ОперА от Бога: мыслить как преступник

Будни начальника «убойного отдела» Владимира Мерзлякова.

Уважаемые читатели, JustMedia совместно с пресс-службой ГУВД по Свердловской области начинает новый проект. Он посвящен 90-летию уголовного розыска, которое будет отмечаться 5 октября нынешнего года. В преддверие юбилейной даты мы предлагаем вашему вниманию серию публикаций под рубрикой «ОперА от Бога», героями которых стали сотрудники управления уголовного розыска ГУВД по Свердловской области — сыщики, на счету которых раскрытие самых громких преступлений последних лет.

* * *

Владимир Мерзляков руководит отделением по раскрытию убийств управления уголовного розыска КМ ГУВД по Свердловской области с 2002 года. А начинал во вневедомственной охране Октябрьского района. Причем в милицию попал, можно сказать, совершенно случайно. Просто однажды летом 1993 года в комнату студента УГТУ-УПИ Мерзлякова постучал помощник участкового. И будущий химик-технолог с изумлением узнал, что разыскивается как злостный неплательщик алиментов. Ну, бывают такие вот улыбки судьбы: фамилия, имя, отчество и даже год рождения — все совпадало. Вот только ни жены, ни детей у 24-летнего студента, подающего большие надежды спортсмена, тогда не было. Но, как человек законопослушный, в милицию он пошел. Там над недоразумением посмеялись и… предложили Владимиру работу. Чувствовал ли он тогда, принимая предложение, что это — на всю жизнь? Так или иначе, эта улыбка судьбы для него оказалась счастливой. А свердловский уголовный розыск приобрел в его лице еще одного высококлассного специалиста.
—Я учился на дневном отделении, поэтому пошел во вневедомственную охрану. Сутки через трое работал и все время учился, учился, учился. Благополучно окончил институт в 1995 году, надо было получать лейтенанта, и в том же Октябрьском ГОМе тогдашний заместитель начальника Валерий Узбеков предложил мне должность оперуполномоченного уголовного розыска.
Владимир стал опером-зональником. Его «вотчиной» надолго оказался поселок Компрессорный. Окраину города миновали гремевшие тогда бандитские «разборки», однако и тихой назвать ее было нельзя: бытовые убийства, разбои, грабежи, кражи — словом, полный «букет». Одно из самых громких дел с участием Владимира Мерзлякова, — пленение преступной группы, которая зарабатывала миллиарды на продаже ворованной техники и оборудования. Злоумышленники специализировались на кражах оргтехники из офисов. А однажды умыкнули с завода алмазные диски для распилки мрамора стоимостью 100 миллионов рублей «старыми» деньгами. Преступных эпизодов набралось почти два десятка.
—Работа была интересная. И коллектив подобрался хороший: один за всех, все за одного. Друг друга никогда не бросали. Я многому тогда научился у Валерия Фархатовича Узбекова, сейчас он на пенсии, и Игоря Васильевича Шутова — теперешнего начальника управления уголовного розыска. Может, именно из-за него я и перешел в ГУВД. Интеллигент во всем, он всегда требует того же от своих подчиненных… И вообще, то, что я не ушел из милиции в первый же год — это во многом благодаря им обоим. И Кадиму Ганеевичу Фахрутдинову — первому моему, можно сказать, напарнику. Тогда он был участковым на Птицефабрике, его там все знали и уважали, а теперь — замначальника Октябрьского ГОМа. Или Григорий Рамазанов — нынешний начальник ГОМа. С ними вместе я работал плечом к плечу, порой с риском для жизни, и до двенадцати ночи, и до шести утра, и по двое суток…
Очень скоро новоиспеченному оперативнику пришлось столкнуться и с убийствами. Недалеко от Кольцово нашли сожженные останки человека. Личность погибшего удалось установить по единственному уцелевшему в огне кусочку тела — большому пальцу правой ноги, «спрятавшемуся» в ботинке. Оказалось, погибший жил в Большом Истоке. Но каким образом тело оказалось там, где его нашли? Следов машины не было, зато Владимир углядел отпечатки, явно оставленные ручной тележкой. Так, по колее, оперативники прошли весь путь предполагаемого убийцы. И вышли прямо к его дому.
Подозреваемый оказался бывшим офицером-пограничником, мало того, что отлично тренированным (в силу службы), так еще и физически превосходившим навестивших его оперативников. Поэтому для начала его просто пригласили в милицию для беседы. Разговор продолжался почти трое суток. Подозреваемый сидел с оперативниками в кабинете, беседуя по душам, а во дворе его дома искали улики. И нашли — кровь. А когда подоспели другие доказательства — в том числе следы обуви, оставленные возле трупа, подозреваемый признался. Поводом для убийства стал конфликт из-за женщины. Устранив «конкурента», бывший пограничник постарался скрыть все следы своего преступления — тщательно «зачистил» двор, погрузил труп на тележку, ночью отвез его километров за десять от дома, облил предусмотрительно захваченным бензином и устроил сопернику погребальный костер.
