Уральцы: акции протеста становятся театральными, но не хватает сдерживающего элемента. VIP-опрос

Известные уральцы – о приговоре участницам Pussy Riot.

 

В конце прошлой неделе Хамовнический суд Москвы вынес приговор девушкам из группы Pussy Riot. За исполнение песни «Богородица, Путина прогони» в Храме Христа-Спасителя участниц группы посадили на два года. Судебный процесс повлек за собой массу протестных акций по всему миру. В то же время и сам панк-молебен по сути был публичным протестом. 
Мы решили узнать у известных уральцев, кто же стоит за такими акциями - зарождающееся гражданское общество или умелые политтехнологи? Приходилось ли им участвовать в необычных публичных акциях и если бы сейчас у них была возможность и площадка в центре города, чтобы провести какую-нибудь акцию, в чем была бы ее идея? 
Нам ответили…
 
Сергей Никонов, глава свердловского исполкома «Единой России»:
- Девочки, наверное, очень креативные, хотели проявить себя, стать популярнее. Но нужно быть аккуратным и осторожным, когда дело касается веры людей. Это перебор со всех точек зрения. В первую очередь, моральной. Возможно, вынесенный приговор участницам группы чрезмерен для данного поступка, но так решил суд, руководствуясь законом. 
Моя жизнь связана с проведением публичных мероприятий: митингов, концертов, акций памяти. Самая дорогая мне акция прошла в начале «нулевых». Я, будучи руководителем «Молодежного единства» собрал несколько тысяч человек на акцию «Свеча памяти». Мы были первые, даже в Москве таких мероприятий не проводили. Сегодня я готов выступить в любой момент против всего, что связано с угрозой моей стране, семье, моим детям. Готов выступить в любом формате.
 
Андрей Бельянский, управляющий партнер адвокатского бюро «Бельянский и партнеры»: 
— Акция Pussy Riot — перебор. И я не понимаю, почему такое количество общественных деятелей выступили в их защиту. Они совершили противоправный поступок и за него надо отвечать. Правда у многих людей возникает вопрос избирательности наказания, например, почему человеку, сбившему насмерть двух людей, дали три года колонии-поселения с отсрочкой на 14 лет, а девочкам, станцевавшим в храме, — два года. Поэтому я думаю, что девочки тут даже не причем, люди выступают против избирательности правосудия. Я очень консервативный человек, и сам ни в каких взрывных и вызывающих акциях не участвовал и  участвовать, а тем более организовывать не буду. Предпочитаю свое недовольство решать правовыми способами. Если что-то не нравится — пойду и напишу заявление в полицию, в прокуратуру.
 
Евгений Артюх, депутат Законодательного собрания Свердловской области:
—Я сам люблю такие акции. Мы вместе с движением «Старик Б.У.Кашкин» разрисовываем стены заброшенных домов. Мы делали картонные памятники в центре города. А однажды я приехал в Заксобрание на коне. Но были и ситуации, когда мне приходилось отказываться от проведения акций, которые могли оскорбить чувства других людей. Например, когда переименовывали милицию в полицию, мы хотели сотворить памятник этому событию. Соединить две картины: русского художника, на которой изображен милиционер, и американского – с полицейским. При соединении этих двух картин получалось, будто милиционер и полицейский целуются. Смысл был в том, чтобы показать комичность этого переименования. Но мой хороший знакомый, полковник милиции сказал мне: «Евгений Петрович, мой отец всю жизнь служил в милиции, и я всю жизнь служу в милиции. А ты хочешь всем показать, что мы голубые»? И вот когда милиция возбудилась, я понял, что могу оскорбить их чувства, не как представителей власти, а как части общества. Если взять ту же арт-группу «Война», то многие их акции оскорбляют общество. Не случайно некоторые участники войны были осуждены. Pussy Riot тоже эту грань перешли. Сдерживающим элементом должно быть самопонимание того, что можно, а что нельзя. Я бы тоже мог прийти в Заксобрание голым, чтобы протолкнуть какой-то свой законопроект, но понимаю, что это будет перебором. 
Что касается природы этих акций, тут все просто. Мы живем в эпоху постмодернизма. Меняется форма протеста, она становится театрализованной. С помощью творчества сейчас можно пройти в политику.
 
Елена Чернышева, председатель комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга:
— Считаю это умелыми политтехнологиями. В необычных акциях не участвовала. Если бы дали площадку, то провела бы что-нибудь для детей, потому что развлечений для них в нашем городе не так много. 
 
Игорь Упоров, президент Урало-Сибирской коллегии адвокатов:
— Из рядовой комедийной выходки неадекватных девиц  и стандартного состава административного деяния состоялось огромное медийное и политическое шоу. Зажглись новые звезды. Они как Герострат сжёгший храм Артемиды, для того чтобы обессмертить своё имя, совершили свой молебен и вошли в нашу историю. Полагаю, что проиграли все: российское государство потерпело сокрушительный репутационный удар по своему демократическому имиджу, суд вынес бестолковый и политизированный  приговор, РПЦ потеряла уважение миллионов верующих всего мира. И несмотря на всю абсурдность, выиграли участницы Pussy Riot, которые из никого превратились своим одним поступком в политиков, мучеников и бизнесменов. Если бы мне предоставили площадку, то я бы провел митинг, на тему плохой подготовки юристов. На днях мне позвонил ректор одного из юридических вузов и поделился радостной новостью, что они выпустили новых юристов. А чему тут радоваться? Выпустили новую армию безработных и плохо подготовленных юристов. Их много, но в суд с ними не пойдешь.
 
