Наши во Вьетнаме! ФОТОотчет о приключениях

«В тропиках — люди добрые».

JustMedia начинает публикацию путевых заметок из Вьетнама, где по воле судьбы оказалась наш директор Ульяна Елфимова.

Лирическое вступление

Медовый месяц — это отличный повод для еще одного приключения. Хотя мы купили билеты Москва—Ханой в новогодние каникулы, а за ними и 3-4 путеводителя, мысль о путешествии не обременяла нас до самого его начала. Собрав в ночь перед свадьбой рюкзак вместительностью 50 литров и гитару, мы сочли себя полностью готовыми к путешествию в новую страну — Вьетнам. Мы знаем, что завтра будем жить в самолете, а потом — где придется. В тропиках — люди добрые.
Так началась наша история. И когда после двух писем на родину (во Вьетнаме все хорошо с Wi Fi) нам предложили писать путевые заметки, прилагать к ним фото и даже пообещали, что их опубликуют на сайте, мы решили, что это здорово. Ведь нам предстоят разные приключения, ситуации, когда нужны советы или чья-то поддержка. Кроме того, этот рассказ может стать еще одной каплей, которая будет точить камень «традиционных-экскурсионных-правильных-туристических туров». Свобода в любом путешествии — это главное! Свобода передвижения, свобода в выборе места жизни, свобода в ощущении себя просто человеком, когда не имеют значения деньги, социальный статус, образование и прочее (вы можете сами подобрать еще эпитеты).
Итак, здравствуйте!

