновенно, качественно. Расчетно-кассовое обслуживание.
—Расскажите поподробнее про федеральный интернет-банк?
—Это идеальный вариант, конечно. Речь идет о колоссальном рынке. Если эту тему реализовать, то жизнь удалась.
—Вы реально делаете ставку на интернет банк в федеральном масштабе?
—Ну да. Интернет не знает территориальных границ. Если работать в классическом бизнесе, надо сеточку отделений раскидывать, каждое отделеньице будет стоить 10, 20, 30 миллионов рублей. Сначала надо эти деньги заработать, а потом окупить. Как правило, новая точка может быть убыточна до года. В классическом бизнесе мы конкурируем с колоссальными сетями. Поэтому надо идти поперек. Все, как и у вас в бизнесе. Есть какие-то печатные монстры со своими типографиями, с тяжелым советским наследием. А вам вдруг говорят, сделайте такое же СМИ. Вы же на это скажете: «Так нам же надо 500 млн. на машины, на недвижимость, а у нас их нет»... Вот вы и идете в сеть. Соответственно, полтора человека, компьютеры, web-сайт, аренда помещений и все, да? Дешево и сердито. И пытаетесь в этой жизни пробиться. Причем для серьезных советских журналистов вы никто и звать вас никак. И тем не менее, вы что-то ковыряетесь, пытаетесь писать. Так и у нас, есть глобальные большие банки, и играть на их поле — неграмотно. Но они многое не могут, что можем мы. То есть, мухи орлов не боятся.
—В начале года было много публикаций в деловых изданиях, где управленцы, собственники говорили, что им приходится много работать сами, спасать бизнес, самим разруливать тяжелые ситуации. Вы в этом году стали больше работать?
—Нет, все очень ровно.
—За счет чего вам это удалось, ведь есть множество примеров обратного?
—После того, как человек становится предпринимателем, у него происходят изменения в мышлении. Это переход на какой-то другой уровень. Вопрос же не в количестве, а в качестве. Одна-две хороших торговых идеи в месяц, и все замечательно. Конечно, есть коллектив, который осуществляет оперативную работу. Вот для него работы стало больше. А если речь идет о стратегическом управлении, о креативе, то здесь все достаточно ровно.
—То есть кризис вас вообще не выбил из ритма…
—Конечно, такое было. Меня выбило на полгода. В четвертом квартале 2008 года и в первом квартала 2009 года. Это реальный, серьезный психологический удар. Это отражается на здоровье.
—Какие у вас методы восстановления?
—Прежде всего необходима жесткая диета. Дальше — физкультура и отдых. Я три или четыре раза в жизни испытывал ощущения депрессии. Но из них есть очень проверенный выход — тяжелая атлетика. Много лет назад, в школьное время я прочитал, что когда идет очень идет длительное нервное напряжение, которое изнашивает нервную систему, в организме возникает отрицательная доминанта. Появляется участок головного мозга, где сосредоточены отрицательные эмоции. Если этот участок мозга находится рядом с другим участком мозга, который управляет, например, желудочно-кишечным трактом, тогда страдает желудок — начинается язва. Если рядом с местом, которое управляет сердечнососудистой системой — проблемы бьют туда. В общем, отрицательная доминанта разрушает какой-то участок организма. Единственный способ ее побороть немедикаментозными методами — это физические упражнения. Причем не всякие, а именно связанные с тяжелой атлетикой. Во время этих упражнений мозг дает сигнал мышце сократиться, и мышца отвечает — сократилась. Это называется — гладкий тимус. То есть, обратный сигнал долбит по мозгам, за счет очень сильного сигнала возникает положительная доминанта, плюс в организм поступают эндорфины, гормоны радости. И последствия депрессии достаточно быстро сходятся на нет. Плюсом, конечно, должно идти правильное питание. Это значит надо убрать все углеводы, все сладкое.
—Люди, наоборот, сладкое едят, чтобы получить гормоны радости…
—Сладкое нужно убрать очень жестко. Вместе с физкультурой это дает эффект. Ну и, конечно, еще важна самодисциплина, чтобы в Интернете до 3-х ночи не сидеть, хотя бы в 12.00 идти спать. Лучше не общаться с деструктивными, депрессняковыми людьми. Избегать проблем. По жизни я попадал в несколько серьезных ситуаций, это же заметно, что в таких случаях люди начинают избегать контактов с тобой. Но я к этому отношусь совершенно нормально. Когда ситуация нормализуется, люди опять все появляются. Другое дело, что такие ситуации позволяют отделить искренних и неискренних людей. Просто интересно, если у тебя жесткие проблемы, то человек исчез, потом проблем нет, он опять вернулся распахивает объятия… Но ты-то понимаешь, что это все игра, не более того.
—Все-таки какая-то сортировка окружения произошла? Друзья, партнеры…
