Уральские ювелиры устроили техническую революцию и довели Лукашенко до слез. СПЕЦПРОЕКТ

JustMedia выяснил, чем живет ювелирная мастерская в кризис.

Уральские ювелиры устроили техническую революцию и довели Лукашенко до слез. СПЕЦПРОЕКТ
Уральские ювелиры устроили техническую революцию и довели Лукашенко до слез. СПЕЦПРОЕКТ

Профессор архитектурной академии, мастер ювелирного дела и предприниматель Асфан Хисматуллин, тот самый, что построил под Березовским дом в виде колец, пригласил JustMedia.ru в подвалы родного вуза, где он наладил ювелирное производство в компании коллег и студентов. Сперва наш собеседник создал литейное оборудование, которое растиражировал по всей стране, затем стал «выпекать» сувениры в родном университете. Его продукция дошла, в том числе, и до батьки Лукашенко. Теперь же профессор пришел к печальному выводу — российская ювелирка издыхает. О путешествии по подземным мастерским и бедах современного ювелирного дела читайте в очередном спецпроекте JustMedia.ru.

 

 

От золотых зубов до литейного станка

Любовь к золоту у братьев Рената и Асфана Хисматуллиных впитана с молоком матери. Их родители родом с Иса, что под Нижней Турой, знаменитого своими платиновыми месторождениями.

 

«Все мои родственники занимались золотом. Прадед с отцовской стороны был ямщиком. Накопил шапку золотых монет и как истинный мусульманин заплатил калым (выкуп, вносимый женихом родителям невесты — прим. ред.). С этого калыма моя прабабушка стала купчихой. А бабушка со стороны мамы водила меня по Ису. Мы были рождены на этой земле, там, где золото и платина. Вот нас к этому золоту и присосало»,— говорит Асфан Хисматуллин.

 

 

Он вспоминает, как его отец привил матери любовь к украшениям. Семья сидела за столом, ела грецкие орехи, отходы выбрасывали в помойное ведро, стоявшее поблизости.

 

«Папа достал ювелирные изделия — серьги и кольцо с большими красными рубинами — и говорит: «Смотри, что я тебе купил». Мама померяла, сняла, положила на стол и сказала, что ей не нравится. Отец посмотрел на нее: «Ну, так что, возьмешь?» Та покачала головой. Тогда отец одним движением руки смахнул шелуху вместе с украшениями в ведро. И начал заниматься другими делами. Мама трясущимися руками достала изделия из помойного ведра, отмыла и всю жизнь носила», — рассказывает профессор.

 

 

Техническая революция в ювелирке началась в Екатеринбурге

Когда нынешний ювелир был еще 10-летним мальчишкой, он помогал отцу, вернувшемуся с фронта и овладевшему профессией зубного техника, делать золотые зубы. Повзрослев, Асфан поступил в УПИ, стал инженером и изобрел электрическую печку для плавления золота, чтобы избавить отца от вредной и неприятно пахнущей газом горелки. Правда, опоздал — отец завершил карьеру.

 

Постепенно Асфан Хисматуллин наладил продажу печей. Так в ювелирной отрасли начался прогресс. А позже он вместе со своим партнером Сергеем Шекеро совершил техническую революцию, оснастив всю страну — от Калининграда до Владивостока — литейным оборудованием. Всего было продано 300 комплектов.

 

 

«Я был резвый инженер с амбициями, он — молодой, опытный технолог. Жизнь нас свела. К тому времени Свердловск стал открытым городом, ювелирка из жестко контролируемой отрасли превратилась в коммерческую. Единственное, что сдерживало, — ручной способ изготовления изделий. Руками человек мог создать одно кольцо, а с литейкой — 20 штук. Появился ассортимент, и магазины стали наполняться. Началась продажа инструментов, ювелирных камней, потребовались художники. В УПИ я не мог уговорить декана заняться ювелиркой как высокой технологией, пришлось уйти. Тогда же узнал, что в УрГАХА могу организовать на кафедре литье, которого до этого не было, и дело пошло. Я понимал, что зарплата у преподавателей низкая и нам нужно выходить на какой-то рынок»,— рассказал Асфан Хисматуллин.

 

 

У педагогов появилась возможность оттачивать свое профессиональное мастерство, зарабатывать деньги, коллектив стал узнаваем в городе. Люди знали, что, если нужен необычный сувенир, его можно заказать здесь.

 

«Мы — один из самых удачных коммерческих проектов в Уральской архитектурной академии в силу своей автономности. Здесь вы найдете уникальный сплав высокого художественного профессионализма преподавателей, энергии молодых студентов и технологической оснащенности»,— говорит Асфан Хисматуллин.

 

 

Уральские мастера растрогали Лукашенко

В мастерских вуза из недрагоценных сплавов меди и цинка создают уникальные статуэтки. В рабочем кабинете Асфана Хисматуллина висит список профессиональных праздников, к которым он и его команда выпускают символические сувениры.