Ханой. День, прожитый на интуиции

4 апреля мы проснулись в отеле за 30 долларов. Почему за 30, а не, например, за 20 или за 15? Потому что это был первый отель из пяти, где были свободные места. И это был наш первый день в Ханое. И мы решили просто не заморачиваться и не капризничать. Заселились 3 апреля после девятичасового перелета, спали весь день, вечером чуть-чуть погуляли вокруг Озера Возвращенного меча (местной центральной достопримечательности) и легли спать дальше.
Утро 4 апреля было пасмурным, влажным (изморось без явных признаков дождя), +23-25, и мы решили, что это лучшая погода на сегодняшний день. Представляете, если была бы 35-градусная жара или же шел ливень?
Вьетнам — это страна людей со здоровым образом жизни. Здесь на улицах делают зарядку, занимаются аэробикой. И еще до отлета я пообещала Мише, что мы присоединимся к числу физкультурников. Утро: стакан воды, 100 приседаний, 30 отжиманий, 50 раз пресс и так кое-что по мелочи. Потом — холодный душ, и мы готовы к приключениям. Перед выходом обнаружилось, что мы взяли много лишних вещей и сумку, поэтому решили их оставить в отеле до нашего следующего возвращения в Ханой. Отельные жители с радостью откликнулись на просьбу. Это еще больше подняло настроение.
Вечером мы решили, что этот день мы проведем в столице Вьетнама, а потом двинем на юг к морю. Памятуя об отличных железнодорожных поездках на Шри-Ланке в прошлом году, мы спланировали покупку билета на поезд (в чем жестоко разочаровались — об этом позже). Найдя вокзал и даже подсказав дорогу двум белым девочкам, мы купили билеты Ханой—Хюе (потратили больше миллиона местных «тугриков», что очень много). За автобус со спальными местами мы заплатили бы не больше 10 долларов за человека. Но ведь поезд — это так романтично. А еще Миша сказал, что это — возможность нормально поспать (но видимо, только после дождичка в четверг). Оставив наши бэги в камере хранения, мы пошли осваивать город.
Путеводитель остался в рюкзаке, Миша сказал, что вычитал там, что центр города — где-то после железнодорожных путей. Так мы и пошли. Кто не был в Ханое — скажу вам, что это, наверное, схоже с первым или даже вторым кругом ада по Данте. Истерично бибикающие мотобайкеры, узкие, заставленные чем попало тротуары, нависающие над дорогой домишки с крошечными фасадами, мини-пищеблоки, организованные прямо на улице вокруг какой-нибудь тетушки. Приходится маневрировать и беспрерывно смотреть по сторонам. Мы с Мишей разделили обязанности — я отвечаю за географическую ориентацию по городу, а Миша — за переход улицы, поскольку даже на светофоре можно столкнуться с чем-нибудь движущимся и орущим. Миша учредил, что улицу я перехожу, только взяв его за руку. Это правило действует до сих пор (даже когда мы покинули Ханой).
Итак, пройдя железнодорожные пути, мы оставили за спиной еще пару кварталов и решили позавтракать. Естественно, мне захотелось экзотики. Поэтому, выбрав на улице самую доброжелательную тетушку, мы присели за крошечный (по нашим параметрам, детский) пластиковый синий столик, рядом с которым стояли стульчики (у нас на такие садят трехлетних лялек). Тетушка тут же принесла нам две тарелки местного фирменного «супа Фо» и тарелку с курицей. Суп «Фо» во Вьетнаме готовят и едят на каждом углу. Наш узбекский лагман отдыхает. Состав супа простой — мясной бульон, тонкая рисовая лапша, говядина или курица, зелень и специи. Можно налить в тарелку что- то типа уксуса с чесноком и перцем — так едят местные гурманы. Тарелки с супом, в отличие от столиков и стульев, совсем не детские. После того, как мы наполовину расправились с едой, подбежала, кудахтая на своем тарабарском, тетушка и начала принудительно засыпать к нам в суп курицу. Я успела отдернуть тарелку, Миша же обреченно сидел и смотрел, как его порция увеличивается в два раза. Вообще, Миша вел себя очень деликатно, объясняя мне, что тут какое-то свое отношение к еде, ее употребляют прямо на улице, чуть ли не сидя на асфальте, поэтому традиции надо чтить. Я же решила чтить свой желудок. Пока Миша давился курицей, я увидела отличное зрелище… Оказывается, в метре от нас ходили живые представители супа «Фо» — настоящее куриное семейство. Оно состояло из двух петухов и трех миниатюрных курочек. Они бродили мимо припаркованных байков, кукарекали, чистили перышки… Подумала, что вот уже через пару часов кто-то из них будет кипятится в кастрюле с супом «Фо», и  мне надолго расхотелось есть курятину.