Или другой случай, поразивший даже видавших виды сыщиков своей бессмысленной жестокостью. Два отморозка повздорили с прохожим и сбросили его с моста на рельсы, под колеса проходившего поезда. Потерпевший просто не сумел справиться сразу с двумя негодяями. Его останки милиционерам пришлось собирать на расстоянии 50 метров — несчастного буквально разрезало поездом на куски. Вычислили преступников достаточно быстро — в результате оперативных мероприятий. Один из них служил в местной пожарной части. А вот второй оказался уже прожженным, имел нелады с законом и был судим. И, прячась от милиции, проявил недюжинную смекалку.
—Мы его задерживали на Уралмаше. В квартиру пришли вчетвером — была информация, что он вооружен обрезом и гранатой, терять ему было нечего. Еще одного сотрудника поставили под окнами — чтобы преступник не сбежал. Точно знали, что он в квартире, а зашли внутрь — нет никого. Квартира однокомнатная, обыскали все. А на кухне в углу стоят полки из холодильника. Открываем холодильник — точно, сидит там. Обрез у него действительно был, но применить его он не успел.
Таких вот случаев — когда рисковал жизнью, задерживая особо опасного преступника, в карьере Владимира Мерзлякова — не сосчитать. Бывало, что убийца держал его на прицеле. Как в 1999 году в частном доме на улице Трактовой. В этом заброшенном, стоявшем практически в лесу доме скрывался злоумышленник, совершивший разбойное нападение. Первый визит, который нанес туда Владимир, успехом для сыщика не увенчался — злодея он не нашел. И даже не подозревал уходя, что все это время находился на мушке у затаившегося преступника. Узнал об этом лишь спустя две недели, когда преступник оказался таки в руках оперативников. А вместе с ним — его обрез. «Пожалел я тебя, оперёнок»,— бросил задержанный сквозь зубы. Как выяснилось позже, за ним тянулся длинный кровавый след. Милиция Казахстана разыскивала его за убийство, и в Екатеринбурге, где преступник скрывался, он тоже успел отметиться — убийствами в Кольцово и Компрессорном. Одним человеком больше, одним меньше — для него это было несущественным. Не иначе, Владимиру Мерзлякову снова улыбнулась судьба…
Потом была Чечня, город Грозный, Ленинский РОВД. И та же работа — борьба с убийцами, разбойниками, грабителями. А еще зачистки, спецмероприятия. И постоянное напряжение, и ожидание выстрела в спину. И гибель товарищей… Награда за эту служебную, а по сути — военную, командировку — медаль «За отличие в охране общественного порядка».
2001 год Владимир Мерзляков встретил уже на новом месте работы — в управлении уголовного розыска ГУВД Свердловской области. И сразу же — громкое дело об убийцах, скрывавшихся под вывеской агентства недвижимости «Флавэр». Владимир Мерзляков возглавил оперативную группу, которая расследовала деятельность «черных риэлторов». Работа по делу длилась почти год. Владелица агентства до последнего была «в отказе» — не верила, что сыщикам удастся доказать, что ее бизнес на самом деле был замешен на крови. А убийства, действительно, были поставлены на поток. К одинокому владельцу приглянувшейся квартиры подселяли своих девушек. Начинались гулянки, выпивка каждый вечер. А потом хозяин квартиры, хватив лишка, умирал от алкогольной интоксикации. Все просто и, как казалось преступникам, безопасно. По крайней мере, до определенного времени никто не заподозрил злого умысла. Но были на их счету и явные убийства: людей вывозили в багажнике за пределы города и убивали. Тело одного потерпевшего обнаружилось в Челябинске. Ему злоумышленники сделал смертельный укол героином.
Сыщикам удалось доказать 11 эпизодов убийств, связанных с квартирами. Владелица агентства получила самый большой срок, который предусмотрен для женщин-преступниц в России, — 25 лет. Один из ее подельников-мужчин — непосредственный исполнитель убийств — сел пожизненно, другой — на 18 лет.