Светлана Глуховская, директор Свердловского областного центра медицинской профилактики:
—Знаете, никакого внутреннего протеста у меня этот приговор не вызвал. Я привыкла уважать судебные решения. Девушки должны понимать, что живут в обществе, должны уважать законы. Люди распустились и позволяют вести себя самым недопустимым образом. Вся наша жизнь основана на определенных правилах, которые нужно выполнять. Была ли акция Pussy Riot перебором? Я бы сформулировала иначе – она была просто недопустимой. Свой протест можно было высказать другим, цивилизованным образом. Заявить о своей гражданской позиции можно по-другому. Я, например, каждый день выражаю свою гражданскую позицию тем, что честно отношусь ко всем своим обязанностям – материнским, супружеским или профессиональным. А выразить свой протест можно, просто написав письмо в соответствующие инстанции.  
 
Антон Жиганов, директор театра «Галерка»:
—Я считаю, что из всего этого сделали просто политическое шоу. Сейчас каждый считает своим долгом пропиариться на этой теме. Я не защищаю девушек, но считаю, что срок им дали неправильно, вполне можно было ограничиться штрафом. Выйти на митинг, защищая свои убеждения – нормальный метод, но у девушек он получился немного не там, где нужно.  В общем, выбранный ими метод выражения протеста был перебором, но и все, что последовало за этим – тоже явный перебор. 
 
Стелла Быковская, директор компании «УралЭКО»:
—Что стоит за этими гражданскими акциями? Я думаю, ни то ни другое – ни зарождающееся гражданское общество и ни умелые политтехнологии. В этой ситуации гражданское общество просто умирает. Вся эта история свидетельствует о том, что ценности в нашем обществе умерли. Не верю в то, что у этих девушек есть серьезная политическая позиция, свои взгляды. Они просто хотели славы, и они ее получили. То, что делается сейчас по всему миру – выступления последователей этой группы – это тоже попытки прикоснуться к этой скандальной славе. 
 
Александр Мецгер, директор по инвестициям ЗАО «Управляющая компания»:
—Я только что вернулся из Европы, там совершенно другие информповоды. Думаю, что здесь мы придаем таким событиям излишнее значение. Внимание людей сосредоточилось на узкой теме. Девушки, на мой взгляд, совершили глупый поступок. И реакция властей была чрезмерной. Историю слишком раздули. А теперь этот информповод удачно используется. Сам бы я не пошел на выступления ни по какому поводу. Думаю, проблемы надо решать другими способами.
 
Николай Ротов, музыкант, шоумен:
—Я не буду оригинален в своем мнении, наверное. Конечно, акция многих задела за живое. Мне кажется, выступление девушек – акция ведь более политическая, нежели относящаяся к православной теме. Я не одобряю поступок Pussy Riot, но и приговор тоже считаю слишком жестким. Если бы девчонок посадили на 15 суток, отправили ненадолго на исправительные работы, то это было бы достаточное наказание, и шумихи бы такой не был. А сейчас единственный результат акции – это то, что Pussy Riot стала одной из самых популярных групп в мире, хотя ее музыку никто не слышал. Сам бы я на акцию не пошел. Я привык решать вопросы по-другому, без акций.
 
Тимофей Радя, уличный художник:
 - Все, что я по сути делаю – это и есть публичные акции. Насчет группы  - мне не слишком нравится акция девушек в храме Христа-Спасителя. Но и суд неправ. Мне интересна реакция людей в этой ситуации. Я никогда не видел, чтобы народ массово так концентрировался на какой-то теме. Мне кажется, все излишне сосредоточились на этой ситуации. Тогда как столько важных информповодов, явлений проходит мимо. Что касается меня, то я за все хорошее и против всего плохого.

 

Просмотров: 2546

Автор: Евгений Катыхин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Ирина Зубова, руководитель отдела наружной рекламы:

«Эх, январь, мороз жестокий с большой, но ледяной душой».

вторник, 19 января

Сегодня

-13
-13
-11
-11
Днем
-20
-20
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 10:06

УрФУ обновит экран в актовом зале за 7 миллионов рублей

Его размеры – 7,5 на 4 метра.

Сегодня в 10:03

Правая рука Высокинского уволилась из мэрии Екатеринбурга

Место Андрусь временно заняла Турунцева.

Сегодня в 09:32

Коронавирус подтвержден более чем у 95,5 миллионов человек

Скончались более 2 миллионов человек.

Сегодня в 09:16

Алексея Навального арестовали на 30 суток

Отбывать их он будет в СИЗО Матросская тишина.