Закончив есть, мы отдали около 120 тысяч донгов и пошли дальше. Впереди виднелся «Литературный квартал» — одна из главных достопримечательностей Ханоя. Здесь жили и учились студенты, бродили по милым скверам, терли головы каменных лысых черепах, чтобы лучше сдать экзамены (это делают студенты и по сей день — мы тому свидетели). В центровом доме храма — много каменных изваяний с Конфуцием, которого здесь почитают как святого (жгут ему масла, свечи и прочие «палки-вонялки»). Мы, естественно, не стали брать никаких экскурсий и пошли бродить по литературному кварталу, куда глаза глядят. Особенно нас привлекали внутренние, потаенные дворики, куда не водят туристов. Вообще, Литквартал — это кусочек счастья по сравнению с безумным миром Ханоя. Здесь почти не слышно бибикания и гама центральных улиц.
Выйдя на улицу, мы перешли дорогу и увидели живописный прудик. Нас потянуло туда и не зря. Там мы совершенно бесплатно получили куда больше удовольствия, наблюдая рядовую жизнь ханойцев. Был рабочий день, несмотря на это, возле прудика было людно. Пять-шесть человек усердно рыбачили, запуская длинные удочки в мутную воду. Рядом с ними пристроилось 4-5 компаний, где мужчины и женщины резались в карты, скорее всего на деньги. Карты у местных жителей — узкие, с иероглифами (как мы заметили позже, в них играют почти все и везде — на улицах, в кафе, во всех общественных местах). Рядом с картежниками происходила какая-то возня, слышалось истошное кукареканье. Подойдя ближе, мы увидели двух мужчин, в руках у каждого по здоровому петуху какой-то диковинной породы — на длинных ногах, с длинной шеей и красным здоровым клювом (может, это и не петух был вовсе). Хозяева мыли им клювы, любовно гладили по головкам, протирали салфеткой грудь, вокруг собиралась толпа зевак. Как мы догадались, с минуту на минуту начнется петушиный бой. Сделав несколько кадров, мы отправились дальше, восхитившись детской непосредственностью местных жителей.
Поплутав с полчаса (опять же мы шли интуитивно, не спрашивая дорогу), мы вышли к центральной площади с мавзолеем Хо Ши Мина. Рядом обнаружилась пагода на одном столбе, являющаяся символом Ханоя (пагоду полностью восстановили после многочисленных войн). Территория центральной площади была перекрыта для проезда, здесь было красиво и умиротворенно (правда, возле пагоды толпились туристы). Очень много клумб с цветами, деревьев — все просто и торжественно.
Побродив по площади и ее окрестностям около часа, мы пошли искать Старый город с его знаменитыми 36-ю улицами. Для тех, кто не знает — речь идет о торговых специализированных улицах, где продается все — от лампочек до гробов. На каждой улице торгуют чем-то своим, ассортимент велик и удивителен. Но большую часть мы не видели, так как толком не понимали куда идти. Зато, интуиция привела нас к небольшой площади с памятником нашего родного дедушки Ильича, здесь его по вьетнамской традиции называют Ле Нин. Видимо, есть дядюшка Хо и по соседству каменный дядюшка Ле.
Рынок мы так и не нашли, зато наткнулись на развалы с фруктами (может, это и есть фруктовая улица, предположил Миша). Здесь мы прикупили четыре желтых, мягких, спелых манго (манго — это настоящий король фруктов). И вот прозвенел будильник — пора как-то выбираться в сторону вокзала. Чтобы не тратить время, мы решили повторить эксперимент с едой в уличной забегаловке для местных. На этот раз съели суп «Фо» один на двоих, решили, что всё — объелись им на ближайшие пару недель, заплатили 30 тысяч тугриков и полетели на поезд. Вокзал обнаружился очень быстро. Забрали вещи и подошли к платформе. Оказывается наш поезд до Хюе уже стоит, мы отправились занимать места в надежде на отдых после пешего дня.
И тут началось самое страшное. Все мифы о железнодорожном транспорте Вьетнама были развеяны один за другим. Мы ожидали, что поедем в первом классе, где четыре полки в купе, но нет — в шестом вагоне, указанном на билете, было шесть полок. По идее, мы заплатили деньги за самые нижние, комфортные места. Но каково было мое удивление, когда в нашем купе обнаружился вьетнамец, разлегшийся на нижней полке, как будто бы так и надо. Когда Миша поинтересовался у него, в чем дело, товарищ сделал вид, что ничего не понимает и не слышит. После третьей попытки поговорить он схватился за живот и начал демонстрировать, что тяжело болен и поэтому не может спать на второй полке. Тезис, связанный с тяжелой болезнью, вьетнамец доказывал нам всю дорогу. Он ужасно кашлял, периодически задыхаясь, стонал и мазал себя какой-то дрянью, по запаху напоминавшей издали «звездочку». Иногда мне казалось, что он вот-вот помрет. После двух часов езды в купе пришла еще одна пассажирка — молодая, приличная на вид девушка. Она попыталась посягнуть на «второе» Мишино место, позвала проводника и начала его сгонять со второй полки. Проводник решил, что скандал ему не нужен, и отправил вредную барышню спать на самый верх — на третий этаж. Через полчаса она задала всем жару — начала храпеть, как сапожник. В общем, веселая у нас собралась компания. У меня заболела голова, Миша выудил из рюкзака таблетку. Четыре-пять часов мы не могли уснуть, в конце концов, усталость взяла свое, я плотно закрыла голову подушкой и уснула.