«Кровавые риэлторы» еще ждали свой приговор, а Владимир Мерзляков уже ехал по распоряжению начальства в Сухой Лог. Небольшой уральский городок всколыхнуло жестокое убийство местной девушки. Однажды она вышла из дома и не вернулась. А потом нашли ее расчлененное тело. Вычислить преступников сразу же не удалось, несмотря на то что ГУВД направило в город сто лучших сотрудников уголовного розыска. Оперативники трудились в городе сутки, а для Владимира Мерзлякова командировка затянулась на два месяца. Дело грозило превратиться в очередной «глухарь», но Мерзляков не из тех, кто опускает руки. И поэтому, оказавшись почти в тупике, вернулся к началу — к тем, кого местный уголовный розыск допрашивал еще в первые сутки после убийства. Фортуна любит упорных: первый же вызванный по просьбе Владимира оказался именно тем, кого так долго искал оперативник. Через час он начал писать явку с повинной. Вскоре задержали еще четверых — двух девушек и двух молодых людей. История оказалась банальной и оттого еще более страшной. Все пятеро были знакомы с погибшей девушкой. Случайно встретив ее на улице, пригласили в гости. Выпивали. Предложили интим — она отказалась. И тогда упрямицу убили. Тело расчленили здесь же, в квартире, погрузили на санки и разбросали подальше от дома. Но если парни не выдержали и сознались, то девчонки даже в суде отказывались признавать свою вину. Хоть и проходили как соучастницы — ведь именно они отмывали комнату от крови, а потом смолчали об убийстве. Все это было неопровержимо доказано сыщиком Мерзляковым, который после этого дела стал уже старшим оперуполномоченным уголовного розыска.
В его практике было еще много громких дел. Но, пожалуй, одно из самых удачных — раскрытие убийства чиновника администрации города Заречного Валерия Штирца и его жены в марте 2002 года. В свое время это преступление наделало много шума, и то, что раскрыть его удалось буквально по горячим следам, — заслуга именно Владимира Мерзлякова.
Тела Валерия Штирца и его супруги были обнаружены в их собственной квартире. Вместе с хозяевами погибла и собака породы чау-чау. Ее, как и людей, явно забили молотком. Именно этот факт сразу же насторожил Мерзлякова — казалось весьма нелогичным, чтобы преступник гонялся за собакой по огромной шестикомнатной квартире, к тому же своим лаем она могла привлечь внимание соседей. Была еще пара таких же подозрительных моментов. Во-первых, наряд убитой женщины: очень уж по-домашнему она была одета, в таком виде не принимают чужих людей. Во-вторых, входная дверь была закрыта на ключ снаружи. А между тем, квартира Штирцев находилась на втором этаже, и в дверях стояли достаточно сложные замки. Значит, преступник, будь он чужим человеком, сильно рисковал, возясь у двери. Любой, кто зашел бы в это время в подъезд, заподозрил бы неладное.
И хотя в первую очередь следствие начало разрабатывать версию о заказном убийстве — в ее пользу говорила и должность Штирца, и его бизнес, и материальный достаток семьи, — Владимир Мерзляков решил придерживаться своей точки зрения: убийца не был посторонним человеком. Подозрение практически сразу же пало на старшего сына Штирцев — Владимира, студента III курса Уральской юридической академии. Некоторые небезынтересные детали из прошлого молодого человека укрепили сыщика Мерзлякова в этой версии. Так, у юноши был дефект, «заячья губа» — последствия укуса собаки. Когда он был еще ребенком, его родители держали точно такую же чау-чау, она-то и порвала мальчику губу. Потом собака пропала, и, как оказалось, не без помощи обиженного ребенка. А родители не придумали ничего лучше, кроме как взять еще одну собаку той же породы. Скорее всего, на этой почве у него развился комплекс. Начались проблемы с наркотиками. Из-за дефекта внешности он не мог нормально общаться с девушками. Подлило масла в огонь и отношение родителей к младшему сыну. Любимец семьи, курсант Нахимовского училища — родители собирались покупать ему квартиру в Санкт-Петербурге, а старший ютился в институтской общаге в Екатеринбурге. Последней же каплей стал запрет матери на брак старшего сына с девушкой, которая ему очень нравилась. Во время очередной ссоры по этому поводу молодой человек схватил молоток… Бросив убитую мать на кухне, дождался отца, напал на него сзади и несколько раз ударил молотком по голове. Убить собаку тоже было довольно просто — она и не думала убегать от человека, которого считала хозяином.
Снова на месте преступления юноша появился одновременно с милицией — вневедомственная охрана приехала проверить, почему квартиру долго не ставят на сигнализацию. Прибыл он не один, а с девушкой — той самой, из-за которой убил своих родных.
— Мы с ним долго разговаривали, но в первый вечер так ничего и не добились, отпустили. А на следующий день я попросил прокурора задержать парня по 91-й статье. И когда он снова пришел, выложил перед ним протокол. Он, как будущий юрист, понимал, что это такое. Я сказал, что доказательств против него достаточно — по сути, блефовал, конечно,— что закрыть его могут надолго, и просто предложил ему по-человечески проститься с родителями, которых он больше никогда не увидит. Думаю, это его и подкосило.