—Сложный вопрос, круг близких мне людей не меняется ни от кризиса, ни с течением жизни. Друзья вообще — это редкость, это никогда не меняется. Среди моих хороших приятелей и знакомых  особой миграции тоже нет. Я недавно призадумался на такую тему… Через одну точку можно провести бесконечное количество прямых, а через две точки — только одну. Так вот, было интервью примерно за год до смерти Сергея Михалкова, ему было 95 лет. Я всегда на него смотрел с восхищением — вот живой человек, единственный, наверно, в стране, кто со Сталиным общался. И в интервью Михалков посетовал, что все друзья уже умерли, не с кем пообщаться. А недавно на днях Тихонов скончался, ему был 81 год. При жизни его в интервью тоже звучало, что все друзья померли. Скучно. На основе двух примеров этих великих людей я сделал вывод, что круг друзей надо расширять за счет людей, которые существенно моложе тебя. У меня есть такая честолюбивая идея — пожить (смеется) подольше. Поэтому, раз в десять лет нужно находить нового товарища на 10-20-30 лет моложе тебя.
—Команда у вас в банке не поменялась?
—Я не люблю слово команда…
—А что лучше, коллектив?
—Да, дружный коллектив…
—При этом компании тратят достаточно большие деньги на командообразование.
—Есть коллектив профессионалов, связанный одной целью — работать и обеспечивать свои семьи. Это же очевидная корреляция — больше бизнес, больше возможностей заработать. Чем больше и серьезнее бизнес, тем интереснее работать в профессиональном плане. Самореализация, признание, материальное обеспечение — все это очень важно. Я считаю, что у нас в банке достаточно комфортная атмосфера для работы. Мы ее не делаем идеально комфортной, потому что тогда народ заснет. Есть управляемые конфликты, где-то появляется напряжение, есть «добрые» и «злые» следователи. Когда надо ситуацию напрягают, когда надо ослабляют. Но это все управленческие технологии, в жесткий кризис мы не проводили никаких серьезных сокращений. Мы держимся за свой «костяк» коллектива.
—Вы хотите сказать, общее количество людей у вас в банке не сократилось?
—Естественная убыль, конечно, была. В среде рядового персонала есть какая-то постоянная текучесть кадров, люди приходят, уходят. Объемы рынка сокращались, часть народа ушла, мы не замещали вакансии. Только сейчас мы начинаем эти вакансии замещать, потому что объем операций растет.
—Численность у вас осталась свыше 700?
—Самая нижняя точка была 650. Сейчас мы приближаемся сейчас к порогу в 700 посадочных мест.
—Какие отношения у топ-менеджмента «Банка24.ру» сложились с руководителями группы «Лайф»?
—На редкость комфортные, слаженные отношения. Это здравомыслящие, порядочные люди. Я не заметил для себя никаких принципиальных изменений в работе. Если смотреть юридические документы, да, я продал акции, но лично для меня ничего не поменялось. Ну, кроме записи в реестре акционеров. Еще стал чаще ездить в Москву. Но это ничего, даже интересно. Наш банк — это самостоятельный дивизион, в группе «Лайф» политика управления децентрализована. Есть показатели, которых нужно достигать, но они разумные, мы бы и сами себе их установили.
—По поводу уходящего года, какие события в экономике региона, страны были для вас самыми значимыми, ключевыми?
—В 2009 году осенью этого года начались робкие попытки отхода от колониальной финансовой политики. Мы понемногу перестаем быть колонией доллара. Сейчас, вы видите, что снижаются процентные ставки. Осенью появились первые проблески суверенной политики государства. А еще какие были события? Произошла смена губернатора
—У вас в банке что можно назвать событиями?
—Я ничего такого, чтобы уууххх… не помню.
—Какие у вас ожидания на 2010 год?
—У меня есть ожидания по ряду сделок, но я их озвучивать не буду. В целом, если год будет ровненький, без кардинальных событий, то это лучше, чем с кардинальными событиями. Пусть инфляция потихонечку снижается, пусть процентные ставки снижаются, мы будем работать в новой системе координат.
—По поводу снижения ставок. В каких пределах это будет происходить?
—Идет снижение инфляции. Сейчас меня волнует вопрос: это какая-то краткосрочная флуктуация или это долгосрочная тенденция? Если краткосрочная, то банки будут болтаться в районе 10% годовых по ставкам. Если тенденция долгосрочная, то ближе к лету учетная ставка может стать и 7, и 6, и 5 процентов. Реальные процентные ставки по кредитам упадут ниже 10%. Это уже будет не двухзначная цифра процентных ставок. Ну а в этом случае надо иметь огромные активы, чтобы зарабатывать на кредитах-депозитах. То есть, чтобы брать депозиты, размещать их в кредиты, нужны очень большие активы. Это совершенно другое отношение к рискам, когда мы, допустим, взяли вклад под 10 процентов и разместили под 12. Маржа — 2 процента годовых. При нынешних уровнях просрочки — это гарантированный минус. Если этим заниматься, то риск-менеджмент должен ужесточиться настолько, чтобы просрочка была меньше маржи. Иначе просто нет смысла работать в этом направлении.
—Для простых людей это же хорошо…