Хюе. Задворки Имераторского дворца Или как мы попали в кино

Мы проснулись в поезде в семь утра. Это было неожиданно. По нашим подсчетам, пребывание в Хюе намечалось на 11.00. Нас бесцеремонно растолкали проводники за три минуты до остановки поезда. Миша схватил одной рукой рюкзак и гитару, другой меня, сонную и ничего не понимающую. Мы приготовились к выходу и уже через считанные секунды выгрузились из ненавистного поезда. Про поезда во Вьетнаме решено было забыть, как про страшный сон. Дальше — только автобусы.
Следующий квест — найти отель, при этом минимизируя моральный вред, наносимый многочисленными таксистами, велорикшами и прочими приставалами. Мы решили гордо пройтись пешком по центральной улице нового для нас города и самостоятельно найти себе пристанище. На вокзале подсказали, что идти нужно прямо. В путеводителе говорилось то же самое, здесь же обещали номера в отелях класса «три звезды» с горячей водой и прочими радостями всего за 10-15 долларов. В ожидании этого счастья мы весело шли под палящим солнцем по одной из главных улиц вдоль правого берега Ароматной реки (так ее называют местные жители и путешественники, которые были здесь до нас). Поиски отеля моментально увенчались успехом, мы завернули на живую улицу с бойкой торговлей и кафешками европейского типа. Первый же попавшийся отельчик предложил номер за 12 долларов с большой кроватью и за 10 с двумя маленькими. Мы, конечно же, предпочли первый вариант. И сразу же заселились. После поезда и номера в гостинице Ханоя наши новые апартаменты казались райскими. Настолько, что мы смыли с себя всю грязь и воспоминания о поезде и легли поспать до обеда.
Проснулись в полдень. Светило солнце. Спустились вниз и перекусили в кафе в метре от нашего отеля. Здесь, кроме нас, сидело несколько компаний — все туристы и европейцы. Удивила их внешность — крупные, полные женщины-девушки, покрашенные в блондинок, неказистые мужичонки, большинство поедает жаренную курицу, гамбургеры и пиццы, тогда как в меню столько вариантов местных супов, салатов и вторых блюд. Естественно, мы предпочли вьетнамскую кухню, но без супа «Фо». Нам принесли по небольшому блюду с тушенными в соусе овощами и креветками. Здесь было настоящее овощное ассорти — фасоль, перец, морковка, картошка, капуста, бобы, побеги сои и многое другое. После выпитых свежевыжатых соков — лимонного, мангового и ананасового — мы оказались полностью довольными жизнью.
Мы вышли на улицу… Нас ждал Императорский дворец. Вообще, Хюе когда-то была столицей Вьетнама, здесь жили местные короли и их свита. Поэтому пункт номер один для всех приезжих — это дворец. У нас было полдня времени, как раз достаточно для того познавательного путешествия. По дороге мы прикупили мне — темные очки, Мише — две пары голубых носков (Миша стал похож на мальчика-школьника — голубая рубашка с коротким рукавом, шортики, на ногах носочки, а поверх сандалии). После покупки темных очков солнце сразу же исчезло и стало пасмурно. Так что очки ездили всю дорогу в сумке (но, наверное, пригодятся в другой день).
Дворцу мы посветили 3 или 4 часа своей жизни. Естественно облазили все запретные, тайные дворики, обошли все водоемы, обнаружили даже стройку (площадку, где до сих пор идут восстановительные работы — в 1947 году дворец был разрушен).
Практически все туристы исчезли с территории дворца. Мы посидели и немного помедитировали, представляя, как жили здесь люди, каким был император, что он делал каждый день, было ли у него свободное время, походил ли он на Конфуция — был ученым и умиротворенным мужем… Все окрестности дворца и сам дворец располагали к размеренному, спокойному образу жизни, наверное, поселившись здесь, легко можно отдать себя науке или искусству. Наверное, магистры игры в бисер (по книге Гессе) и прочих высших научных дисциплин были бы здесь счастливы.
Начало темнеть, мы двинулись к выходу. И тут неожиданно застали десятки вьетнамцев, которые появились откуда ни возьмись. Большинство было уже наряжено в цветные — желтые, голубые, зеленые — шелковые халаты, кто-то прямо сейчас у нас на глазах приводил себя в надлежащий вид. Мы уселись на поребрик и начали наблюдать за костюмированным шоу, которое даже и не думало начинаться. Народу было очень много, рядом стояли вешалки с одеждой. Молодые люди и девушки, придавали себе исторический, традиционный облик, превращаясь в императорских слуг и вельмож-мандаринов. Рядом паслись украшенные праздничными попонами кони и даже настоящий слон, которого нарядили в желтую накидку.
—Ну вот, опять мы попали в какую-то историю, — обрадовался Миша.