Как выяснилось, после убийства юноша переоделся, побросал окровавленную одежду и молоток в пакет, спокойно закрыл квартиру, взял такси и уехал в Екатеринбург. Пакет выбросил по дороге. Из Екатеринбурга, тоже на такси, добрался до Миасса, где жила девушка, и уговорил ее ехать знакомиться с родителями — мол, они дали добро на их брак…
Эта удача принесла Владимиру очередное повышение по службе — должность начальника отделения по раскрытию убийств управления уголовного розыска ГУВД по Свердловской области. И еще более трудные, запутанные дела. Одно из них до сих пор у него в разработке и уже не умещается на столе — за пять лет протоколов, опросов, справок и экспертиз набралось на сто томов. Дело о серийной убийце пока еще не считается раскрытым, поэтому поведать о нем во всех подробностях не представляется возможным. А объем работы, проделанной Мерзляковым, просто не поддается описанию. Владимиру пришлось объехать пол-России и побывать за ее пределами, когда выяснилось, что схожие убийства регистрировались и в других регионах.
Кстати, одна из таких вот служебных командировок свела Владимира с будущей супругой. Расследуя двойное убийство и изнасилование в Талице (как потом выяснилось, здесь отметился печально знаменитый новоуральский маньяк Петров), Мерзляков получил вызов из соседнего Тугулыма. Здесь неизвестные убили и ограбили пожилую супружескую пару. Уже через неделю работы сыщик взял пять явок с повинной. Ему снова повезло: как когда-то в одном из первых раскрытых им убийств следы в буквальном смысле слова привели его к дому преступника. Только на сей раз это были отпечатки шин мотоцикла, угнанного со двора убитых пенсионеров. Такая неслыханная результативность и практически виртуозность работы приезжего оперативника сильно заинтересовала следователя Тугулымской прокуратуры Елену Меньщикову… Теперь у Владимира и Елены уже двое детей — дочь Света и сын Саша. Лена, правда, больше в прокуратуре не работает. Ну, а Владимир, хотя до пенсии теперь уже не так далеко, расставаться с любимой службой не хочет. Потому что своей работой он действительно одержим. И одержимость эта, надо заметить, совершенно бескорыстная — так надолго в милиции, а тем более в уголовном розыске, остаются только те, кто понимает, что не все меряется деньгами. Владимир Мерзляков, например, несмотря на солидное звание (подполковник милиции) и должность, так и не обзавелся собственным жильем и вместе с семьей ютится на 12 «квадратах» в том самом общежитии, где жил еще «зеленым» оперативником. Нынешняя зарплата ну никак не предусматривает покупку своей квартиры, а очередь в родном ГУВД движется слишком медленно…
Но для настоящих сыщиков главное — что преступление раскрыто и преступник не избегнет наказания. Они никогда не горят местью, не требуют для преступника пожизненного заключения или смертной казни — а ведь многие из тех, кого «брал» Владимир Мерзляков, заслуживали именно такой кары. Но мера наказания — прерогатива суда. А сыщик, отдав, казалось бы, все силы раскрытию одного преступления, снова берется за дело. Каждый раз это тяжелый труд, потому что всегда связан с людским горем. Но, возможно, именно искреннее желание помочь оказавшимся в беде способствует успеху в первую очередь. А еще интуиция, смекалка и известная доля везения — как без этого?
— Я ведь практик. И даже сейчас, когда получается больше работать в кабинете, стараюсь лично выезжать на место преступления. И на месте представить всю картину, посмотреть глазами преступника, смоделировать ситуацию с точки зрения убийцы. Надо обращать внимание на мельчайшие детали. Угадаешь его мысли — поймешь мотив, поймешь мотив — поймаешь преступника.

Просмотров: 2810

Автор: Наталья ЩЕРБАКОВА, фото Валерия ГОРЕЛЫХ

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Любовь Файзулина, ГИБДД Екатеринбурга:

«Любая погода хороша, если есть с кем делиться хорошим настроением»

воскресенье, 12 июля

Сегодня

+28
+28
+35
+35
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...

Последние события

10 июля 2020 в 16:53

Обязательное ношение масок вводится уже в третьем регионе Испании

Эта мера станет обязательной для всех жителей и туристов старше 6 лет.

10 июля 2020 в 16:40

Евгений Куйвашев поручил усилить работу по обеспечению безопасности детей вблизи водоемов

С 11 июля в каждом муниципальном образовании будет работать оперативный штаб.

10 июля 2020 в 16:33

В Свердловской области начал работу центр мониторинга за пациентами с COVID-19

Минздрав РФ создал временные методические рекомендации.

10 июля 2020 в 16:27

Традиционные Царские дни в этом году пройдут в онлайн-формате с 12 по 20 июля

12 июля прозвучит колокольный звон фестиваля «Благовествуй, земле уральская!».