 

«К Новому году создали обезьянок, к 8 Марта женщинам, которые сравнивают себя с ангелами, можно сделать ангелочков с восьмеркой. Тут же идут гороскопы. На дни рождения предлагаем рюмки, их берут охотно. Чтобы жить, в день надо продавать продукцию примерно на 30 тысяч рублей,— рассказывает профессор.— У меня есть куча состоятельных друзей, и я, как коммивояжер, прихожу и спрашиваю, что им надо. Или делаю «капкан»: зная заранее, что человек куда-то идет, я говорю, что у меня для него есть готовый подарок. Придумываем все время что-то новое. Например, брат разработал подстаканники, охотничьи рюмки».

 

 

Здесь же, в подвалах вуза, Асфан Хисматуллин демонстрирует нам процесс выпуска продукции. Валентина Мальцева, которая уже 12 лет трудится в мастерской, до этого 20 лет проработала на ювелирном заводе. Она готовит так называемые «патроны» — одноразовые модели скульптурок, которые впоследствии станут металлическими сувенирами. В литейной плавят металл, совсем скоро литейщик из Армении Артак Мкртчян зальет его в форму и достанет причудливую елочку. Вот так и рождаются гербы, головы вождей и даже колокольчики «с намеком» для сети магазинов «Казанова 69».

 

 

 

«Помните монумент Владимиру Мулявину из «Песняров» у киноконцертного театра «Космос»? Так вот, поехал как-то наш губернатор в Беларусь, попросил, и мы ему сделали статуэтку музыканта. Первая часть переговоров шла вяло, а когда руководитель Свердловской области подарил президенту статуэтку, сказав, что в Екатеринбурге есть такой же памятник, у Лукашенко выкатилась слеза, и обсуждение пошло»,— рассказывает ювелир.

 

 

 

Ювелирка стала не по карману госслужащим

Естественно, в кризис любому бизнесу приходится выживать. Однако Асфана Хисматуллина трудные времена не пугают.

 

«Представьте, что идете по улице, знаете, что бегаете не очень хорошо. Вдруг вылетает кусачая собака, и тут вы даете такой результат, что сами не ожидаете. Удрала — уцелела. Мы — люди ленивые, а чем жестче условия, тем мозги начинают шустрее работать»,— говорит профессор.

 

 

Золотая ювелирка, безусловно, «съеживается». По словам Асфана Хисматуллина, во времена «жирной» экономики, люди стремились инвестировать средства, покупали дорогие вещи, хорошо брали бриллианты. Однако сегодня спрос смещается в сторону более демократичных вещей. Например, люди стали брать серебряные вещи, подстаканники.

 

Хотя в случае с подстаканниками также возникают проблемы — клиенты хотят, чтобы стакан был выполнен из дорогого стекла, а не из IKEA. Bohemia также не интересна никому, но с нормальным стеклом сейчас проблемы. В ближайшее время в Екатеринбург не запланированы поставки качественного немецкого сырья.

 

 

Отрасли не хватает рекламы, уверен ювелир. Сегодня на телевидении молодая девушка в коктейльном платье ведет программу, а украшений на ней — ноль. Образ смотрится незавершенным. По мнению Асфана Хисматуллина, телеканалы могли бы арендовать ювелирные изделия, так же как одежду для ведущих.

 

Урезание бюджетов и зарплат государственных служащих тоже ударили по ювелирному бизнесу. Люди стали меньше тратиться на подарки. Однако при всем при этом, по мнению нашего собеседника, российское ювелирное дело сталкивается с куда более серьезными проблемами, решать которые, к сожалению, никто не спешит.

 

 

По словам профессора, за рубежом ювелирка другая, там главное — камень. Налажена цивилизованная система продажи и оборота. У нас же камни — половина контрабанда, половина — самопал. Плюс у нас большие накладные расходы на изготовление ювелирных изделий, на обслуживание лицензии, чтобы получить ее, нужно иметь охраняемое помещение.

 

«Все дополнительные расходы ложатся на цену изделия. Этого нигде нет в мире. Ты думаешь, в сейфе лежит твое золото? Нет, государственное, и его могут конфисковать за ошибку в учете,— добавляет Асфан Хисматуллин.— Ювелирка дохнет весьма объективно — слишком большие накладные расходы, низкая покупательная способность населения и отсутствие перспектив вкладывания. Ювелирные изделия в нашей стране плохо работают. В другой экономике изделие можно заложить в банк, а у нас — нельзя. Для наших банков нет залоговых ценностей. Это что за экономика такая? Во всем мире есть (старые башмаки и то можно заложить), а у нас — нет, мы на коротком поводке. Золото купить нельзя без НДС, это же грабеж».

 

Просмотров: 5327

Автор: Татьяна Рябова

Фотограф: Анна Майорова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Андрей Игушев, Екатерининский оркестр:

«Наконец-то на Урал пришло яркое, красочное, жгучее, сочное лето»

среда, 08 июля

Сегодня

+20
+20
+28
+28
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...