У нас уже традиция такая — во всех путешествиях оказываться в нужном месте в нужное время. Мы забрались на крепостную стену и увидели еще больше ряженого народа. Сверху вещал мужчина с микрофоном, расставляя колонны слуг и стражников по местам. И только тут, обратив внимание на немногочисленных видеооператоров с камерами, машины с аппаратурой, мы догадались — сейчас будут происходить съемки фильма. У нас на глазах выстраивалась жизнь императора, с каждой минутой позиции актеров менялись и картинка становилась все более четкой. К сожалению, момент истины длился недолго. Скоро нас вежливо попросили покинуть крепостную стену, видимо, двое белых путешественников не очень вписывались в сюжет. Мы выбрались наружу, посмотрели по сторонам и, поняв, что и режиссерам, и ассистентам, и актерам, и массовке здесь предстоит провести не один час, решили двинуться к выходу. В глазах пестрило от разноцветных одежд, бликов фонарей и прочих атрибутов торжественной обстановки. К дворцу, как мухи к огню, летели многочисленные машины и мотобайки.
Мы вышли на улицу, там было спокойно и относительно тихо. Покушать решили возле дома, но нас снова заманил очередной уличный повар, махая руками и указывая на сочную зелень. На английском, как водится, он не говорил. Мы попросили у него одну порцию чего-нибудь, подняв вверх указательный палец, и он принес уже утомивший нас суп «Фо». Так как Миша заглядывался на зелень, он притащил нам миску с травой. Трава представляла собой побеги сои с какими-то листьями, на вкус напоминающими мяту. В супе плавала традиционная лапша и куски говядины. Так как после завтрака я решила перейти на морскую пищу, то есть на рыбу и креветки, говядина оставила меня равнодушной. Я похлебала бульон и лапшичку, оставив большую часть еды другу Мише, который сообщил о своем желании есть во Вьетнаме все, что дают. Для чистоты эксперимента. Сегодня Мише дали суп «Фо» с маленькими красными перчиками. После того, как он минут пять орудовал палочками, поедая говядину с лапшой, ему попалась перчинка. В следующую минуту Миша неожиданно остановил свою трапезу. Дальше события происходили одно за другим… Из глаз у него брызнули потоки слез, он открывал рот, пытаясь набрать воздух, потом морщился, высовывал язык, я кинулась за бутылкой колы, он выпил почти всю и попросил жестами еще (говорить Миша не мог), после второй бутылки нашему мальчику полегчало. Миша сообщил, что теперь он — настоящий перец, правда, второй раз эксперимент повторять не будет. Так что суп остался недоеденным, и мы пошли дальше. Миша шел, пошатываясь, говоря, что у него кружится голова и звенит в ушах. По дороге мы наткнулись на тетушку, продававшую очищенные ананасы на палочке. Я предложила заесть перчик. И мы купили две штучки. Только на этот раз на эксперименты потянуло меня. Тетушка предлагала помазать фрукты какими-то специями из трех банок. Миша свою ананасинку забрал, а я махнула рукой. Естественно, есть это было невозможно. По ощущениям, мне намазали фрукт традиционным во Вьетнаме рыбным соусом (его готовят из дохлой вяленой рыбы, кто не знает). Довольный, поедающий ананас Миша сообщил мне, что сегодня у нас счет: 1:1.
Тем временем, пред нами предстал большой двухэтажный магазин. Появилась даже надежда, что в нем есть супермаркет (до этого таковых во Вьетнаме мы не встречали). У магазина было щемящее сердце название — «СССР Markt». Естественно, мы туда зашли. Порадовал ассортимент фруктов. Закупившись манго, цитрусовыми, маленьким арбузиком, а также крошечной бутылкой местного красного вина (такие дают в самолетах), мы с котомкой отправились на выход из социалистического рая.
Шли домой мы уже в кромешной темноте. Выбрали путь на свой берег через мост, который построен в Хюе по чертежам самого великого Эйфеля (того, кто построил башню в Париже). Ночью мост, как новогодняя елка, светился различными цветами радуги. Подсветка очень красиво меняла окраску, каждую минуту в глаза бил то синий, то красный, то зеленый свет. Миновав мост и чуть-чуть послонявшись по нашей улочке, мы отправились к себе в номер.

Продолжение следует.

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Просмотров: 1209

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Любовь Файзулина, ГИБДД Екатеринбурга:

«Любая погода хороша, если есть с кем делиться хорошим настроением»

суббота, 11 июля

Сегодня

+28
+28
+35
+35
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 16:53

Обязательное ношение масок вводится уже в третьем регионе Испании

Эта мера станет обязательной для всех жителей и туристов старше 6 лет.

Вчера в 16:40

Евгений Куйвашев поручил усилить работу по обеспечению безопасности детей вблизи водоемов

С 11 июля в каждом муниципальном образовании будет работать оперативный штаб.

Вчера в 16:33

В Свердловской области начал работу центр мониторинга за пациентами с COVID-19

Минздрав РФ создал временные методические рекомендации.

Вчера в 16:27

Традиционные Царские дни в этом году пройдут в онлайн-формате с 12 по 20 июля

12 июля прозвучит колокольный звон фестиваля «Благовествуй, земле уральская!».