—Снижение процентных ставок приводит к тому, что людям проще платить. Вот вы бы взяли ипотеку за 5% годовых? Просчитали бы сразу, что это вам на 20 лет и можно тут же квартиру купить. Но таких как вы миллионы, а значит, цены на недвижимость уйдут на 20-30 процентов вверх… Если будет 5% годовых, то мы вас вдоль и поперек будем смотреть, заглянем туда, куда вы даже не хотите, чтобы мы заглядывали. Вы же сами видите о каких сейчас говорят просрочках… Кто-то говорит — 10% просроченных кредитов в портфеле банка, кто-то говорит — 15%. При таком уровне просрочки, невозможно заниматься бизнесом, если ставка кредитования 6 или 7%. Вы понимаете? Тогда получается, что мы должны кредитовать и очень жестко смотреть за платежеспособностью. Доступность кредитов будет намного ниже. Или, если вы в группе риска, то мы вас будем продолжать кредитовать под 30% годовых, чтобы хоть как-то защитить себя от убытков. Появится дифференциация заемщиков. Дешевые кредиты будут доступны не всем. Мы будем смотреть по платежеспособности. Будем давать только тем, у кого безупречная платежная дисциплина, понятное место работы. Как на Западе будем смотреть страховки, платежи за мобильники, коммуналку и т.д. Сейчас у нас по банку уже сформировано 60% отказов сформированных за счет негативной информации о заемщике из кредитных бюро. Население страны не понимает, что удавка кредитных бюро все сжимается и сжимается. Эта система работает с каждым днем все более эффективно. Кто-то думает, что он из города в город переехал, его потеряли, забыли… их ждет колоссальное разочарование. Уже сейчас достаточно большая часть населения бегает между банками с треугольными глазами – везде отказывают в кредите, почему?
—Соответственно, проценты по вкладам тоже будут снижаться?
—Как я только что объяснил… Маржа маленькая, риски настолько велики, что нам сложно размещать большие объемы кредитов. Если мы не будем выдавать длинные дешевые кредиты, то соответственно нам не нужны такие пассивы. Мы будем строить свою политику так — пассивы до востребования и активы до востребования. Как мы это сделаем — это сейчас ноу-хау, о котором я трепаться не буду.
—Каковы перспективы для населения по вкладам?
—Перспективы населения — просто очень плачевные. Процентные ставки резко упадут. Деньги населения в ближайшее время станут менее востребованы. Ставки будут такими же, как в Европе — один-два процента годовых. Нас ждет то же самое, как в советские времена. Сбербанк — 3% годовых. Если Владимир Владимирович Путин говорит, что кредитовать нужно под 6%, тогда у меня вопрос, угадайте с трех раз, почем мы должны привлекать вклады?
Мы должны выходить на другой уровень — если мы кредитуем под 6%, то привлекать мы должны под ноль. Логично? Поэтому населению надо грустить. Период «халявы» заканчивается. Хотя есть еще местные обычаи и особенности, но и они уже сходят на нет. Екатеринбург был наполнен амбициозными кредитными учреждениями, которые конкурировали между собой. Вообще, москвичи говорят — странный город Екатеринбург. Один-единственный в стране, где жутко высокие процентные ставки по вкладам и процентные ставки по кредитам ниже пола. Это возникло за счет того, что здесь были сильные местные кредитные учреждения. В какой-то части они остаются, но соревнования уже нет.
—Почему нет?
—Из-за чего были высокие процентные ставки по вкладам и низкие по кредитам? Бились между собой УБРиР, «СКБ-банк», «Северная Казна», «Губернский банк» и «Банк24.ру». У «Банка24.ру» сейчас есть источник денежных средств, которые дешевле и длиннее, чем деньги населения.
—Какие прогнозы у национальной валюты?
—У рубля хорошие прогнозы, хорошая валюта, хорошие деньги. Вот новая штука. 50 рублей (показывает монетку из чистого золота). Стоить такая монетка будет порядка 10 тысяч рублей. Три девятки чистое золото. Сейчас будем потихонечку покупать такие монетки.
—И под финал вопрос про Новый Год: что вы будете желать своим коллегам, друзьям и сейчас можете пожелать нашим читателям?
—Чтобы не было никаких приключений, чтобы год прошел ровно. 2010 год будет состоять из подъемов и спадов - и вверх, и вниз. А хотелось бы, чтобы ни в ту, ни в другую сторону ничего особенно не менялось.

Просмотров: 1431

Автор: Беседовала Анна ДОНСКАЯ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Архангельская, Gaudí bar:

«Для того, чтобы настроение было всегда отличным, одевайтесь по погоде».

четверг, 21 января

Сегодня

-15
-15
-13
-13
Днем
-17
-17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 09:48

В центре Екатеринбурга иномарка влетела в остановку, где были люди

По предварительным данным, пострадал один человек.

Сегодня в 09:44

Алексей Орлов подал документы на конкурс по выбору главы Екатеринбурга

Завтра последний день приема документов.

Сегодня в 09:36

На Среднем Урале температура в выходные упадет до -41 градуса

Самой холодной станет ночь на 23 января.

Сегодня в 09:31

Прожившие в браке 70 лет муж и жена умерли с разницей в пару минут

Пара скончалась от коронавирусной инфекции.

Сегодня в 09:22

Число зараженных коронавирусом в мире приблизилось к 97 миллионам

Более двух миллионов скончались.